Новое время No 16 1998 г.

Валерия Новодворская

Туманность Атлантиды

Это очень далеко,
за миллионы лет.
Это даже
неправдопадобно.

Поэтому хочется на разведку сходить: взять, так сказать, пробы воздуха и грунта. И режиссер Анатолий Эйрамджан, который точно знает, где находится нофелет, поскольку писал сценарий и снимал эту знаменитую картину, вдруг почувствовал необходимость несколько усложнить свою очередную веселую комедию махровой антисоветчиной, а на роль антисоветчиков определил меня с Константином Боровым и певца Михаила Гулько. После чего нас свезли в Майами-Бич, откуда мы, отработав свою киношную норму, перебрались в Нью-Йорк. Так что данные экспертизы самые свежие.

Первая звездная экспедиция завершилась успешно. Звездолет летит через Атлантический океан 16 часов с пересадкой в Шенноне (где уже премьер-министр Ирландии никого не встречает; видно, после того, как Борис Николаевич не вышел из самолета, бедные ирландские лидеры отчаялись и решили, что больше никто из россиян никогда к ним не выйдет).

Разница во времени вроде бы восемь часов, на самом деле - лет 300, по крайней мере. Мы приземляемся в той самой Атлантиде, которая якобы утонула. Сверхцивилизация. Странники. Самые Первые или ворлонцы из "Вавилона-5". Прогрессоры.

Ленивая сила

Везде в южных морях есть и пальмы, и пляжи, и мотели, и бассейны, и шикарные магазины, и рестораны. Но Майами не спутаешь с Кипром или с Лутраки, или с Афинами, или с Эйлатом.

Спокойная, немного ленивая, уверенная в себе сила, этакая бархатная мощь исходит от этой земли. Чувствуется, что этот океан у них не один. Не последний. Огромное пространство между двумя океанами. Почти как у нас, только без вечной мерзлоты, без тундры, без развалин концлагерей, рассеянных по тундре, без костей 40 миллионов невинных жертв вперемешку с костями мамонтов.

Бесконечные скоростные автострады - от Флориды до Аляски. Пятиэтажные хайвэи. Всего навалом, все с избытком: оптимизм, улыбки, земные блага, телевизионные каналы, терминалы в аэропортах. Дешевизна такая, что после посещения приличного ресторана чувствуешь, что тебя накормили со скидкой, как в благотворительной столовой. Одежда (и очень хорошая) - за бесценок, как будто с благотворительного базара.

Майами - страна вечных каникул. Круглый год температура, как в раю. Не меньше +22, не больше +31. За голубым бассейном и зелеными пальмами что-то восклицает голос Америки - Атлантический океан. Похоже, предъявляет ультиматум всем тираниям и всем тиранам сразу. Или зачитывает американскую конституцию. По крайней мере, получается очень громко и внушительно. Над пляжем летают вертолеты и тянут за собой буквы рекламы какого-нибудь вечернего кабачка. "Если вы приведете с собой двух гостей, второй гость поужинает бесплатно". Есть смысл разбиться на тройки, и тогда каждый раз в три дни бесплатно поужинает. Все в прибыль, а не в убыток.

В магазинах сплошные "сэйлы" (sale). На ярлыках так и написано: "Никогда ничего не покупайте за полную стоимость". В самом деле, зачем, если пуловер, тепленький, серенький, мохнатенький, натуральненький, на молнии, стоит не 27 баксиков, а 15? Бархатные черные брюки на мой немалый размер - 7 долларов, две пары носков (теплых, под цвет и фасон американского флага) - 4 доллара. летняя огромная блуза из чистого хлопка, шитая, похоже, из того же звездно-полосатого, национального, - 20 долларов.

Изощренная фантазия патриотических американских портных и дизайнеров нашила из флагов полное приданое: шляпы, кепоны, сумки, купальники, шорты, трусики, белье, куртки, кофточки, брюки и юбки. Американские флаги стоят в вазах. как цветы, реют на пальмах, качаются на пляжах, осеняют столики ресторанов и трепещут на карнизах. В Нью-Йорке майки и сумки украсит статуя Свободы. Жаль, что нет маек с текстом американской конституции в переводе на русский язык. Ходишь как учебное пособие, россияне тебя читают и политически просвещаются. Я прикупила себе звездно-полосатую блузу (специально, чтобы ходить в ней в нашу коммунистическую Думу и травить коммунистам печенку). Авось число народных избранников за счет моей блузы уменьшится, народу станет легче жить. и я ему, народу, долго буду любезна...

Хотелось бы, конечно, походить в блузончике из родного триколора, но где там! Если у нас парламентарии намерены кроить костюмчики, юбочки, саваны и сан-бенито из красного кумача с непритязательными украшениями в виде серпа и молота, то долго еще "Трехгорка" и Иваново не получат заказы на трехцветные купальники и шорты... Вот почему заглохла и быльем поросла наша текстильная промышленность! Коммунисты не дают отечественным товаропроизводителям заняться кройкой и шитьем. От них, от коммунистов то есть, одна усушка и утруска.

Правда, на каждую покупку или номер в гостинице накидывают по 1- 12 процентов налога, или "taxes". На что? Американцы шутят, что Билли Клинтон собирает деньги на "лоеров" (lawyers), то есть юристов, чтобы отбиваться от девочек, которые заявляют под присягой, что он их соблазнил и покинул. Но мне для Америки не жалко уплатить налог и внести этим свой вклад в поддержание и укрепление нового мирового порядка. Пусть США справят себе лишний "стелс" и потрясут Саддама Хусейна. А потом, надо же отрабатывать долг, сколько они нам денег передавали и сколько на "голоса" потратили. Долг платежом красен.

