Комок, Красноярск (1997 г.)

Валерия Новодворская

О национальной гордости великороссов

Итак, доинтегрировались. Белорусские журналисты, работавшие на российский канал ОРТ, сидят в тюряге в Гродно. А российские журналисты (с того же злосчастного канала), которые поехали их вызволять, сидят в узилище в Лиде. Гродно и Лида довольно близко друг к другу расположены, это западная Беларусь, но все-таки некоторая дистанция есть. Так что это пока конфедерация с едиными тюремными правилами содержания: "Кротость российского узника есть украшение белорусской темницы". "Белорусская администрация не отвечает за пропажу камер, видеокассет, пленок, а также самих российских журналистов".

Это если творчески развить идеи Набокова из "Приглашения на казнь". Я, кстати, предупреждала, что пан Лукашенко приглашает нас куда-то именно на подобное мероприятие. А мне отвечали, что он не просто диктатор, а братский диктатор; не просто сукин сын, а наш сукин сын. Пока .дошло только до конфедерации, но скоро пан президент учредит хорошенький общий концлагерь, что-то вроде Майданека, и там уж россияне и белорусы будут жить на интернациональной основе: в общем бараке, за общей колючей проволокой. И это, бесспорно, будет уже та самая Федерация, о которой так мечтал наш собственный наивный и прекраснодушный Президент. Хотя она ему, очевидно, представлялась в более розовых тонах. Я и говорю: вредно смотреть на мир сквозь розовые очки.

После первой серии арестов я подумала, что мы в Демократическом Союзе, Антифашистском центре и Партии экономической свободы, а еще с Пен-центровцами - самые умные: вовремя подали заявку на выход из союзного гражданства, и ее уже из канцелярии Ельцина успели перебросить в этот самый исполком, который наряжен для союзнических мероприятий (от Лукашенко - коммунист, и от нашей думы - коммунист; от Лукашенко - колхозник, и от нашей думы - колхозник; от Лукашенко - совок, и от нашей думы - аж по два совка, по квоте!).

Так я обрадовалась, что нас теперь Лукашенко не арестует, раз мы не граждане его задрипанного Союза, а только Российской Федерации. Заявил же он, что Павла Шеремета со сподвижниками не выпустит, потому что они граждане Белоруссии, и он имеет право их с кашей съесть, когда из России гречку подвезут. Но радовались мы недолго. Россиян тоже прихватили. С чем их там едят, не знаю, однако если варить собираются в собственном соку, то на нашем российском газе. Похоже, гестапо Лукашенко уже у себя завел. Как его гэбэшники могли заставить несчастных российских тележурналистов дать на себя такую компру: и преступники они, и тати, и смертные убийцы, и врагоугодники, и осквернили нейтральную литовско-белорусскую полосу, взломали замок на границе своими телекамерами! Только пытками можно в наши дни такие безумные показания добыть. Да еще признание, что они это делали по заданию вражеской дирекции союзнического канала ОРТ... Видно, российский паспорт не дает никакого иммунитета против вируса политического СПИДа, имя которому - лукашенковский режим... А куда податься? Израильский паспорт Ступникову не помог, американских консулов Адольф Григорьевич арестовывает, американских пилотов с аэростатов сбивает... Может быть, обратиться в ООН? Напал на нас, мол, Лукашенко, как Ирак на Кувейт. Пусть объявляют "Бурю в болотах". Пусть теперь охаянное нами НАТО шлет свои танки в Лиду и Гродно - освобождать наших журналистов. А то мы сами, сирые и убогие, защитить себя не в силах. Но НАТО может сказать, что за что мы, боролись, на то и напоролись. Они нас звали к себе на чашечку кофе честь честью. А мы влопались на полном ходу в лукашенковские объятия. Такая же история, как с пактом Молотова-Риббентропа. Кто у Лукашенки Риббентроп, я пока не разнюхала, но наш-то Молотов в МИДе сидит, и зовут его Евгений...

