Новое время No 15 1998 г.

Валерия Новодворская

Выплывают расписные Стеньки Разина челны...

Правозащитники с социалистическим уклоном вопиют о деспотизме властей, законники роются в сводах законов, канал НТВ проводит социологические опросы телезрителей, придвинув к экрану компьютер, Григорий Явлинский с положенной дозой респектабельного пессимизма напоминает россиянам, что он же их предупреждал. В Нижнем Новгороде горожане волнуются и чуть ли не бунтуют у здания суда, осыпая проезжающие зарешеченные машины то ли эдельвейсами, то ли асфоделями.

Что же должно было случиться на святой Руси, чтобы заспавшиеся гражданские чувства, которые мирно продремали всю чеченскую войну, не говоря уж о таких мелочах, как дикие политические процессы Вила Мирзаянова и Александра Никитина или попытки судить журналистов за "русофобию", - вдруг пробудились и переполнили сердца россиян с активной жизненной позицией?

Наша робкая исполнительная власть, которая уже несколько лет беспомощно наблюдает, как текут мимо нее к пику то ли Коммунизма, то ли Фашизма раскаленные и злокачественные исторические процессы, вдруг набралась храбрости и попыталась построить плотинку. То есть в отдельно взятом Нижнем Новгороде президент решил сразиться со злым демократическим жребием: результаты выборов мэра опротестованы, а сам виновник торжества, крестный отец районного масштаба Андрей Климентьев взят под стражу, благо суд (не первый в его карьере) все равно идет. Народ негодует, демократы-ортодоксы - в шоке. Которые не ортодоксы, те просто напуганы. Звонит мне один известный демократ и говорит: "Караул! В Нижнем - народное восстание". Так вот когда-то доложили несчастному Николаю II: "В Питере - революция. Войска перешли на сторону народа. Нужно искать консенсус". И бедный царь, будучи глубоким демократом, срочно отрекся. После чего такой консенсус на Руси настал, что мы и сегодня еще не всех жертв того консенсуса успели реабилитировать.

Конечно, я не стану утверждать, что судья самостоятельно принял такое мужественное решение, а избирательная комиссия вдруг исполнилась добродетели и решила, что в жизни всегда есть место подвигам. Я в чудеса не верю. Если бы такое и впрямь произошло, нам пришлось бы памятник нерукотворный воздвигнуть и судье, и комиссии. Я думаю, что все проще. Президент отдал разумное распоряжение. В Новгород на Волгу отправился ревизор - Евгений Савостьянов и предпринял ряд разумных и похвальных действий. Местные власти тоже протерли глаза, умылись, сделали зарядку и наконец взялись за дело, хотя и с опозданием. Спасибо, что вняли голосу разума. И вот результаты выборов аннулированы, а криминальный авторитет - в тюрьме. Согласитесь, что это и похвально, и разумно. Почему же такой стон раздается, и не только над Волгой, но и над Москвой-рекой?

Ах, я совсем было забыла. Попран тот самый демократический механизм в виде обуха, которым новый мэр шарахнул бы своих избирателей в первые же дни своего с ними медового месяца.

Никто как-то не задумывается над вопросом, что же такое демократия: форма или содержание, и может ли демократия служить орудием самоубийства для народа, и если служит, то все ли мы правильно поняли.

Когда-то давно, в 1933 году, в Германии восторжествовала воля народа. Ее выразитель, Адольф Гитлер, очень быстро разделался и с демократией, и с электоратом, отправив одних в эмиграцию или газовые камеры, а других - на Восточный фронт.

Наверное, в 1945-46 годах немцы дорого бы дали за то, чтобы двенадцать лет назад кто-то скорректировал их тогдашнее безумное решение.

То, что от имени Андрея Климентьева пенсионерам приносили на дом продовольственные наборы из его фирменных магазинов, а на встречах с избирателями раздавались приятные "подъемные": кому 40, кому 50 новых рублей, - уже достаточное основание для опротестования итогов выборов. Вы скажете, что это делается повсеместно. Но это не должно делаться, хотя избиратели, чьи голоса приобретаются за эту цену, стоят поистине недорого и так или иначе будут скуплены оптом и в розницу.

Страшнее другое. Мне позвонили знакомые нижегородские журналисты и дрожащими голосами рассказали и о наборах, и о деньгах, и о том, что избирательный штаб Климентьева предупредил их, что разглашение подобного компромата будет стоить им жизни. Я не узнала этих людей. Они ссылались на жен и детей и умоляли не называть их имен. А ведь они никогда раньше не трусили: ни в 1991-м, ни в 1993-м.

Андрей Климентьев еще не дошел до своего кабинета, а в Нижнем уже воцарился закон омерты. Что же было бы дальше? Может быть, мы это и увидим, если исполнительная власть в очередной раз уступит страху перед народными волнениями, криками из ОРТ и НТВ, мнением "Независимой газеты" и тех правозащитников, которые считают, что избиратели должны научиться делать правильный выбор ценой своей жизни и даже ценой жизни тех 2/3 населения, которые за Климентьева не голосовали. Прямо по Руссо. Теория естественных последствий. Если Эмиль будет бить окна, Руссо предлагал стекла ему не вставлять: пусть померзнет. Но здесь ведь предлагается просто выкинуть Эмиля за окно. С десятого этажа. На этом вся педагогика и закончится. За неимением объекта.

Кстати, избирательный закон не только России, но даже демократической Америки предполагает некую коррекцию воли избирателей. В Нижнем Новгороде имел место подкуп электората. Электорат мог не знать, что это нехорошо. И потом, деньги и наборы достались не всем. Не все избиратели знали, что их кандидат покупает голоса. Здесь без посреднических структур в виде избиркома не обойтись. В США, если будет доказано, что кандидат в президенты получал на выборы деньги из Китая, Северной Кореи, Кубы, России и других иностранных государств или их подданных, Верховный суд аннулирует результаты голосования. Выяснять истину насчет спонсоров будут не избиратели из штата Алабама, а ФБР. Должны ли сторонники снятого с выборов кандидата устраивать мятеж?

Каждый раз, когда демократия сталкивается не с добродетелью, а с пороками, она буксует. Не надо оплакивать Андрея Климентьева и демократическую процедуру. Ведь там украли не нашего верблюда. Нижегородская коллизия - это великий почин. Президенту надо еще что-то делать с народным избранником Кондратенко, впавшим в фашизм. Надо оттаскивать от демократических механизмов коммунистов и национал-патриотов. Надо делать реформы без наркоза, через "не могу".

Поэтому не надо терроризировать Бориса Ельцина, а то исторический процесс опять потечет вниз, как Ниагарский водопад. Ох, недаром канал НТВ поминает Стеньку Разина и Емельку Пугачева как прогрессистов и социал-демократов, протестовавших против тогдашних либеральных реформ.

Расписные челны Стеньки Разина не прошли хотя бы на этот раз. Пожалуйста, не спугните нашу удачу.