Новое время No 46 1997 г.

Валерия Новодворская

Последнее искушение НТВ

Демократия не есть процедура, и парламент - не процедурный кабинет. Если бы демократия могла исключить смысл и оставить одну только букву, голую форму без содержания, то тогда мы вынуждены были бы признать водой набор цифр и букв: Н20. Извольте, напейтесь. Если демократия - процедура, то "Н20", записанная на бумаге, - вода. Демократия - это сложное комплексное понятие, одной из составляющих которого следует считать процедуру.

Демократия - это в общих чертах такое состояние публичных процессов в сытом, просвещенном, гуманном обществе, существующем в рамках либерального капитализма, которое позволяет принимать оптимальные решения, соответствующие идеалам свободы, нон-конформизма, прогресса и экономического процветания.

А если демократия - это процедура, то мы вынуждены будем признать демократичной казнь Сократа. Народ Афин здесь провел целый референдум на тему: "Казнить или не казнить?". Что там 12 присяжных! Здесь большинство народа проголосовало черными камешками за то, что Сократ развращал юношество и не уважал богов. Да здравствует демократия! Долой Сократа! Это мы должны кричать, признавая демократию процедурой?

И вот НТВ попалось в эту самую процедурную ловушку, дабы осмелиться, наконец, и показать злополучный фильм "Последнее искушение Христа". Иногда кажется, что Христу было легче пойти на Голгофу, чем Малашенко и Гусинскому показать фильм на эту тему. Да, они явно не годятся в апостолы. Поэтому участь фильма решено было оставить на усмотрение присяжных заседателей, то есть редактора "Известий" Игоря Голембиовского, Эллочки Панфиловой, Михаила Меня, знатной кондитерши (надо было еще позвать ткачиху с поварихой и со сватьей бабой Бабарихой) и еще парочки трудно определимых личностей. После Анны и Каиафы обвинителем Христа выступил о. Всеволод Чаплин от Московской Патриархии. Ответчиком, то есть адвокатом Христа почему-то назначили Леонида Парфенова (он у них, видно, самый благочестивый на НТВ). Куча адвокатов и на месте председателя суда - ведущий Ворошилов.

То есть судьбу шедевра предлагалось решить арифметическим большинством голосов.

Христианство захватано грязными руками тех самых фарисеев, с которыми безуспешно боролся Христос. Из Синедриона, из Правительства Москвы, просто из Правительства. Из КПРФ и "Народовластия". Из Патриархии. И это захватанное христианство, распихивающее, как в очереди за колбасой застойных времен, другие конфессии, в охотнорядской поддевке, готовое к погромам всего, что сложнее и мелодичнее мычания, таково, что я лично перестала ходить в церковь: боюсь, что меня причислят к разряду фарисеев и кликуш. От такого христианства хочется то ли на костер, то ли в скит, то ли в воинствующие атеисты. Христу хотелось того же самого от своих местных графов уваровых из Галилеи и Иудеи. И он шагнул на крест. Для нон-конформиста это был единственный выход. Он исповедал нетрадиционную для своей страны и своего времени конфессию. Наверное, фарисеи и саддукеи восприняли его проповедь так же, как учение мормонов или иеговистов восприняла Московская Патриархия.

И вот суд присяжных стал судить и рядить, имеем ли мы, которым до смерти хотелось посмотреть этот фильм, право его увидеть. Вдруг это у нас Скорсезе развратил бы юношество и лишил бы нас веры в богов? Знакомая формулировочка... До Скорсезе не добраться, так кому же цикуту подносить? Леониду Парфенову? Гусинскому? Малашенко?

Если демократия - это процедура, то тогда Христа казнили вполне демократично. Присоединяться, что ли, во имя любви к демократии?

Сначала был суд Синедриона. Потом - кассационная инстанция. Даже две: Ирод и Понтий Пилат. Последняя инстанция умыла руки и устроила референдум (что может быть демократичнее?) с одним-единственным вопросом: кого отпустить по случаю Пасхи - Иисуса или Варраву? И электорат, все равно как на голосовании за Егора Строева, "исполнил свой гражданский долг" и заорал: "Распни нам Иисуса! Кровь его на нас и на детях наших!" Не хотите ли, чтобы вопрос о том, жить вам или умереть, тоже решался на уровне подобного референдума коммунистами и националистами в 2000 году?

Варраву отпустили по амнистии в 1994-м, в феврале. А вот вам амнистия вряд ли обломится. Она же только для разбойников.

Надо ли спорить с мракобесами? Авось интердикт не наложат. И вот один мракобес заявляет, что НТВ хуже Сталина - он-де не отнял у людей Христа, а НТВ отнимает. Еще бы! Сколько миллионов жертв Сталин послал прямо к Христу задолго до срока! А другой мракобес вещает, что показ фильма расколет семьи: муж, скажем, захочет смотреть, а жена - нет. А футбол не раскалывает семьи, если жена хочет смотреть сериал про Гваделупе?

А потом пошли косяком свидетели, которые фильм не смотрели, но были уверены в его безнравственности. Пришел даже раввин, к довершению абсурда, хотя о чем он мог свидетельствовать? Иудаизм не признает Христа Мессией. Элла Панфилова восклицала, что нельзя ни в чем отказывать Патриарху. То есть самодержавие слилось с православием, а народность поделилась пополам, фифти-фифти.

Суд изменил фильму меру пресечения. А ведь кассационная инстанция из Патриархии и КПРФ могла бы наложить на это решение свое вето и вернуть Скорсезе под стражу.