Комок (Красноярск), 2-8 августа

Валерия Новодворская

История великодержавного проекта "Глупов-2 Incorporated"

Все мы с детских лет знакомы с нашими славными предшественниками, благо благодаря урокам боевой славы, отеческим увещеваниям мэра Лужкова и патриотов из-под левого забора они у нас на зубах навязли. Укрепившись духом и несколько остервенев в своей державности, они не изменили ни своим историческим названиям, ни тем более не менее историческим заблуждениям.

Лапотники обыкновенно голосовали за аграриев. Куралесы и вертячие бобы, а также проломленные головы голосовали за ЛДПР - по сходству судеб и устремлений с лидером партии. Долбежники, слепороды, губошлепы, вислоухие, кособрюхие и рукосуи стабильно голосовали за коммунистов. Этих было больше всех. Заугольники и крошевники, усиленные чернонебыми, обладали изысканным вкусом и голосовали за Явлинского. Кто из окрестных народов голосовал за гайдаровских либералов, которые явно были родом не из этого болота, не представляется возможным раскопать. Разве что моржееды, лукоеды и гущееды, чьи названия указывают на их стремление к независимой хозяйственной деятельности. И все вместе они, конечно, были головотяпами, судя как по суммарным результатам их деятельности, так и по речам их властителей по косовской проблематике.

Основная масса головотяпов принадлежала по профилю к премудрым пескарям, чье молчание можно было считать знаком согласия на что угодно. Но попадались меж ними караси-идеалисты, которые время от времени грозно вопрошали правительственных щук и думских голавлей, а ведают ли они, что такое добродетель. Щуки сыто ухмылялись, а голавли нервничали, ругались и томно обмахивались красными флагами, причем главный голавль хотел лишних глуповцев зарыть за околицей, а главная кремлевская щука благородно предлагала, чтобы все рыбы согласились.

Уху варили все больше из иностранных ингредиентов под наблюдением поваров из МВФ.

Во второй части сериала произошли изменения: если ранее один мужик ухитрялся прокормить двух генералов, то теперь мужики работать решительно бросили и впредь зареклись. Кроме чрезвычайно расплодившихся генералов, глуповцы кормили депутатов и вице-премьеров, кормили вкусно и питательно и сами кое-что доедали, однако работать не работали, укрепившись в неистребимом желании, чтобы один МВФ 150 млн глуповцев прокормил. Частенько он нас посещает. И уговаривает, чтобы мы щуку с яиц не сгоняли и рака с колокольным звоном не встречали, а просто бы блинами острог конопатили да небо кольями подпирали, раз уж какие-то другие, более разумные действия - нарушение государственного суверенитета.

В новом проекте "Глупов-2 Incorporated" глуповцы с градоначальником перешли на мэров, вице-премьеров, просто премьеров, а иногда им мечтается и о президентах, хотя один у них давно есть. Имеется и прогресс: недовольные глуповцы больше не сбрасывают с колокольного раската Ивашек и Николок, Толиков и Егорок с Борисками, а просто отправляют их в отставку, а с раската бросаются сами, потому что без реформ жизни у них нет, а какие же реформы без Толиков и Егорок?

Один из градоначальников (ибо таков его статус, несмотря на вечные попытки вскарабкаться куда-нибудь еще, повисая на собственных заборах) особенно запомнится глуповцам тем, что он "красавчик" и "умница". Предание гласит, что он любил завоевывать Севастополь, бороться за права русского населения повсюду, кроме России, и украшать свою столицу разными чугунными уродами, расставляя их в самых неподходящих местах не только посуху, но и по морю (то есть по воде). Еще он не любил брюнетов и наказывал спрашивать у них подорожную. Но брюнеты откупались, чего не скажешь о блондинах.

А забота у этого градоначальника была такая, забота у него была большая: как бы и на городе усидеть, и в цари просочиться. Колоритная фигура, что и говорить!

Междоусобие же глуповское на современной стадии не стало умней того, что наблюдалось во времена Ираидок и Клемантинок. Прежде всего, Бог за грехи глуповцев послал им демократические выборы, на которых они живо навыбирали всяких бывших прохвостов, которые остались прохвостами и после 1991 г. и даже еще в этом качестве укрепились. Прохвосты были трех сортов: одни - красные, другие - коричневые, а третьи вообще без всякого цвета, но неизменно протягивающие руку в казну за баксами. И тогда они зеленели от радости. Впрочем, от "зеленых" не отказывались ни "красные", ни "коричневые".

Во-вторых, глуповцы все время пытались произвести государственный переворот. Вроде триумвирата из Коржика, Барсика и их духовного отца Сосковатца. Но, поскольку глуповцы все глупели да глупели, одна их часть никак не могла ничего до конца перевернуть, а другая была не в силах это на место поставить. Так и жили на бивуаках, в переходном периоде.

Но главное содержание эпохи составляли войны за просвещение, которые велись по очереди Дариком, Чубчиком и нижегородским десантом из Борика и Сережика. Целью военных действий было утвердить в Глупове европейскую законность, научить их работать и отучить клянчить у властей пропитание, а также внести вестернизацию и благородство в их нравы. Но дело не пошло. Глуповцы отвергли и Чубчика, и Дарика, и нижегородских десантников, сами же сели на лежачий камень, голодные, неумытые и беззаконные, ждать очередного Угрюм-Бурчеева, который всегда прекращает течение подобной истории, чтобы начать новое, еще худшее. В последний раз такая рокировочка случилась в 1917 г. Следующая, похоже, не за горами.