Новое время No 49 1996 г.

Валерия Новодворская

Орнитологический романс, или Обозрение нравов двора Его демократического величества

Судьба хранила не только Евгения. Судьба, похоже, хранит и нас. По той же обидной, но многообещающей формуле: "...сперва мадам за ним ходила, потом мосье ее сменил". Если вспомнить сейчас бедственное и жалостное положение российских интеллигентов, которых изредка подкармливали государственными премиями, литфондовскими благами, академическими пайками и отпускали погулять за кордон под бдительным оком бонны из КГБ, а они в ответ писали поэмы "Лонжюмо" и стихотворения типа "Перуанки" (и это еще фрондеры А.Вознесенский и Е.Евтушенко, а что понаписали другие, вроде Кочетова!), то оценишь постфактум горбачевские милости.

Интеллигентов перевели с унизительной барщины на приличный и едва заметный оброк благодарности. И они благодарили! В журналах и газетах, на сцене и на экране. Михаил II Освободитель был очень приличным монархом. Крепостное право было отменено, и все повторилось по новой, как с его предтечей Александром. Шахтеры, колхозники, инженеры и врачи запросили есть (не исключая и писателей). Их, конечно, освободили. Но без еды. А хотелось бы с едой. Номенклатура, лишенная своих крепостных, тоже была недовольна и роптала, что царь ее подставил, ограбил и надул. Вплоть до каракозовского покушения на монарха. Только не в 1866 году, а в 1990-м. И не в Питере, а в Москве. И не Дмитрий Каракозов, а Александр Шмонов, пальнувший во время еще краснознаменной демонстрации по Горбачеву. Но мотивы те же: "Царь обманул народ. Обещал землю и волю, а не дал". Слава Богу, Шмонов промахнулся. Как и Каракозов. Но по делу Каракозова была взята и осуждена целая плеяда молодых нигилистов, никак не участвовавших в покушении, а сам Каракозов был повешен.

По делу Шмонова никто привлечен не был, а Шмонов попал в спецпсихушку (из-за неумения объяснить мотивы своих действий, из-за согласия семьи и адвоката на этот вариант), а сейчас он уже на свободе.

Последний довод королей

Борис Николаевич попытался на первых порах стать демократическим президентом: выступал на митингах, слушался Межрегиональную группу, очень долго нянчился со съездом нардепов и с их же Верховным Советом. Однако, залившись демократией по горло, Б.Н. довольно скоро обнаружил, что вместо "сладкого ропота хвалы" за щедро, толстыми ломтями нарезанные свободы и гражданские права и за возвращенную гайдаровскими реформами отменную еду он слышит почему-то "дикие крики озлобленья". Давно ограбленное население стало кричать: "Держите вора!" - почему-то только в 1992 году, когда воры из КПСС уже успели снести перекупщикам большую часть "народного достояния".

Пришлось царствовать - но не править. Абсолютную монархию можно было выкроить из тоталитарного монолита. А из множества сосулек, в которых ныне (надеюсь, что не присно и не вовеки веков) существует глыба векового советского льда, ничего иного нельзя было выкроить, кроме полномочий короля Речи Посполитой, которого избирали шалые шляхтичи. На польских королей чихал сейм, где каждый шляхтич (типа Владимира Вольфовича или Виктора Илюхина) мог встать и сказать: Не позволям!" (на нашем языке это то, что власть, мол, оккупационная). Польские магнаты в своих родовых "регионах" на короля чихали тоже (какой-нибудь Евгений Наздратенко на Москву взирает, как Чапаев на комиссара, присланного из центра). Налоги и в Речи Посполитой, и на Святой Руси конца XX века платил только тот, кто хотел. Но хотели очень немногие. Я бы даже посоветовала Анатолию Чубайсу собирать налоги так, как собирали их варяжские князья Олег и Игорь: путем "полюдья". То есть лично обходить все фирмы и заводы, не забыв взять с собой дружину. И все складывать в ладью. Варяги садились на коня, а наши дружинники из ВЧК могут выступить на танках, благо мы ими затоварились. Но у Речи Посполитой не было нефти, а у нас она есть. И она-то в надежных царских руках. Один из немногих рычагов управления. К тому же каждый польский король рано или поздно должен был употребить "последний довод королей" - наемников, посполитое рушенье, артиллерию, иначе шляхетство просто бы его скинуло. В октябре 1993 года Борис Ельцин на это пошел, был храбр и подтвердил, что королевский меч чего-нибудь да стоит. Эта же перспективная методика была применена и в 1991 году. Хотя танков у ГКЧП было больше, но Ростропович с автоматом, интеллигенты с бутылками бензина, Ельцин на танке и студенты, кидающиеся на БМП, производили сильное впечатление. Храбрость много значила в Речи Посполитой. Не меньше значит она и на Руси. Власть была завоевана в честном бою августовской кампании. Так что все у нас, как у людей. Только не как у тех, которые из XX века. А как у тех, которые из XVI - XVII веков. Когда проигрыш на выборах означает арест, топор и плаху, победа становится военным триумфом. И это тоже примета из обихода Речи Посполитой.

