Новое время No 35 1998 г.

Валерия Новодворская

Пир побежденных

Булат Окуджава и не предполагал, наверное, что отнюдь не только "за победами нашими встают пьедесталы, которые выше побед." Оказывается, можно соорудить себе пьедестал, очень даже неплохой и комфортный, из неизбывного поражения. Просто побед давно не случалось, вот и пришлось.

Казалось бы, ну что можно предпринять такого празднично-юбилейного по случаю тридцатилетия ввода советских войск в Чехословакию? Ну, тихо ругаться. Краснеть. Бледнеть. Пойти напиться с горя. Взять и купить тур в Чехию и положить цветы к памятнику Яну Палаху. Встать на колени на Вацлавской площади.

Однако российские демократы посягнули на большее. Игорь Харичев, бывший помощник президента по связям с общественными организациями (1993 г.), который один только на этой должности и имел дело с демократами, Сергей Александрович Филатов, окончательно ставший диссидентом после того, как его за гнилой либерализм вычистили из "Народных домов", и несколько либеральных партий, от ДВР до ДемРоссии, в складчину решили устроить 21 августа фотовыставку, утренник на Пушкинской площади и тайную вечерю в 18 ч. в кинотеатре "Россия". А заодно написать хороший документ и всем в нем дружно покаяться постфактум. Правда, для многих современников этой трагедии, тогда молчавших, как табуретки, раскаиваться через 30 лет как-то поздновато было. Но если вспомнить, что в самой Чехии есть еще субъекты, которые считают ввод войск положительным явлением и готовы благодарить покойных КПСС и Советскую Армию, то пусть уж каются все желающие. Хоть теперь. Авось впредь не согрешат.

Ясное дело, демократы хотели как лучше. Но получилось все, как всегда. Видно, мы обречены на эту констатацию.

С утренником сложностей не возникло. На фоне красного кумача, колючей проволоки и памятной даты прекрасно смотрелся писатель Черниченко, наш Гракх, заступник фермеров, гроза колхозов, Чаянов 80-90-х годов, который посеял столько разумного, доброго и вечного, что его за это пытались вычистить из рядов Совета Федерации, куда он был избран, когда сенаторов еще выбирали.

Народ, конечно, каяться не пошел. Даже на халяву, с разрешения президента. Впрочем, он у нас и 7 ноября, и 5 января, в день объявления Красного террора не кается, а почти поголовно выпивает и закусывает, благо для этих двух процедур ему спустили свыше Примирение и Согласие.

С документом вышли неполадки. Во-первых, в этой литании первоначально забыли упомянуть про Чечню, отчего весь возвышенный текст покаяния приобрел нестерпимо фарисейский вид. Получалось, что после Афганистана, списанного на политбюро, Россия, милая, нежная и демократическая, ничем ни перед кем не провинилась, а только кротко скорбит о грехах предшествующих коммунистов. В оргкомитете началась малая локальная война, потому что некоторые от души считали, что каяться надо, когда минет срок давности, в грехах отцов и дедов, а в наших собственных преступлениях покаются дети и внуки. Насилу отбились прогрессивные силы во главе с С.Филатовым и И.Харичевым. Чечня попала куда следует. Но на этом ее мучения не кончились. Увенчанное 90 подписями VIP-персон письмо в "Известиях" утеряло самую суть текста и, конечно, именно Чечню! то есть политическая девственность Российской федерации была официально восстановлена в СМИ.

Подписей друг друга подписанты не видели, и не случайно, я думаю. Это раньше у нас было принято подписывать правозащитные письма, не глядя на соседей, ведь они и в соседней камере могли запросто оказаться! А теперь не мо всяким захочешь поселиться на одой странице.

И вот все эти острые углы и подводные рифы повылезали в кинотеатре "Россия", на тайной вечере, в присутствии камер, СМИ и высоких иностранных гостей, наших бывших жертв: председателя парламента Чехии, сына А.Дубчека, поверенного в делах Венгрии, польского сенатора. Можно сказать, что эта тайная вечеря кончилась почти так же, как и та: участники действа обозвали друг друга предателями, и только 30 сребреников и римских легионеров не хватило до того, чтобы они друг друга распяли.

Вечер вела дочь поэта А.Галича, читавшая прекрасные стихи своего отца (у Галича много строк о 68-м годе). Это хорошо. Но непонятно, зачем выступления перемежались номерами художественной самодеятельности: квартетами, вальсами, фугами, etc.

Все это выглядело почти как праздничный концерт на День милиции. Хорошо, что еще фуршета не было!

Зрительный зал невольно настроился на праздничный лад и стал благодушно принимать благодарности и поздравления от венгерско-польско-чехословацких гостей которые по европейской своей воспитанности, уже почти за натовской оградой, могли себе позволить поблагодарить россиян за то, что они на 70-м году Советской власти сподобились устроить себе перестройку, съев последнюю корочку хлеба, а колонии и тем паче их подавление уже не укладывались в смету, в силу чего пришлось отпустить их с миром в "бархатные революции". Хотя ровно десять лет назад в этот же день, 21 августа, разгоняли с помощью омоновцев, били и сажали на 15 суток вышедший на ту же Пушкинскую площадь Демократический Союз и другие неформальные организации. Режим держался до последнего, и благодарить нас можно только за то, что мы вовремя развалились. Но здесь нашей заслуги нет: социализм находится в вечном состоянии диверсии и саботажа против самого себя.

А дальше началось такое, о чем наши гости будут рассказывать у себя дома не один год. В виде анекдотов. Один из выступавших, действительно протестовавший 30 лет назад путем написания писем в ЦК, заявил, что, промолчи он тогда, он бы выжил. Хотя он стоял перед публикой вполне живой и даже не побывал в тюрьме или ссылке. Вот что значит увлечься! Другой, тыча перстом в публику, обвинил А.Н.Яковлева в том, что он получил орден за "идеологическое обеспечение ввода войск в ЧССР".

Можно понять единственного оставшегося в живых и в стране участника демонстрации семерки на Красной площади - Ларису Богораз, отказавшуюся прийти и приславшую гневное письмо, что 90 человек через 30 лет, как в романе Дюма, синхронно раскаяться не могут, особенно по велению свыше.

Довольно скоро участники забыли напрочь про Прагу и стали в лице журналистов 60-х годов судить Егора Гайдара за то, что он не обеспечил стране социализм с человеческим лицом. В зале даже звучали слова о том, что Сталин извратил учение Ленина, народного вождя.

Но все рекорды побил Игорь Чубайс, блудный старший брат Анатолия Борисовича. Что там Прага! - сказал он примерно так. Вот теперь Россия оккупирована финансовыми институтами Запада, развязавшими у нас кризис!

От братских речей присутствующие окончательно ошалели.

Вывод напрашивается простой. Количество общественных заблуждений не уменьшилось за 30 лет, и на страже безопасности Восточной Европы стоит, главным образом, один фактор: амортиация танков и завоевателей при дефиците солярки и бюджета.