Новое время No 20 1997 г.

Валерия Новодворская

Тильзитский компромисс

Да простят мне Аллах, пророк Магомет, Борис Березовский, Иван Рыбкин и президент Российской Федерации непочтительное отношение к высокому историческому моменту, но я не верю в мирные договоры вообще и в российско-чеченские в частности. Четыреста лет тайной и явной войны России и Кавказа тоже ведь состояли из серии агрессивных попыток Российской империи навести на Кавказе конституционный порядок, перемежаемых с переменным успехом клятвами, обетами, торжественными капитуляциями типа "почетного" плена имама Шамиля и увесистыми пряниками в те исторические моменты, когда окончательно ломались или кончались кнуты.

Поскольку только браки заключаются на небесах, а договоры - исключительно на грешной земле, то хочется немножко полазить по подвалам очередного "вечного мира" и заодно рассмотреть прецеденты (предыдущие "замирения"). Всем понятно, что почетный и вечный мир с мюридами Шамиля наступил в тот исторический момент, когда горцы были наголову разбиты и сопротивляться больше не могли. Царь был хорошо воспитан и имел некое чувство дворянской чести, в отличие от советских и постсоветских руководителей, поэтому для сыновей Шамиля нашлось место в гвардии и немалые чины, а для самого имама и его жен - денежное содержание, особняк в Калуге, красивые и добрые слова и даже путевка в Мекку, в конце концов. Так что сторонников восстановления монархии в России можно понять. Нетрудно представить, какой приговор был бы вынесен Московским городским или Верховным судом РФ Аслану Масхадову и Мовлади Удугову (Шамиля Басаева вряд ли удалось бы взять живым) в случае поражения Чечни, и как быстро этот приговор был бы приведен в исполнение, благо Дума проголосовала против моратория на смертную казнь, а президент перестал считаться с комиссией А.Приставкина.

Как только горцы накапливали силы - начиналась война. Силы кончались, или империя отвлекалась - наступал мир. Холодный мир. Ленинские соколы в пыльных шлемах много раз обещали чеченцам мир и их традиционное землеустройство без новшеств в виде коммун, колхозов и продразверстки (потому что комиссаров просто резали в горах при первой же попытке "возникнуть"). Но как только чеченцы "замирялись" и расходились по домам, чекисты окружали сакли тогдашних "полевых командиров" и арестовывали их, чтобы вскорости расстрелять в ближайшем подвале, или убивали на месте. И война продолжалась до очередной торжественной клятвы большевиков. Чем клялись большевики, в анналах не указано. Возможно, мировой революцией и Карлом Марксом, пепел которого стучал в их горячие сердца и кружился над их холодными головами. Но сердца большевиков были склонны к измене и к перемене, как ветер мая. Поэтому когда чеченцы в 1941 году пошли на фронт, дабы сразиться с гитлеровскими оккупантами, советские оккупанты, желая упрочить и закрепить мирный процесс, частично сожгли заживо их стариков, жен и детей, частично же отправили их в дальние казахстанские края, куда предстояло отправиться и героям-фронтовикам.

Стоит ли удивляться после этого анабазису А.Авторханова, которого столько лет сталинские и постсталинские соколы обзывали немецким прихвостнем, ренегатом и коллаборационистом? И надо ли возмущаться действиями Джохара Дудаева, который пытался увести Чечню под шумок, пока СССР отдавал концы, а новорожденная Россия, еще безвредная, как желтенький цыпленок, выбиралась из своих скорлупок? Увы! Коршуны, грифы, орлы-стервятники и прочие геральдические птички растут быстро. И Чечню, и Джохара догнали.

Мир был заключен не в Москве, а в Грозном и Бамуте. Чеченцы разбили Россию. Большой кровью и на своей территории. Но России явно хватило и этого. Добавки просили разве что Бабурин, Зюганов и Говорухин - из теплых думских кабинетов - и редакция газеты "Завтра" - за рюмкой "Мартеля" в Домжуре.

Даже такие отпетые штурмовики, как капитан Шурыгин из того же "Завтра", признали свое поражение и обвинили в нем СМИ и демократов, как некую "пятую колонну". Теперь уже газета "Завтра" предлагает провести референдум по исключению Чечни из состава РФ (и щуку бросили в реку...). Так что наша тильзитская встреча в Москве, когда президент России обещал вечный мир и отказ от угроз силой (которой пока, к счастью, нет, даже с добавлением лукашенковских когорт и назарбаевской конницы), а Мовлади Удугов обещал сдаться экономической мощи России, вызывает понятное недоверие. Чем, интересно, будет клясться российская сторона? В Бога наши власти не веруют, инфляция совести, в отличие от рублевой, продолжает галопировать, обрушив в стране все нравственные биржи и разорив все моральные банки, в международные пакты и Конституцию они поверили, только когда их чеченские боевики в них ткнули носом...

Похоже, что г-да Березовский и Рыбкин выдумали какую-нибудь замысловатую формулу: то ли "Мир в обмен на бабки", то ли "Территории в обмен на отложенный статус". Борис Березовский хочет заплатить. За что? За то, чтобы чеченцы остались жить со своими палачами? За 70 (минимально) тысяч убитых и замученных? За геноцид? За преступления против человечества? Пожалуйста, платите. Назовите в этом договоре Россию агрессором. Обязуйтесь уплатить репарации. Дайте независимость. Проведите Нюрнбергский процесс в Москве и осудите, на худой конец, Куликова, Шахрая, Грачева и Доку Завгаева. Пусть найдется какой-нибудь российский Карл Ясперс, чтобы написать книгу "Российская виновность", аналог "Германской виновности" 1946 года издания. И пусть наши военнопленные восстанавливают разрушенную нами Чечню.

А если кто-нибудь считает, что обоюдная ложь перед телекамерами о том, что нет победителей и побежденных, что Россия больше не будет, а Чечня готова сдаться на милость, на аккорд длинного рубля (надеюсь, что это действительно ложь, иначе можно было с рубля и начинать, как Татарстан, а не воевать за независимость) - компромисс, то тогда это миссурский компромисс, который некогда заключили южные и северные штаты Америки. Компромисс кончился войной Севера против Юга 1861 - 1865 годов. Все компромиссы этим кончаются, потому что они базируются не на совести и не на праве, а на реалиях типа: "Хоть видит око, да зуб неймет" или "Бодливой корове Бог рог не дает".

Так что мир реально держится на силе народного ополчения Чечни и на слабости российской армии. На готовности чеченского народа снова сделать выбор: "Свобода или смерть". И когда не станет этих вечных истин, мир закончится очередной войной. Возможна еще одна страховка для еще неродившихся российских мальчиков, которых, возможно, через энное количество лет снова погонят покорять Чечню: независимость Ичкерии и членство ее в ООН. Это осложнит положение будущих российских геополитиков.

Что до денег, то по высшим нравственным стандартам чеченцы обязаны швырнуть их нам в лицо. То, что мы с ними сделали, не может быть оплачено деньгами. Тем более что это подкуп, а не покаяние.

Статус Чечни отложен в долгий и темный ящик. Кажется, обеими сторонами. Поэтому россияне должны молиться о том, чтобы чеченцы не забывали, что "Si vis pacem, para bellum", ибо только их ежедневная подготовка к оборонительной войне обеспечит и Ичкерии, и России хотя бы сегодняшнее перемирие.