Новое время N29, 1998 г.

Валерия Новодворская

Катание на Троянском коне

И это тоже про нас. Сначала ахейские мужи, достаточно революционно настроенные, оседлав свои "Авроры" и "Потемкины", то есть триеры, намылились воевать за справедливость и прекрасную Елену, которая за 10 лет осады Илиона должна была точно выпасть из обоймы топ-моделей. То есть нужна была эта Елена ахейским мужам примерно так же, как нам светлое царство Социализма. Но грекам хотелось попутешествовать, а другой формы туризма, кроме маршрута на войну и обратно, тогдашние турфирмы не предлагали. Агентство Агамемнона и Менелая предлагало бесплатный круиз до Илиона и обратно плюс катание на Троянском коне. Ахейский турист был полностью самоокупаем, поскольку пансион он себе обеспечивал мечом. Тем же мечом добывались в троянских шопах сувениры, вроде Кассандры, Поликсены или Гекубы.

Туристы древнего мира ходили по долинам и по взгорьям большими группами войск и, конечно, делали вид, что они собираются с боя взять какое-нибудь Приморье. Лихие эскадроны туристов занимали города, кончали турпоход на каком-нибудь океане, а потом, дома, долго делились впечатлениями: "Этих дней не смолкнет слава, не померкнет никогда".

Но туризм этого типа хота и был дешев, но имел целый ряд минусов. За морем, конечно, телушка была полушка, да и перевоз зачастую не стоил рубля, потому что без горючего, на веслах, на рабах оно гораздо рентабельнее, но почему-то не все туристы возвращались. И не только не все, но даже не каждый третий. Сами знаете, что было с Ахиллом, который решил съездить с Менелаем и Агамемноном в бизнес-тур. Поэтому герой "Одиссеи" делает по сравнению с героями "Илиады" большой шаг вперед к современному цивилизованному туризму. Одиссей, конечно, имел маршрут повышенной сложности, этак 5-й категории (чего стоила одна пещера Полифема!), но) ведь кто-то и на Эверест лезет, а там никакая Пенелопа его не ждет. Одиссей - типичный хичхайкер. Он явно путешествовал автостопом, причем с видеокамерой. Иначе откуда у старины Гомера взялся такой грамотный рекламный проспект типа Polyglott?

Можно сказать, что мы, потратив 75 лет на взятие нашего Илиона, взяв его и не зная, что дальше с ним делать, с этим cоциализмусом, и кому бы его отдать, изрядно потрепанные; потому что много наших Ахиллов сдуру под этой Троей полегло, много Ифигений было в Авлиде принесено в жертву, а сувениры все достались Политбюро ЦК КПСС, теперь учимся ездить по белому свету не на Буцефале, не на Росинанте и даже не на белом коне или танке Т-34 (80), а, как все простые смертные, в туристском автобусе.

Хотя не стоит расстраиваться, просто у нас несколько задержалась эпоха крестовых походов. На каких-то семь веков. Рыцарям тоже, небось, была охота смотаться на юга. Ну вот они и придумали "Гроб Господень". А на самом деле ребята просто челночили, но с денежками жаль было расстаться, и товар добывался копьем. Поэтому многие челноки вместо прибыли обрели безвременную кончину где-то на маршруте.

Англичанам очень хотелось посмотреть Индию, но они не знали как. Пришлось "нести бремя белых" черт знает куда, присоединять к Империи... Насилу расхлебали это дело уже в 40-е годы XX века. А мы припозднились. В 1979 году, под занавес, решили посмотреть Афганистан. Аукнется нам этот тур еще через десятилетия. Теперь вот любуемся красотами афгано-таджикской границы. И ведь не все туристы опять-таки возвращаются. И если учесть капиталовложения в СЭВ, в местные коммунистические ранчо и фазенды, в кубинские ракетные прииски, в маоистскую и полпотовскую антикризисные программы, то дешевле было бы купить каждому советскому солдату отдельный тур в Венгрию или Чехословакию и даже поселить его в трехзвездочном отеле.