Есть у нас, кроме нефти, еще одно преимущество по сравнению с Речью Посполитой. Конституция. Получше, чем у Франции и Италии, только американской и уступает. Правда, дочитали ее до конца и напоминают всуе одни только демократы и правозащитники. Президент употребляет ее дозированно, чтобы с непривычки не было интоксикации. "У подъездов судов и палат" ее не употребляют вовсе. А приверженность конституции коммунистическо-шляхетской вольницы основана исключительно на трогательных воспоминаниях о "последнем доводе королей."

Когда конституция даруется вверху - это скорее хартия. Манифест 17 октября. Что ж, почти все диссидентские декабристы стали октябристами, чем и доказали свой хороший вкус.

Должность для д'Артаньяна

И думные бояре могут собачиться как хотят, и думные дьяки могут таскать по коридорам любые, самые страшные проекты - на реальном течении дел это не отразится.

Действителен только государев указ. Поэтому демократы, раньше обсуждавшие вопросы о том как поднять народ и сниспослать злодеям проклятия, а заодно пойти к стонущим братьям и к голодному люду сейчас дискутируют в смысле своей пригодности к реализации программы конструктивного сотрудничества на тему: "Я б для батюшки-царя родила богатыря". И ничего уж тут не поделаешь. "Море велико, а океан времени бесконечен. Плюй, братец в море: воды в нем не прибавится. Кляни свою судьбу - а ей нипочем". Все поделились на дворян и придворных, весь политический истеблишмент. Даже крутой Геннадий Зюганов вынужден был пожелать Борису Ельцину выздоровления (сквозь зубы, но пожелать). Одна газета Завтра", да еще подзаборная компания Виктора Анпилова твердят о том, что они республиканцы и шумно и бездарно бунтуют против царя. Так ведь они не приняты в свете. А внешне чтить монарха предписывали правила хорошего тона и в Речи Посполитой, и во Франции времен хартии и Людовика XVIII Ни Геннадий Зюганов, ни Галина Старовойтова не откажутся от приглашения во дворец на рождественский или еще какой парадный прием. Бояре из Государственной думы в равной степени придворные, независимо от политических оттенков.

Вот недавно у нас из комнаты вывери козла, которого туда ввели в декабре 1994 года. И мы испытали большое облегчение. Опять-таки Александр Освободитель был хуже. Он подавил польское восстание а у нас мало того, что чеченское восстание подавило российскую партию войны, так ведь Царство Чеченское отделится с согласия династии не то что Царство Польское, которое смогло отбиться только от большевиков после свержения монархии. А что сделал бы либеральный Александр с московскими и Петербургскими митингами в поддержку борющихся поляков и за вывод российских войск из Варшавы? Вот то-то и оно. А к нам государь милостив. Чего же мы еще хотим? Английской конституционной монархии? Американского конгресса? Облизнитесь и забудьте Здесь мало доброго монарха и хорошей конституции, здесь хорошие подданные нужны. И не охлократия, а демократия. Ничего, ведь и д'Артаньян имел должность, как Анатолий Чубайс. А Атос помогал со стороны ради принципа, как Сергей Ковалев. Не имеющие должности платонические монархисты из ДВР ДС, ПЭС, "ДемРоссии", оплот и опора трона - это дворяне. И если опять какой-нибудь комплот, фронда заводов, пенсионеров, шахтеров или Железная Маска типа Руцкого или Хасбулатова, мы предложим свою шпагу, как в 1991-м или в 1993-м. Не далее, чем в июле - опять предлагали. А придворным сложнее они могут и в опалу попасть. Как Олег Попцов и Вячеслав Костиков. Из-за преждевременных мемуаров попали они обратно в дворяне. Фрейлина должна блюсти этикет.