И почему россияне не едут отдыхать в Майами? Зачем скармливать денежки Эмиратам, когда можно инвестировать свои отпускные в американскую экономику?

Космические дали

В Майами полно наших бывших россиян со своими ресторанами, стоматологическими кабинетами, парикмахерскими и ювелирными магазинами.

Но главные космические дали и выси ждут нас в Нью-Йорке. Если Европа - музей и заповедник, то здесь уже давно XXII век.

Вавилонские башни небоскребов не разрушаются, хотя и пронзают небо. Это вызов, если хотите. Сверкающие улицы, черные, голубые, серые, золотые сталактиты в 50, 60, 100 этажей. Новая готика человечества, покорившего и очеловечившего, не разрушая, а одухотворяя, время, пространство, природу.

Велика и уверена в себе цивилизация, спаявшая в единое братство Кольца (по Толкьену) китайцев, индусов, поляков, евреев, африканцев, англичан, русских, индейцев, очень интеллигентна и добра. Белки в парках берут у вас из рук орешки мягкими холодными лапками. Страна непуганых зверей и несогнутых людей.

Они очень хотят нам помочь, эти американцы. Когда они видят, что мы врем, бездельничаем, воруем, пресмыкаемся, левеем, говорим глупости, они очень расстраиваются. Как добрые и взыскательные боги, готовые дать нам огонь. Но не для того, чтобы мы подожгли свой или их дом. Они не верят, что можно просить подаяния, бить баклуши, быть рабами.

Одержимые правозащитники

Вообще, недостатки американцев - это их гипертрофированные достоинства. Это нация одержимых правозащитников. Они все время искупают вину. Перед афроамериканцами - за столетие рабства. Перед индейцами - за то, что заняли их место, обманули с нефтью, ассимилировали, скупили их земли. Перед женщинами - за то, что те чуть ли не до середины XX века не имели гражданских прав. Перед инвалидами - за то, что им не повезло. Перед нетрадиционными религиями - за Салем и казни "ведьм". Перед Европой - за длительный период изоляционизма по Вашингтону. Боязнь в чем-нибудь ущемить личность - в основе всех исков. Страшное преступление - обидеть того, кто слабее тебя, унизить, злоупотребить. За это и расплачивается бедный Билл Клинтон: за миф Стивена Кинга о президенте - автократе, который умаляет гражданские свободы и узурпирует всю власть.

И дети подают в суд на родителей, служащие - на работодателей, цветные - на белых, секретарши - на боссов, солдаты - на генералов. При этом все независимы и от государства, и от общества, и друг от друга. Помощь не предлагают, чтобы не обидеть. Просто спрашивают, когда у тебя проблемы: "Хочешь об этом поговорить?" Ответ чаще всего отрицательный. Любят справляться сами. Полностью автономный режим для каждого американца. Не слышишь нытья от бывших соотечественников, а они горазды жаловаться и на Украине, и в странах Балтии. Здесь они перечисляют свои достижения, и сам черт им не брат. Никто не жалеет о том, что приехал, никто не опустился. Все поднимаются. Таков стиль страны. Лестницы ведут только вверх.

Бодрые элегантные бабушки и дедушки выглядят лет на 30 моложе и ни в туризме, ни в развлечениях не отстают от молодых.

За расизм могут и посадить. Как раз при нас несколько юношей 17-18 лет из "High School" в Майами распространили листовки, где высмеяли афроамериканские особенности артикуляции. Их арестовали, и вся страна стала обсуждать этот вопрос.

Даже на знаменитой нью-йоркской фондовой бирже предусмотрено, что правительство может остановить торги, если начнут разоряться мелкие держатели акций. Не крупные компании, не государство, а люди. О чем-то таком в детстве мы сложили песенку:

Далеко-далеко, за морем
Стоит золотая стена,
В стене той заветная дверца,
За дверцей - большая страна...

Это последний берег нашего паломничества. Это наша Мекка. Мы пришли.

Но самое главное в Нью-Йорке - это Она. Я плыла к ней, и Она вставала из волн, как Обетованный берег, берег фрименов (freemen), свободных, никому не кланяющихся людей. Она держит не факел и не Декларацию независимости, а весь мир.

На острове Свободы нет ничего, кроме статуи Свободы, Она самодостаточна. Она стоит одна, потому что свобода - это одиночество, независимость и гордыня. В Ее лице нет обещания для слабых. Она - королева сильных. Америка - единственная в мире страна, где людей объединяет не почва, не кровь, не язык, а идея. Свет в Ее руке, вызов, преодоление и стоицизм в Ее позе.

Когда-нибудь, через 100, через 200 лет мы поставим такую же статую на одном из Соловецких островов, как символ разрыва со страшным прошлым, и в ее лице будет грозная радость победы в нашей тысячелетней войне против византийства и ордынства.

Там, за океаном, находится пульт управления в великой Войне за свободу. А в России - передовая. Нельзя сбежать с фронта в тыл. Это дезертирство. А неделя-другая - это просто увольнительная.

"В прорыв идут штрафные батальоны!". Атланты будут нами гордиться и, в случае чего, помянут нас добром.

Оставленная дома Россия тихо мяукает, как тамагочи, который погибнет, если мы забросим его. Да к тому же она еще живая, несмотря на то, что наша история убивает ее семь веков подряд.

Поэтому летайте обратно рейсами "Аэрофлота" по маршруту Нью-Йорк - Москва. "Но спускаемся мы с покоренных вершин, потому что всегда мы должны возвращаться".

МАЙАМИ - МОСКВА