«Собеседник», № 41, 1997 г.

 

В. Новодворская,

пассионария

 

МЕЧТА  ИДИОТОВ

 

Восемьдесят лет назад она сбы­лась началось цирковое представление с ко­верными в пыльных шле­мах, с фокусниками, которые то глотали огонь, то его выплевывали и поджигали зрителей, а иногда пытались сложить заново и воскре­сить распиленных ими пополам до­бровольцев (и не только их), но у них ничего не получалось. С акро­батами, которые вечно прыгали мимо сетки, а потом их мозги счи­щали с арены. С укротителями тиг­ров, исправно съедаемыми. С ат­летами, которые или надрывали себе пупок, или обнаруживали, что гири, которые они поднимают, — из папье-маше. Нормальные зри­тели потребовали бы деньги назад. Побили бы антрепренера. Идиоты же хлопали, вызывали труппу на бис, несли свои пятачки, как дурачкам и положено, и пускали слю­ни, а в антракте с удовольствием закусывали опилками, гвоздями и цилиндрами, из которых должны были появиться кролики…

 

Но не появлялись.

 

Хотя сегодня у них отнята большая арена, они продолжают наяривать свое на малой. Каждый год исто­рическая родина этих идиотов во­ленс-ноленс устраивала седьмого ноября этюд-перфоманс на Крас­ной площади: сапожники, разма­хивая несъедобными пирогами, которые они по законам жанра производили весь год, и пирожни­ки, подняв развалившиеся еще на фабрике сапоги, шли по брусчатке гусиным шагом. А впереди канали танки, обутые в новенькие гусени­цы системы «Скороход» на мали­новой подкладке. Самолеты писа­ли на голубом дневном эфире — белым по синему «Блаженны ни­щие духом, ибо их есть Царствие Советское!» И все хором пели популярные народные песни вроде того, что «сегодня мы не на пара­де, а к коммунизму на пути».

 

Однако то ли идиоты были за го­рами, то ли коммунизм — по ту сто­рону гор, но он все не наступал. А песни были разные длинные и ко­роткие, в до диезе и в фа миноре, но все жутко жизнеутверждающие. От них нормальным людям не хо­телось ни строить, ни жить. А если и хотелось, не давали: друзья с фаб­рики идиотов, с Лубянки, прихо­дили, звали и вели. И те, кто без надлежащей песни по жизни ша­гал, пропадали всегда и везде на исторической родине идиотов. Прав­да, на этой родине жили не одни идиоты, но поскольку не-идиоты часто пропадали, поле битвы оста­валось за идиотами очень долго. Да и сейчас они на наших полях стри­гут колоски. Поэтому стоит зара­нее усвоить их ту самую главную песенку, а вдруг пригодится. Ведь некий союз мычания и орала (и как громко орала!) отчалил от минско­го дебаркадера в сторону Белорус­ского вокзала и объявил конкурс на гимн!

 

Итак, гимн идиотов в переводе с клинописи на древнесоветский:

 

О, что за блаженство быть ослом!

Таких длинноухих сыном!

Со всех бы крыш кричать о том:

«Рожден я в роде ослином!»

Я есмь осел, из самых ослов,

И всею душою и телом

Держусь я старых ослиных основ

И всей ослятины в целом.

 

Идиоты вообще очень любят хоро­вое пение, манежи и арены, союзы и соития. Идиоты общительны. Они придумали лозунг «Идиоты всех стран, сольемтесь!» Но поче­му-то закосили под пролетариат. Они думали, что пролетарии — свои в доску.

 

Наш идиот провозглашает себя то большевиком, то стахановцем, то комсомольцем-добровольцем, то десятитысячником, то пионером и трудящимся, — он все время сочи­няет про себя драмы, трагедии, бас­ни и мистерии. Скажем, сельское хозяйство сплошная проза: сев, урожаи, молотьба… Но идиоты ухитрились привнести в эти нехит­рые полезные занятия свои идиотс­кие игры. Вроде «Зарницы». Вспом­ните очередную балладу: «Ой, вы, кони, вы, кони стальные, боевые друзья-трактора, веселее глядите, родные, нам в поход отправляться пора!» Ребенок скачет верхом на стуле и воображает, что это коник. Идиот скачет верхом на тракторе и воображает, что это танк. Такие игры не предполагают сбора уро­жая, сева и прочих банальностей. Некогда. Надо впадать в экстаз.

 

И это не единственная особая при­мета идиотов (российская разновид­ность: идиот осенний, октябрьско-ноябрьский, масть — красная с ко­ричневыми подпалинами, глаза на­выкате, уши лопоухие, мозги — с го­рошком). Еще идиоты обожают секс. Причем предаются чаще всего од­нополому сексу, а то и скотоложст­ву. Создание СССР, восстановление СССР, ностальгия по СССР, братание с Лукашенко — все это ничем иным, кроме сексуального извраще­ния, нельзя объяснить. Лучше бы идиоты по бабам пошли. А то, видишь ли, мальчиков им захотелось! Зачем только идиотам красный флаг? Надо бы голубой…

 

Жители идиотской страны выигра­ли большую войну, но поскольку они в большинстве своем были ис­тинными ее гражданами, плодами победы воспользоваться не суме­ли. Уже через десять лет побежден­ные жили лучше победителей, а дальше и вовсе стали слать им гу­манитарную помощь, потому что стали сытыми, умными, цивилизо­ванными и свободными. А побе­дители ели отбросы, ходили в лох­мотьях, и мачеха по имени Партия их пасла и секла хворостиной, иногда кормя, но чаще обстригая и употребляя на шашлык. Мачеху идиоты боготворили и слушались и кричали ура даже на шампурах, вывалянные в томатном соусе.

 

А когда идиоты попали в руки к добрым феям перестройки — Либерализации Цен и Приватизации, они завопили, что их не любят и не жалеют, и до сих пор жалуются всем встречным и поперечным.

 

80 лет минуло с тех пор, как сбы­лась мечта идиотов. Как выясни­лось, кроме них, на одной шестой части суши водился кое-кто еще. С извилинами. Но в каждую годов­щину сбычи своей мечты старые беззубые идиоты и их молодые зу­бастые наследники выходят и тре­буют, чтобы после пятницы насту­пал четверг, а брошенные вниз предметы падали бы вверх. И го­ворят, что они в этом деле доби­лись больших успехов: у многих из них вырос хвост, отросла натураль­ная шерсть и речь перестала быть членораздельной. И в этом вопро­се мы с ними действительно мо­жем прийти к единству и согласию: пусть себе кувыркаются на ветках, уцепившись хвостом, и ищут друг у друга блох. Мы им даже будем бананы приносить. Но только если они смирно будут сидеть в зоопар­ке. Там, на фоне других обитате­лей сих мест, с газетой «Завтра» в руках, они даже умными покажут­ся. Много пряников им от посети­телей по воскресеньям перепадет...

 

А основатель всего этого кошмара был умный человек, реально во­плотивший в жизнь все свои и чу­жие глупости. И чтобы он соответ­ствовал уровню последователей, они набили из него чучело. И по­ложили в хрустальный гроб, как спящую царевну. В таком виде он вполне соответствует и марксизму, и ленинизму. Остается украсить его каперсами и дать в зубы петрушку.