Интересно, если Лукашенко Смоленск оккупирует (а он давно заявляет, что это белорусский город, как Вильнюс, Белосток и еще кое-что, на что он территориально претендует), долго ли нам придется ждать, пока НАТО откроет второй фронт? А пока что же Борис Николаевич к нам не обращается: "Братья и сестры! Зря мы этот Союз заварили, давайте по домам, договоры в печку, послов обратно в Москву, лукашенковское посольство - в Минск, и пока наших людей обратно не отдадут, ни газа, ни нефти у Лукашенки не будет, пусть из картошки спирт гонит и им отапливается...". И мы все как один объявим Лукашенке экономическую блокаду, ездить к нему не будем, как в Заир все равно, границу будем охранять как зеницу ока, разведчиков в Минск зашлем, раз белорусские шпионы по "Останкино" бегают, и все рейсы "Аэрофлота" и "Красноярских авиалиний", не считая "Трансаэро", проведем мимо лукашенковских небес, чтобы не сбили ненароком. Дадим отпор душителям всех пламенных идей, насильникам, грабителям, мучителям людей! Потому что не знаю, как Президенту Ельцину, а мне за державу уже обидно. Самое время вспомнить о национальной гордости великороссов.

Ну ладно, чеченцы независимости хотят. А Лукашенке чего не хватает, ведь независимость у него вроде есть? Может, он выкуп хочет за наших журналистов, как чеченские бандиты? Так ведь Борис Березовский по миру пойдет. Только что с чеченцами рассчитался, теперь с белорусами. или там с русобелами из КГБ надо отношения выяснять и предоплату делать.

Белорусская демократическая оппозиция мне поведала, что до того как г-н Лукашенко принялся гробить сельское хозяйство, он гробил пограничные войска, и, наверное, успешно, поскольку его оттуда уволили. Так что к границе у него особое отношение. Как кто близко подойдет или подлетит - стреляет без предупреждения. Потому что все время пребывает в пограничном состоянии... Когда вроде уже пора вязать, однако объект еще не кусается и не лает, а издает указы и возрождает Союз. Последний синдром, видимо, скоро войдет в учебники по психиатрии. Наверное, Виктор Шендерович, получив досье своей любимой куколки, в следующем выпуске обзовет Александра Григорьевича уже не колхозным, а пограничным маньяком.

А если серьезно, то Россия - не половик, о который разные там Лукашенки собираются вечно вытирать свои лапти. Будем сидеть и сложа руки смотреть, как белорусский диктатор пытает российских журналистов? Дождемся ситуации, когда Лукашенко прикажет арестовать весь наличный состав российского посольства, и будет у нас белорусскогейт.

Тогда нам придется посылать в Минск спецназ, как американцам в Иран, для освобождения своих дипломатов. По сути дела Лукашенко объявил России войну. Мотивы только не ясны. Наверное, они весьма далеки от идей славянского братства. Может быть, мы виноваты тем, что Лукашенке хочется кушать, а Чубайс с Немцовым дармоедов не желают кормить за счет россиян?. По крайней мере, не резон изображать из себя ягненка, которого белорусский диктатор в темный лес поволок. В российском гербе - не овечка, а орел. В московском - св. Георгий с копьем, а не с белым флагом. И даже если журналисты будут освобождены раньше, чем выйдет моя статья, спускать такие шалости нашему заклятому "брату" нельзя. Братья разные бывают. Вот Каин, например, Авеля убил. Как бы "братки" после журналистов писателей наших не стали сажать. Или там железнодорожников. Или художников. Мало ли кто в суверенный концлагерь забредет...

Интеграция российских журналистов с белорусской тюрьмой (и, возможно, с белорусскими камерами пыток) удалась на славу. Теперь остается продумать механизм размежевания. Говорил же Владимир Ильич, что прежде чем объединиться, надо размежеваться. Не могу не признать его правоту в данном вопросе. И не советую идти на новый виток, объединяться с Таджикистаном или Туркменистаном: там тюрьмы хуже.