А мы привыкли при каждой выходке Думы или коммунистов кричать "Слово и Дело Государево!" и припадать к Его отеческим стопам, омывая их своими сиротскими слезами.

Плюрализм на оруэлловской ферме

Попытка апеллировать к народу принесла либералам не более 5 процентов на круг. Так что лозунг "God save the Queen" - для нас сейчас в самый раз.

Исходя из передовой и единственно верной теории двора и престола, легко объяснить то, что произошло с Коржаковым и Барсуковым. Государь имеет фаворитов. Не ими заведено. Сегодня - Луиза де Лавальер, а завтра - маркиза де Монтеспан. Но если ты больше не фаворит, нельзя жаловаться СМИ и собирать пресс-конференции. Тем паче компромат на Государя в "Совраску" передавать. Здесь и до Бастилии недалеко. Брошенная Помпадурша имеет право лить слезы. И только Иначе опала может плавно перейти в содержание в "Крестах" или в Лефортово. Как у Ильюшенко и Якубовского.

Но поскольку этикет за 80 лет у нас подзабыли, наш двор смахивает не столько на Версаль, сколько на "птичий двор бабушки Татьяны", как в одном детском пособии XIX века. Оттуда несется гогот, клекот карканье, хлопанье крыльев, и самым неприличным образом летят пух и перо. Птички пытаются друг друга заклевать, ссорятся из-за корма, и, главное, как писал Ж.П.Сартр в одной своей пьесе, "птички гадят повсюду". Демократические соловьи поют неземными голосами, хозяйственные курочки из центристов несут яйца, националисты кричат противными голосами, распуская павлиний хвост над голым задом, коммунисты каркают во все воронье горло...

Царю всех россиян очень трудно содержать весь этот плюрализм в рамках одного птичьего двора тем более что птички покрупнее типа гусей-лебедей пытаются занять его место. Как в "Ферме животных" Оруэлла. Нужно быть очень увлеченным орнитологом, чтобы все это терпеть и не сварить кое из кого бульончик.

Демократическим соловьям грех жаловаться: нам чистят клеточку позволяют летать по лесам и полям сыплют зернышки и защищают от ястребов. А петь позволяют как угодно и что угодно. Даже на тему Долой самодержавие!"

По-моему, Борис Ельцин совершенно сознательно отвадил от Александра Лебедя красно-коричневый истеблишмент. Сделав вид, что Хасавюрт - это личная инициатива Лебедя и чуть ли не помимо его воли он заставил империалиста и державника Куликова напасть на державника и федералиста Лебедя, обвиняя его в намерении встать во главе дудаевцев и устроить революцию в Москве. Газета "Завтра" приравняла бедного Лебедя к Сергею Ковалеву; для Думы генерал отныне сепаратист, демократическое исчадие ада.

Умный и избыточно глубокий империалист Сергей Кургинян, именуя Лебедя, исповедующего этатистскую идеологию, разрушителем Отечества со слезами заклинал Ельцина, ставшего сразу наименьшим злом, уволить этого Люцифера. Теперь в XXI веке Лебедю придется баллотироваться от демократов и научиться их ценить, потому что к коммунопатриотам ему путь заказан. Блестящая партия! Борис Ельцин - профессионал очень высокого класса, и не один бедняга уже купился его кажущейся простотой. Он - Птицелов. И ловит, как хочет, кого хочет и сколько захочет "Умею пташек я ловить, на дудочку их приманить, и потому я весел так, что пташки все в моих руках". И мы там же. Как справедливо заметил Птицелов, никуда не делись. И все скандалы нашего птичьего двора проходят в рамках песенки: "Жили у бабуси два веселых гуся". Так что, когда Лебедь и Куликов вели окопную войну было ясно, чем дело кончится: "Выходили гуси, кланялись бабусе".

Со всем этим Птицелов справляется блестяще. Жаль, что эти навыки не годятся для проведения либеральных реформ и подъема экономики. Ни гуси, ни лебеди, ни вороны ни соловьи с птичьего двора здесь не помощники.

Сказали же классики: "Птичка Божия не знает ни заботы, ни труда, терпеливо не свивает долговечного гнезда".