Новое время N33, 1998 г.

Валерия Новодворская

День демократа

Наши юбилеи и памятные даты под стать нашему аховому положению. То мы по осени отмечаем, испив примирения и закусив согласием, под музыкальный аккомпанемент диких и нечеловеческих коммунистических воплей, лозунгов, митингов и программ, 80 лет со дня переворота, устроенного одной партией, которую запретили за 6 лет до юбилея, и со дня установления профашистской диктатуры, потому что все остальное - и Муссолини, и Гитлер, и Мао, и Пол Пот -было уже потом.

То мы празднуем столетие со дня основания РСДРП, ракеты-носителя для той самой большевистской структуры: ведь без съезда в Минске в 1898 г. не было бы "Съезда победителей" 1934 года и не было бы всех остальных съездов, где злополучная КПСС отчитывалась за проделанную работу, складывая череп - к черепу, кость - к кости, считая братские могильники и обеспечив КГБ работой по реабилитации казненных аж до третьего тысячелетия.

21 августа несчастная страна справит печальный юбилей своей давней и непростительной мерзости. 30 лет со дня введения войск в Чехословакию. (Интересно, будем ли мы отмечать тридцатилетия ввода войск в Афганистан и Чечню? Будут ли у нас юбилеи взятия Будапешта, вильнюсской телебашни, апрельского избиения демонстрантов в Тбилиси и танкового наступления на Баку в 1990 году?)

Этак ведь весь год можно расписать - от одного нашего злодейства до другого. Ох, как хочется отдохнуть душой на чем-нибудь положительном! На семилетнем юбилее августовского путча и августовского обвала, или оползня, или селя. Здесь не ждите салюта и общевыходного дня. "Если вы знаете, где-то есть город, есть город, если вы помните, он не для всех, не для всех".

Семь лет - это совсем не много. Это предбанник истории. Тем не менее за эти семь лет те, кто мнил себя победителями, успели публично и прилюдно взвыть, что они на самом деле побежденные, отречься от своей победы и даже заготовить петлю для бывших товарищей по оружию, как это сделали не позднее 1993 года Хасбулатов, Руцкой и масса мелких перебежчиков. Это-то как раз традиционный расклад. У Ромула и Рема после основания Рима на фундаменте Альбы Лонги тоже нехорошо вышло. Второй должен уйти. Это закон диктатуры. До третьего и не доходит.

У Гитлера и Рема N2 вышло не лучше. После победы, кстати. А уж что вышло после победы у Сталина, Кирова, Троцкого, Бухарина и Каменева с Зиновьевым, про это, надеюсь, никто еще забыть не успел.

22 августа - наш праздник, профессиональный. Все равно как 12 июня, День независимости. День шахтера, учителя, десантника. И День демократа. Который не так уж и нелогичен, душу свою полагая за народ, что пока еще не стало массовым явлением. Пели же постмонархисты в фильмах стиля ретро о Белом движении: "Вперед, господа офицеры, умрем, коли так суждено. За Русь, за царя и за .веру, хоть нет уже их никого". По сравнению с ними мы просто богачи. У нас, по данным выборов 1995 года, чуть ли не набралось 4,5% народа -либерального электората, сознательно голосовавшего за ДВР, за ПЭС, за либерализацию, приватизацию, декоммунизацию, фон Хайека, фон Мизеса, Гайдара и прочую экзотику. Следующая перепись народа состоится в 1999 г. А пока оставим кимвалы и арфы придворным музыкантам, если таковые еще остались при дворе, если они еще не все перебрались в труппы то ли к олигархам, то ли к коммунистам, то ли к крепким хозяйственникам, нуждающимся в музыкальном обеспечении их антреприз как на белорусском, так и на латвийско-севастопольском направлениях. А сами подумаем: то ли режим завалился, то ли его кто-то завалил. Вот у нас в Москве, скажем, бывшая Пушкинская улица провалилась. Потому что стояла над пропастью, над пустотой. Яму зарыли, но пустота осталась.

Собственно, СССР тоже стоял над очень глубокой ямой и при первой же возможности с чувством глубокого облегчения в нее ухнул. Беда в том, что жизнь продолжается даже в яме в отличие от театра, который здесь непременно опустил бы занавес. А жизнь перманентна, почище всякой революции. До катастроф и после. И даже во время.

В августе 1991-го, еще до ГКЧП, перестройка издыхала. Мне это было видно из Лефортовской тюрьмы лучше, чем кому бы то ни было. Какой парадокс! Горбачев терпел пять лет, и стал он в конечном итоге сажать тех, кого сам же выпускал в 1986-1987гг. Мы оказались неблагодарными и, развернув фантик пустышки, требовали настоящую конфету. Правда, требовали вещей недорогих и несъедобных. Прав, свобод. Хотя бы на уровне США. Ликвидации СССР. Всего-то! Зрелищ, а не хлеба. С нами и святой потерял бы терпение. Республики расползались, как раки. Страны Балтии было уже не остановить даже танками. Прочие хотели колбасы с чесноком, но им-то казалось, что их колбасу съели москали. Немногие знали в отличие от многих. Они-то и рыли подкоп под Кремль, вдохновенно и артистично. Многие рассчитывали, что из подкопа появится колбаса. Михаил Сергеевич, дергая за вожжи, кричал: "Тпру!" Он понял, что птицу-тройку сильно занесло, что она может сойти с социалистического шляха. Это сейчас он дописал красивую легенду, где он - Штирлиц под колпаком у Мюллера - КПСС, что он в абвер-то был внедрен, что он получал шифровки из демократического Центра, а потом стал Шильонским узником в Форосе. Ну что ж, умение придумать правильную легенду свидетельствует о частичном хотя бы исправлении. Пусть будет так, хотя это было и не так.

ГКЧП - это был бес нерешительности, двойственности, отрыжка перестройки. Вильнюс, Баку, Тбилиси, Звартноц -все это вернулось к истокам, к Белому дому, к Кремлю вместе с танками, сапогами, автоматами, гарью и лающими приказами на тоталитарном языке. Конец света наступал не в Литве, а гораздо ближе. У страны мало что было за душой. До нее только 19 августа дошло, что ничего нельзя делать наполовину. Все - или ничего. У страны было несколько горстей соли земли: в Москве, в Питере, в Омске, во Владивостоке, в Казани. Горсточки тех, кто был не зван, но избран, выходили на площади, не зная, доживут ли до вечера.

Могли бы не дожить. Если бы вопрос решали Шенин, Бакланов или Варенников, мог бы получиться Тяньаньмэнь. А Запад в конце концов смиряется с Тяньаньмэнями и даже присутствует там на парадах.

Но победа - это еще и везение. Пан - или пропал. Пропали они. Вот здесь бы и просыпаться манне небесной пополам с малиновым вареньем. Отнюдь! Мы же не избранный народ. И нет миражей над Евразией. Но пока хотя бы один человек в РФ отмечает День демократа, наша песенка до конца не спета.