Комок (Красноярск), 4-10 октября

Валерия Новодворская

Как нынче сбирается правый центрист

Президент стал мыслить глобально в пределах школьного глобуса. Ничем иным нельзя объяснить дождь премьеров (третий уже!) из КГБ. Если президент взят спецслужбами под стражу, то так и скажите, мы пойдем выручать. А если нет, то это просто у него такой стеб?

И прокомментировать некому. Всюду одни гэбульники. Мало того, что они контролируют РТР (госканал) и ОРТ (то-то там Невзоров высунулся, как фиалка по средам), а TV-Центр захапали опричники Лужкова и пляшут там под личинами весь рабочий день; мало того, что Азазелло-Березовский (по Булгакову, демон безводной пустыни, коей скоро станет вся Россия, и не без его просвещенного содействия) прикупил себе пакетик TV-6. Так ведь и на НТВ штат состоит из бывших гэбульников, кроме Володи Кара-Мурзы и Шендеровича.

Поэтому пусть комментирует "Комок". Он от дедушки ушел, и от бабушки ушел, и от Лебедя ушел, и от российско-московских властей нехитро уйти, пока они друг у друга волосья выдирают.

Итак, что такое правый центр? Никто этого не знает. Так же, как и про левый центр. Ни в природе, ни в энциклопедии они не встречаются. Но, очевидно, Борис Николаевич представлял себе в 1995 году это дело так, когда ангажировал Рыбкина: направо - спокойно, налево - благостно, никто не возникает, и никто ничего не делает. По крайней мере, реформы. Если не считать реформой чеченскую кампанию, которая плавно переходит в дагестанскую и карачаево-черкесскую и приведет, конечно, к тому, что московский мэр увидит небо в алмазах и отдохнет без "лиц кавказской национальности", поскольку Кавказ мы потеряли. Одни папиросы "Казбек" остались.

Наученный советниками, у которых любое дело падает маслом вниз, как бутерброд, Ельцин поместил центрового Рыбкина налево, а "Наш дом - Газпром" с Черномырдиным - направо. Хотя ничего правого ни в том ни в другом нет. Феодалы - они, конечно, правые, но не в смысле либерализма, а в смысле крепостничества. В этом смысле московское правительство напоминает мне Салтычиху, да монастырские тюрьмы давно не действуют, и Екатерины Великой нет...

Словом, народ не купился на этот полтергейст: ни на правый, ни на левый центр. С тех пор ситуация усугубилась, и левые правых готовы с кашей съесть. А вместо тихого Рыбкина в камышах появились акулы социализма и империализма: "Отечество - вся Россия", "Наш дом" (по второму разу), и такие они благостные, особенно Примаков и Лужков, что без веревки из дома не выходят: а вдруг президент встретится? Здесь надо МЧС вызывать, а не правый центр.

Тем не менее, разыгрывая партию пятилетней давности, проигранную еще тогда, президент взялся лепить правый центр из вчерашних остатков. Во-первых, он заслал на это дело Черномырдина с Шохиным и "Нашим домом", предвкушая взаимную любовь феодалов и либеральных революционеров Гайдара из ДВР и еще дюжины организаций: то ли первых христиан, то ли карбонариев, то ли гугенотов. В конце концов, именно они создали современную сытую Европу. (По-моему, скорее императорский дом Австро-Венгрии поладил бы с Мадзини, "Молодой Италией" и Гарибальди.) И тут последний жест: президент решил пожаловать либералам Степашина, как шубу со своего плеча. Но при слабой власти и шубы в кусты убегают. Тем более что пушнина была явно траченная молью (Чечней и ФСБ).

Но, плавно распределив по блокам бывших премьеров, трудоустроив каждого в избирательный список, Ельцин был искренне счастлив: никто не оставлен его милостью. Одному давался приказ на Запад, другому - в другую сторону.

Черномырдину тоже велели идти и сочетаться с Чубайсом, благо последний за него работал пять лет как теневой глава кабинета. И жаль, что его указания Черномырдин не воплощал в жизнь более чем на 1,2%.

И тут начались неприятности. Долгое сидение Ельцина на завалинке привело к тому, что премьеры расползлись как раки, наплевав на путевку в жизнь (даже военный Степашин не подчинился Верховному Главнокомандующему). Со Степашиным вообще не поймешь, где у него легенда, а где он просто Максим Исаев. То ли Ельцин его из приюта взял, то ли, наоборот, в кремлевских застенках ему руки выкручивали. В результате Степашин забрел в сад к Явлинскому, да там и остался ждать урожая.

Указы президентские случайно совпали с приступами острого идеализма у "Правого дела".

Все вы знаете Гайдара и Чубайса. При многочисленных достоинствах у них есть один ужасный недостаток: они люди чистые и верующие в добродетель. Только они могли задуматься: а вдруг в Степашине и НДР с Черномырдиным и змеевидным Рыжковым осталось что-то человеческое? А вдруг их можно направить на истинный путь и спасти грешные души? И Гайдар с Чубайсом занялись экзорсизмом. Это называлось "переговоры", и жаль, что на месте сих встреч не было Жванецкого, Гашека, Ильфа, Петрова и Шендеровича. Им бы хватило материала на сборник.

С Черномырдиным получилось проще всего. Переговоры увенчиваются успехом, если собеседники говорят на одном языке. Гайдар-то с Чубайсом шпарили по-русски, и Черномырдин их просто не понял - этим языком он владеет со словарем, а словарь не дали и переводчика не пригласили. Зато Рыжков все понял и жестами объяснил шефу, что Газпром пытаются столкнуть в мелкобуржуазное болото. Здесь-то, следом за Ульяновым, Виктор Степанович и сказал: "Мы этим путем не пойдем".

Степашин пришел на смотрины, отведал пирога, и раз уж он наплевал на сватью бабу Бабариху, роль которой пытался сыграть наш президент (а надо было просто привести подарок в наручниках и ножных кандалах, чтоб не мог уклониться от пути демократии), то и невеста ("Правое дело") ему не понравилась. И приданого мало, и рейтинги низкие.

В конце концов, Рыжков и Степашин при молчаливом согласии Виктора Степановича соглашались быть правым центром, но только если из коалиции уберут всех подозрительных субъектов: ДВР, Гайдара, Чубайса, Борового. То есть они соглашались возглавить демократию, но только без демократов в виде каких-то демороссов или выбороссов.

Здесь, к счастью, у Гайдара с Чубайсом идеализм кончился, и даже им стало ясно, что грешные души газпромовцев и Степашина все равно обречены гореть в аду, даже если будет второе пришествие Мессии. Виртуальный правый центр скончался, не родившись, и все разошлись по своим экологическим нишам.

Испуганный до родимчика Аяцков поехал прямо в "Ауди" убирать урожай, оставив Гайдару с Чубайсом одного губернатора Титова, раз уж ему жизнь не дорога. Правые пошли своим тернистым путем.

Теперь только от россиян зависит, будут ли вообще жить члены Союза Правых Сил. Правда, если они не выживут, то и россиянам ничего, кроме могилы, не светит. Братской могилы без салюта и почестей. Союзу Правых Сил хоть венки принесет восхищенное человечество...