Комок (Красноярск), 21-27 июня 1999 г.

Валерия Новодворская

Правительственный вальсок

Да снизойдет умиротворенье на Святую Русь! У нее есть новый премьер-министр, не в пример приятнее старого.

Не знаю, что сказали бы о нем Ноздрев из "Народовластия" и Собакевич из КПРФ (у них и спрашивать не надо), но Манилов сказал "бы, что он душка, и с удовольствием посиживал бы с ним за чаепитиям, мечтая о гипотетическом мосте в капитализм с лавками и разными "негоциями".

Его высокий балл в парламенте определяется "Двумя взаимоисключающими факторами. Степашин понравился коммунистам, потому что политрук, то есть комиссар по образованию. И неважно, что по пожарной части, хотя коммунистам, конечно, приятней поджигатели, чем тушильщики. Зато медная каска и сирена) Нашим наци и комми это приятно действует на подсознание.

Опять-таки шинель, хотя бы и дома, в шкафу. (Бери шинель - иди в Белый дом.) Затемненные очки напоминали всем думским троглодитам тонтонмакутов папы Дока - то есть гаитянского тирана Дювалье. А про Чечню я уж и не говорю. Мусоля свои "Мальборо", "Кэмел", "Лаки страйк" без фильтра, думцы-левоскамеечники (то есть 85% состава) сладострастно представляли себе, как новый премьер вслед за чеченциами посадит по "фильтрам" Гайдара, Чубайса и вообще всех демократов. Трудно, что ли, под Москвой ямки нарыть?

С другой стороны, демократы видели в розовощеком, элегантном Степашине нечто совсем другое: то ли де Голля, то ли молодого Пиночета на скамейке Вест-Пойнта, то ли элегантного, со стеком и в пенсне адъютанта его превосходительства Колчака. К тому же он вслух назвал себя другом Галины Старовойтовой. Был ли он другом или нет, уже неважно. Но согласитесь, ни трус, ни приспособленец, ни противник демократий эталонного демократа и антикоммуниста не назовет другом и соратником. Никто даже не ждет, что он найдет ее убийц. Главное, было высказано доброе намерение их найти. В конце концов, будет сделан вывод, что Галину Старовойтову погубила среда. И здесь даже не ошибутся. Коммунисты в Думе, звезды на башнях, Ленин -- в Мавзолее, 7 и 8 ноября остались праздничными днями в календаре, в правительстве тогда были левые и капитулянты. Да, такая среда может убить. И не тихо заесть, а громко застрелить (с глушителем) на лестнице.

Чеченская и комиссарская карьера Степашина демократам претила. Но, Во-первых, они уже привыкли пользоваться кадрами б/У в КПСС, а других им никто не предлагал: другие эмигрировали, сидели в лагерях или топили котельные.

А во-вторых, чеченская война была, да сплыла, как многие российско-советские неприятности: Вильнюс в 1991 году, Тбилиси -- в 1989 году, Баку -- в 1990-м, Афганистан с его дикими сценами если не у фонтана, то у арыка. Думаете, там "фильтров" не было? Там такое было, что (русских в этом регионе будут еще 100 лет с проклятиями вспоминать. Так что к карателям нам не привыкать, тем паче что Степашин раскаялся, грех с души снял.

А демократы на митингах протеста всю воину честно отбарабанили, хоть звание присваивай. Так что со Степашиным можно и перемирие заключить. И потом, даже демократов в глубине души не оставляла робкая мысль: а может, Степашин коммунистов в "фильтры" посадит, благо опыт есть. Видимо, это опасение озарило и темные головы некоторых коммунистов, не поверивших в то, что Степашин -- свой в доску.

И опасение сыграло свою историческую роль. Танки Ельцину при подсчете голосов не понадобилось приглашать, хватило взоров сквозь темные стекла.

А на самом деле все проще. Сначала была зима тревоги нашей, и демократы отморозили в ельцизащитных пикетах у Думы (у меня до сих пор то артрит, то радикулит, пополам с радостью, и день Победы -- провала импичмента -- уж точно получился со слезами на глазах и с многочисленными ОРЗ) свое передовое либеральное сознание. Потом к мам с сыном Йорка, то есть Степашиным, солнце возвратилось. И то была обманная весна. Ну а теперь, как водится, начнется "унылая пора -- очей очарованье".

Ведь то классический цикл наших побед по либеральной линии, начиная с 1991 и 1993 годов.

Сначала -- смертельная борьба в окружении, потом -- прорыв. Успеваешь порадоваться от силы 5 дней. А потом выясняется, что враг бежит, бежит, бежит, что мы победили, и царь на месте, и Родину спасли, и готовы грянуть громкое "ура-ура-ура" самым жестким реформам, на революционном уровне, потому что либеральная вера без дел мертва. Но! При том! Медленным шагом, робким зигзагом победители, путаясь в собственных комплексах, начинают отступать в заранее заготовленные окопы.

Пока враг не воспрянет и снова не окружит. Тогда начнем по новой.

Опять, как во времена Черномырдина и Кириенко, курьеры будут ходить с мешками к Гайдару, В Институт экономики "переходного периода" и наполнять мешки законами, разработками антикризисных программ и прочими трудами того оплота экзотов, прогрессоров м люденов и носить добычу в правительство, где ее располовинят и в Думу отнесут, а та все отвергнет, потому что, в силу присущей ей компетентности, она не уверена до сих пор а правоте Коперника, Джордано Бруно н Галилея. С точки зрения депутатов, Солнце вращается вокруг Москвы. Не замечали?

Так что налево ходить правительство не будет, гадостей не сделает. Президента любить будет, ничего не испортит, но в смысле форсирования Днепра, высадки в Нормандии и ускорения реформ подождет до президентских выборов. Храня чашу святого Грааля, меч-кладенец н философский камень до того момента, когда комми еще что-нибудь учинят: разбой, грабеж или недоверие правительству. Кроткий Волошин уже опровергает слухи, что мы куда-нибудь двинемся, заверяя, что сушеный Ильич останется в Мавзолее. А покуда он там валяется, как килька в томате, не ждите приличной жизни. Для нее смелость нужна. А то кто-то из бояр наших намедни заявил, что мы не хотим жить, как Бельгия, а хотим, как великая Держава. И чтобы, значит, золотая рыбка была у нас на посылках. Ох, россияне! Если бы вы знали, как живут в Бельгии, вы слово "великий" выкинули бы изо всех словарей.

Кстати, чтобы пока с голода не умереть, вспомните про Коробочку. Хозяйство вела натуральное, но крепкое. Так что на Степашина надейся, а сам не плошай.