Новое время No 34 1998 г.

Валерия Новодворская

Мир в обмен на мир

Стало хорошим тоном ругать Биньямина Нетаньяху за то, что он не Шимон Перес и не Ицхак Рабин и проявляет такую несговорчивость по отношению к мирным партнерам по мирным переговорам (таким общественным палестинским организациям, как ХАМАС, и "Хезболлах", и даже к их группе прикрытия в лице инициатора переговорного процесса Ясира Арафата). Нетаньяху надоел всем, даже США и Мадлен Олбрайт. Ведь палестинские террористы недовольны, а главная цель ближневосточного мирного процесса - это, очевидно, умиротворение террористов. По крайней мере, так это выглядит со стороны. А умиротворить и удовлетворить террористов чрезвычайно сложно, что показывает творческий путь и ирландских, и баскских, и сербских, и албанских, и палестинских, и алжирских террористов. Почему-то по мере умиротворения аппетиты умиротворяемых имеют тенденцию возрастать.

Интересно, как бы рассудил тяжущиеся стороны Сократ? Я думаю, что он бы исследовал эту ситуацию. Займемся этим и мы. Непричастность - непременное качество хорошего судьи. Так что ссылки на мнение палестинских лидеров (или религиозных, традиционалистских партий кнессета) следует сразу снять со счетов в силу их исторического фанатизма.

Я думаю, что международных арбитров и здравомыслящих людей как арабского, так и еврейского происхождения должно очень мало занимать то, что происходило в Палестине в библейские времена. Восстановление исторической справедливости такой давности потребует осушения Всемирного потопа, смещения горных хребтов, массового десанта в прошлое на машинах времени.

Я всегда подозревала, что национально-освободительная борьба, сепаратизм и вообще национальный вопрос - это своего рода географический и геополитический утопизм.

Я готова признать блажью возникшую в конце XIX и в начале XX века идею переселения евреев в Палестину. Но только если бы речь шла о выходцах из цивилизованных стран. Что до России, то черта оседлости, процентная норма и погромы доводили евреев до такого стресса, что историческая утопия - сильное, блестящее, грозное библейское государство с Соломоном в в качестве президента и с Давидом в качестве министра обороны - могла сойти за рабочую гипотезу.

Только рабы могли жить в гетто и в черте оседлости. Для сильных духом изгоев оставались два пути: в Палестину и в Бунд или в РСДРП. И уж лучше было пойти по пути Жаботинского, чем в шайку бандитов со Свердловым и Троцким.

Безопасность и самоуважение необходимы для мыслящего существа. И это не было достижимо нигде ближе Палестины.

Конечно, есть и деревья в аллее Праведников. Кто-то спасал. Но выдававших было больше. Даже США до 1940 года поддерживали нормальные отношения с Германией. Уже после нюрнбергских законов, после "хрустальной ночи". Истерзанный, загнанный, обреченный народ должен был исчезнуть или научиться защищаться. Аргентина и Сомали - это было бы бегство, изгнание, ссылка. Еще одно гетто. Израиль же был возвращением. К тем временам, когда Иерусалим был чем-то вроде Рима. И сегодня человечество не в силах обеспечить этому народу защиту от оскорблений и покушений.

Мэр Юрий Лужков пригласил евреев возвращаться в Россию. Спасибо ему на добром слове. Их ждут у нас с нетерпением скинхэды, РНЕ, нацисты из "Завтра" и еще сотни газет, свастики на могильных памятниках и губернатор Кондратенко.

Палестинцы ссылаются на то, что они филистимляне. Бога ради, на здоровье. Но ведь в Библии упоминаются еще и амалекитяне. И еще десятки народов, которых якобы победил и изгнал из родных пределов Моисей. Что если явятся они все? И каждый захочет создать государство, и все будут претендовать на одно и то же место, где и Израиль-то едва умещается? Мне просто интересно, что еще хотят у них отнять, у этих вечных мучеников, и почему мировая общественность хочет, чтобы именно они, опять они, всегда они, уступили, утерлись, подвинулись, подставили вторую щеку?

Палестинские лидеры постоянно возражают против самых невинных вещей: против того, чтобы евреи строили в Иерусалиме новые дома и новые кварталы (а ведь они строятся на пустом месте, с земли никого не сгоняют, не выселяют, не захватывают чужую собственность, и в эти кварталы и дома запросто могут въехать палестинцы); против того, чтобы туристы смотрели панораму древнего Иерусалима в подземелье возле какой-то мечети, хотя где - панорама, а где - мечеть... Встречных претензий от израильского государства я что-то не упомню. Получается интересный расклад: евреи мешают арабам, но арабы не мешают евреям. Евреи поощряют абсорбцию в свой мир, не требуя никакой приверженности к догматам иудаизма. Арабский язык имеет статус второго государственного; никто не отказывает арабам в гражданстве. О какой религиозной нетерпимости можно говорить, если государство хранит и бережет христианские и мусульманские святыни?

А Голанские высоты я видела. Ничего не понимая в военном деле, даже я уяснила себе, что отдать их - означает потерять весь Север. "Мир в обмен на территории" - это не подействует. Мир можно получить только в обмен на мир. То есть если другая сторона признает твое право на жизнь на данной территории. Жизнь - это колючая проволока поперек Иерусалима, еще одна Берлинская стена? Это интифада, это теракты против мирных жителей? (Ведь израильтяне не отвечают тем же!) Это туристские автобусы, закидываемые у Иерихона камнями? Говорят, что кроме экстремистов есть и умеренные палестинские лидеры. Может быть, и есть, но они не влияют на процесс. Это экстремисты двинули полки на Израиль за одно только провозглашение государственности в 1948 году, и они же в 1967 году готовились совершить свой блицкриг, да не успели.

Где были в этот момент умеренные арабские силы? И кто снабжает средствами ХАМАС и "Хезболлах"? Умеренные палестинские бизнесмены из диаспоры? А вот что сказал недавно лауреат Нобелевской премии мира Ясир Арафат: "Евреи никакого отношения к Иерусалиму не имеют, поскольку им до сих пор не удалось доказать, что их храм находился в этом городе. С помощью Аллаха мы еще будем молиться в Святом городе, а тот, кому не нравятся мои слова, пусть пьет воду из Мертвого моря". Это позиция джихада и тоталитаризма, и ни мир, ни жизнь не светят Израилю. И здесь потребуют не 13 процентов, а всю территорию. Сепаратисты часто требуют невозможного. Баски хотят независимости вопреки мнению большинства жителей провинции, ирландцы и корсиканцы - тоже.

И что из того, что кто-то из израильтян недоволен Нетаньяху и требует "договориться"? А то мы не видели, как у нас Явлинский, Третьяков и Строев требуют договориться с коммунистами. Словом, Израиль живет под угрозой нового Холокоста, и тот, кто советует ему уступить палестинцам, должен знать: он берет в руки камень и бросает его, придавая новый импульс тем, кто будет взрывать автобусы и рынки. Сегодня мир, потакая Арафату, участвует в дипломатической интифаде, а завтра будет проливать крокодиловы слезы над новыми шестью миллионами жертв.