Но наша "Илиада" закончилась, рассеялась пыль от рухнувших троянских стен, пали в оглоблях наши троянские кони (последние отбросили копыта на злачных пастбищах Чечни), и началась наша "Одиссея". По Долинам - и не на танках. По взгорьям - и не в составе дивизии горных егерей. По волнам, по морям - и не на авианосцах. Мы храбро высунули рожки из своей раковины, мы теперь без панциря.

К счастью, наши подводные атомные лодки разбились о быт. Мы слушаем сирен и не залепляем уши воском. Мы и не такое слышали от советского Информбюро, нас этим не возьмешь.

Только выезжая за бугор, когда "русская земля уже за холмом" (или за облаком), понимаешь, насколько мы жалки у себя в глубинке, вдоль былинных шляхов, в тайге, в избах, построенных еще по древлянской модели, и насколько мы способны нормально функционировать в нормальной среде. Мы плаваем в заграничных заводях, как рыбки в воде. Мы больше не нищие "совьетико" с фигой в кармане, в отечественных отрепьях, бледнеющие от 70 сортов колбасы. Мы, скорее, щедрые и широкие русские баре, раздающие чаевые и создающие рабочие места. За один день в Венеции я успела столкнуться с пятью соотечественными группами и раздулась от национальной гордости, как гриб-дождевик.

Спасибо "новым русским" за то, что они покупают виллы и замки, антиквариат и драгоценности. Спасибо даже бандитам. Наши бандиты не хуже других. Видела я в Майами наших мафиози. Цепи на них, конечно, как на коте ученом, и алмазы в 30 карат, но в их ресторанах родных россиян по блату кормят не только вкусно, но и недорого. И все они как на подбор меценаты. И при слове "социализм" хватаются за тот карман, где пистолет.

Миллионеры снимают виллы, а не ездят в туры и не останавливаются в трех-четырехзвездочных отелях. Со мной ездили не миллионеры. Однако в тавернах и ресторанах они уже ориентируются. Мы, наконец, сыты. Впервые за 75 лет. Сыты настолько, что алкаем уже только пармезана, а не костромского сыра за 3 рубля кг (в одни руки по полкило): настолько, что отличаем итальянский proschiutto от испанского окорока или пармской ветчины. Мы одеты не хуже французов и лучше экономных немцев. Кстати, ведь на все это надо было заработать деньги. И ведь заработали, не украли. Что и где украдут архитектор, строитель, физик?

Так что не вся страна стоит с протянутой каской у Белого дома, кто-то еще и работает, и добывает деньги, и приносит пользу - себе и другим. Не вся отечественная наука прет по Симферопольскому шоссе требовать свою пайку у начальства в Кремле. Какие-то ученые сидят в сияющих и "мерседесах" и едут из Пирея в Луграки. Не все студенты нуждаются в грошовой стипендии; кто-то зарабатывает себе и на Элладу, по крайней мере те юноши и девушки, что со мной по Акрополю лазили.

Конечно, можно лечь на рельсы и лежать до Второго Пришествия то ли Годо, то ли марсиан, то ли Наполеона. Только вот колея-то заброшена, иные рельсы тянутся к сияющим капиталистическим горизонтам, и туристы катят в Восточных и Западных экспрессах в СВ. Что толку лежать в историческом тупике, на полустанке, где поезда с 1991 года не останавливаются? Ныне россияне, как в тургеневские времена, прощаются на площади Сан-Марко, чтобы договориться о встрече у Нотр-Дам. Но сегодня у них нет крепостных, они всего достигли собственным горбом. Честь им и слава. И мы можем странствовать совершенно спокойно в отличие от Одиссея. В наше отсутствие к нашей видавшей виды России-Пенелопе никто не посватается. Она - не модная, тихая, забитая. Она никому не нужна, кроме нас.