Комок (Красноярск), 24-30 мая 1999 г.

Валерия Новодворская

Импичмент на шею - и в пруд

Любят у нас говорить умные иностранные слова, особенно коммунистическая голь перекатная.

Вместо сговора у них - "консенсус", вместо гниения - "стабилизация", вместо подлости - "прагматизм".

Вот так и с модным словом "импичмент" К российской действительности он подходит так же, как понурой, замученной, безрогой корове седло из шкуры барса. По крайней мере, то, что мы пишем, совсем не то, что у авторов проекта в уме.

"Импичмент!" - выкликнули в отчаянии демократы, когда началась "грязная" война, то есть война в Чечне. Выкрикнули, поозирались... и замолчали. Потому что увидели тихое, забитое, трусливое общество, повторившее в условиях полной свободы афганский прецедент, увидели военных, саблезубых, как Сталин и Троцкий, называвших чеченцев "духами" или "чехами"; увидели пыточные "фильтры", Коржакова и Барсукова, как новых Геринга и Бормана; увидели наших коммунистов, навостривших лыжи на свободное место, которое некому было от них защищать. И подавились собственным отвращением и собственными предложениями, сообразив, что импичмент убьет слабую демократию и не спасет чеченцев (ЛДПРовцы уже предлагали скинуть на них атомную бомбу).

Сейчас это умное слово выплывает вновь. К чему бы это? Как писал Чехов, "они (депутаты) образованность свою хочут показать и потому говорят о непонятном". Однако кое-что уловить можно Речь идет о чем угодно, только не об импичменте о вилах, о поджоге, о государственном перевороте.

И еще о Муму. Об очаровательном белом цуцике из новой версии недавнего фильма. Это Россия, доверчиво перебирая лапками, сидит на носу роковой лодки. Это ее совершенно беззащитную хотели обвязать веревкой с камнем по худенькой шейке, чтобы пихать в мешок, а она, ничего не понимая, как не понимала никогда, скулила бы и лизала руки, принимая смерть за конституционный процесс. И ее бросили бы, набрав энное количество голосов, в холодную воду, и она пошла бы на дно уже навсегда. И никаких больше перестроек. В лотерею два раза не выигрывают. В одну и ту же.

И утопили бы, кстати, не Ельцина, а Россию: это ее тоненький, еле слышный лай, робкие попытки пожить по-человечески мешают спать коммунистическому барству.

И найдется много Герасимов, Герасимовых, Скуратовых и конституционных судей, не говоря уж о Лукьяновых и Илюхиных, которые пошли бы топить по приказу, ибо они холопы, а на все есть барская воля КПРФ. 75 лет крепостного состояния сказываются.

А Ельцина утопили бы заодно, он такой же, как Россия, он ее часть: та же беспомощность, неумение отличить рук друга от рук палачей, те же тоненькие лапки на роковой корме (черт меня дернул посмотреть этот фильм).

Да, ни Ельцин, ни Россия больше не похожи на сильного, большого Полкана. Тянут на Муму. Поэтому импичмент на шею - и в воду. Не для исправления нравов. Не для проведения реформ, не для спасения Отечества. Для того чтобы остаться с нами наедине. Чтоб уж без вето, по полной программе: изменение конституции, резекция оттуда всех прав и свобод, и чтоб карточки, колючка, расстрелы, голодомор, - и в Сербию, на волю, в пампасы. С НАТО воевать. Шапками его закидывать, когда яйца кончатся.

Добивают не только ослабевшего, больного президента - добивают чахлую российскую демократию. Такую чахлую, что они с этим президентом нерасторжимы, или бледным, без хлорофилла, веточкам нашего душистого горошка некого будет обвить, а иначе они не умеют и чахнут.

И каковы же обвинения для этого самого "импичмента"! Развал нежизнеспособной империи (ни во Франции, ни в Британии за это почему-то никого не судили).

"Геноцид" демографический, присущий всему миру, а ежели кто не доживает до 60 лет, так пить надо меньше. Льву Разгону, например, 90 лет.

Робкая попытка самозащиты той же демократии в 1993 году. И неудачная! А то ведь победителей не судят, а раз дошло до суда, значит, "гадину не добили", и она вползла в парламент, и в суды, и в МВД, и в губернии, и уже почти задушила тех, кто собрался на Запад, вместе с народом.

А Чечня... Да, это повод, но не у нас А судьи кто? Коммунисты, втравливающие нас в балканскую войну, рукоплещущие сербам, которые с албанцами обращаются так же, как мы с чеченцами. Патриарх Алексий, звавший юношество воевать в Ичкерии? Конституционный суд, оправдавший нашествие и бойню?

К несчастью, у противников импичмента тоже имперские тараканы в голове. Они просили отложить. Дать Президенту сплотить страну, впихнуть ее в новую балканскую войну, а потом, наверное, судить по совокупности.

Ведь один импичмент дешевле двух.

Кстати, в прямом переводе - это слово означает "помешать". "Когда мешают". Так вот, нам хотели помешать ползти на Запад и навеки стащить в зловонные дебри "Азиопы".

Депутаты - почти 300 штук - голосовали за путч.

Коммунисты и нацисты, преступники и безумцы. Интересно было, за что проголосует "Яблоко"? Оказалось, что "Яблоко" и впрямь от Змия.

Ведь путчи отдают власть не Керенским, но Ульяновым и Троцким. У нас почти нет шансов выплыть, но без импичмента на шее мы еще побарахтаемся.

И не думайте, что все, проголосовали - и завязали. Как веревочка ни вейся, все равно конец придет. Несчастный Президент может совершить еще массу преступлений: май холодный, год не хлебородный, пятна на Солнце, падеж скота и рубля, отказ объявить войну НАТО, ЕС и МВФ, падение метеорита, землетрясения, настоящие реформы по формуле "Гайдара нашего насущного даждь нам днесь". Так что никогда не говори "никогда".

Теперь Госдума, этот пустой кувшин, повадилась по воду ходить. И пока ей не случится быть разбитой, мы спокойно спать не будем.

Напрасно младой Рыжков обозвал Ельцина ядерным устройством, взрывающимся самопроизвольно. По-моему, это Дума, скорее, заряд минувшей войны СССРа со всем разумным, добрым и вечным, заряд не разорвавшийся, но с истлевшей оболочкой, торчащий на Охотном ряду. И если рванет - человечество быстренько поверит Нострадамусу насчет конца света.

Сидеть верхом на этом заряде должно быть неуютно. Неужели юный Рыжков и ученый экспериментатор Явлинский, которому очень хотелось, чтобы рвануло в научных целях, не ощущают некоторого неудобства от такой позиции?

А Ельцин, скорее, сапер. И потому он так медлит и копается, что сапер ошибается только один раз. Как сложно разряжать боеголовку Госдумы, Совета Федерации, Генпрокуратуры, Правительства, когда вся страна - сплошное минное поле.

И, по-моему, он очень грамотно поступил. Сначала удалил внутренний импичмент в виде Примакова, которого жутко полюбил народ (рыбак рыбака...). Потом управился с внешним. С большевиками из КПРФ и меньшевиками из "Яблока".

Сейчас депутаты делают вид, что успокоились, и губки бантиком складывают. Но импичмент у них все равно за пазухой или за голенищем. Коммунизм - это импичмент. И агрессивный национализм - тоже. Чему, спросите? Жизни на Земле. И способ только один. Ведь и красным, и коричневым с розовыми голыми хвостами так пойдет подполье после запрета. Вот на то и предлагают Степашина. Поскольку он опытный Крысолов.