Новое время N20, 1998 г.

Валерия Новодворская

Наше авторское право

Народные витии купно с клеветниками России имеют наглость утверждать, что мы ничем не обогатили мировую сокровищницу цивилизации. Мол, кроме терминов "спутник", "колхоз" и "совет" (ну, еще "большевик" и "комиссар"), мы ничего не внесли в иностранные словари и сущие в них языки. Да отрежут лгунам их гнусный язык! Мир обязан нам своими самыми мрачными наваждениями, неистребимым пессимизмом и, соответственно, лучшими творениями своих литераторов. Без нашего заплеванного и убогого сталинизма не было бы мрачной фрески в духе И.Босха - "1984" Оруэлла. Видно, на несчастного художника сильное впечатление произвели испанские просоветчики-коммунисты, которые пытали и расстреливали антисоветчиков-троцкистов, не стесняясь присутствием на испанской исторической арене фашистов Франке. Враг может и подождать. Подумаешь! Сегодня -Евразия, завтра - Остазия. Главное - исключить мыслепреступление. Сам писатель с женой из коммунистической Испании еле ноги унесли, потому что ордер на их арест был уже выдан. И троцкисты, и твердые искровцы были разогнаны франкистами, и хотя и эти были не сахар, но, по крайней мере, Эрнест Хемингуэй через некоторое , время смог съездить в Испанию на корриду, и, несмотря на интербригадовское прошлое, за ним там никто с ордером на арест не гонялся. Ежели кто желает сравнить франкизм и коммунизм, пусть учтет еще и эти параметры: коммунисты пытались прикончить писателя, приехавшего за них сражаться, а франкисты не тронули писателя, по отношению к ним настроенного враждебно, по сути дела, своего врага. И если в меню снова будет набор из двух зол, то хорошо бы это не забыть. Благодаря тому, что в начале 40-х была задумана, а в конце - написана антиутопия Оруэлла, в 84-м ни в США, ни в Англии Океании не было и в помине.

А мы - соавторы и смело можем потребовать себе половину премиальных сумм. Значит, мы спасли человечество, которое не сумело наступить на грабли, благодаря тому, что грабли были заняты. Мы стояли на этих граблях до победного конца, до 1991 года, без малого 75 лет, никого на них не пуская. И, может быть, именно в этом и заключается наша всемирно-историческая роль. Кафка нам обязан своим "Процессом", Хайнлайн - жутью под названием "Шестая колонна", где сначала китайцы и иранские фундаменталисты оккупируют СССР, а после все они вместе оккупируют США. Мы являемся прогрессивному человечеству по ночам, и оно просыпается в холодном поту. Наши принудительные демонстрации, которые по инерции после 1991 года перешли во вполне добровольную форму эпилепсии, наши "органы", наши камеры пыток и наши концлагеря, наша инквизиция и наш чудовищный самодостаточный фанатизм, стоявшие у колыбели еще одного шедевра - романа Артура Кестлера "Слепящая тьма", - залог того, что, похоже, запуганное нами до полусмерти человечество нас никогда не забудет.

И случился парадокс: мы включили у человечества инстинкт самосохранения, и оно постоянно ждет подвоха, подкопа, диверсии, порохового заговора, и никто не бросает за ненадобностью НАТО, а наоборот, Восточная Европа и Балтия пытаются забиться под это крыло.

Похоже, США и их Голливуд страдают спасительной манией преследования, что и доказывает Майкл Стражински, такой же, кажется, выходец из Польши, как Збигнев Бжезинский или дитя восточноевропейских эмигрантов Мадлен Олбрайт.

"Вавилон-5" - это философская антиутопия, с трудом укладывающаяся в определение "боевик". Это не "фэнтези", не "саспенс", не триллер. Это некая "Младшая Эдда" XXIII века, где человечество встречается и со злым волком Фенриром, и с Одином, и с Тором, и переживает час Рагнарек. Особенность западного реалистичного и мятущегося сознания - не ждать мира от мира. Не ждать нирваны. И если бесконфликтная советская фантастика (кроме Сергея Снегова и Стругацких) рисовала нам космических мересьевых и заслоновых, которые сражались с чужими чудовищами и чужими фашистами на чужих планетах, а возвращаясь на свою, находили (как в романах Ефремова) благостный постный коммунизм и теплые объятия Всемирного Совета, то фантастика западная с самого начала, с Уэллса и Мэри Шелли, рисовала нам своих родных, домашних монстров, свои фашистские диктатуры, свои атомные катастрофы и свои провалы и бездны. Критики нам объясняли, что это проистекает от страшной буржуазной действительности. Мол, живи Рэй Брэдбери или Пьер Буль в СССР, они такие страсти бы не описывали. Нашу патоку и наш сироп, нашу сладкую, ядовитую паутину они объясняли прелестями социализма. Фантастика социалистическая была сродни политэкономии социализма, то есть состояла из приписок. А вот фантастика капиталистическая отражала глубокий имманентный страх перед бездонным и непредсказуемым колодцем человеческой души, откуда всплывают, по очереди или сразу, все коммунизмы, фашизмы, маоизмы и тоталитаризмы на свете. Все может в природе повториться, и в XXIII веке достаточно будет некоему плохому президенту Кларку захватить обманом власть (убрав хорошего президента Сантьяго), и возникнут КГБ ("Ночная стража"), репрессии, цензура, телепередачи в духе советских газет 30-х годов, охота на космополитов (инопланетян), а диссидентов типа капитана Шеридана будут допрашивать и пытать с иезуитской тщательностью и цинизмом нашего НКВД, даром что с применением технологий XXIII века. И будет гражданская война, и не только на юной конфликтной Земле, но и на идеальном Минбаре, и Боги-ворлонцы и Боги-Тени начнут страшную войну, истребляя подвластные противнику расы... И это не кончится никогда. И новые безумцы с "измами" сожгут почти всю Землю в ядерном огне, и потом ее придется восстанавливать многие тысячелетия. Почти с нуля. Через миллион лет погаснет Солнце, и суперчеловечество переберется на Новую Землю. И нет никакой гарантии, что на Новой Земле все не начнется по новой...

Костер Феникса вечен, и вечно его возрождение. Жизнь -через пепел. Такова участь Добра. Зло вечно, и последней победы на Земле не обещает даже христианство. Времени не будет примириться. Нас всегда что-то будет ждать за ближайшим поворотом. Тени, телепаты, Кларк, Сталин, Саддам Хусейн, морлоки, пришельцы, экологическая катастрофа, Фредди Крюгер... Знаете, о чем я думала, глядя, как на Буэнос-Айрес падает гигантский метеорит, как на далекой Квандате выплясывают в дьявольском танце жуткие гигантские свастики с лапами, которых почему-то называют "жуки"? Как гигантская матка тоталитарного муравейника вылезает из-под земли и плюется ядерным огнем? Я думала, что все это уже видела. В Думе, на митингах, где несут портреты Сталина и красные знамена. Я жила под властью жуков до 41 года, почти вся моя жизнь прошла под их крючьями, лапами, муравейниками. Нормальный человек не может понять логику коммуниста, так же, как логику жука.

А у нас люди избирают жуков в парламент. Метеорит упал на нас в 1917 году и раздавил 60 миллионов. Герои фильма хотя бы защищаются. "Хороший жук - м’ртвый жук" - это звучит нехорошо, но что делать, если тебя хотят уничтожить? И тебя, и все человечество? Некоторые критики не поняли героев фильма. А я вот не понимаю другого: почему мы так спокойны? Ведь наши жуки отнюдь не на какой-то Квандате, и нашу российскую землю мы им отдаем пядь за пядью...