"Комок (Красноярск), #41, 14 - 20 октября 2002 г.

Валерия Новодворская

Победитель не получает ничего

С того ужасного сентябрьского дня, разбившего сердце и американцам, и их немногочисленным, разбросанным по разным континентам друзьям, миновал год. Американцы уже не принуждают себя улыбаться, они просто улыбаются.

Впрочем, их потрясающая стойкость не дала им год назад возможности как следует поплакать, позволив себе быть слабыми хотя бы неделю. Год назад на юбилее "Эха Москвы" в "Праге" новый посол США Александр Вершбоу бродил между накрытыми столами, серый от горя, но с дежурной вымученной улыбкой, и принимал соболезнования. Может быть, впервые после 1945 года, после Перл-Харбора, американскому послу приходилось принимать соболезнования. Еще не осел дым от крушения несчастных башен, а А. Вершбоу надо было думать об этикете и протоколе, поддерживать демократическое СМИ "Эхо Москвы" и, главное, не заплакать, а улыбаться из последних сил.

За этот год многим стало лучше; некоторые даже спаслись, подобно афганцам, избегнувшим холодных объятий талибов. И только американцы, всегдашние заступники легкомысленного человечества, кое-что об этом человечестве наконец узнали. И это знание пережить не легче, чем огонь в окнах Близнецов ВТС. Год назад задавленные диктатурой афганцы и мечтать не могли о такой роскоши, как кино или пиво в банках, а их женщины не смели ни работать, ни учиться. Никто не верил, что в Афгане можно не завязнуть. Российские власти всех уровней и всех мастей, лицемерно благословив американское оружие, со злорадством ожидали поражения и аналогичного своему вывода войск. Бесчисленные аналитики из Европы вспоминали английский крах, советский крах и пророчили затяжную, бесславную, вялотекущую кампанию. Вместо всего этого мы имеем страну, которая худо-бедно прекратила воевать сама с собой (узбеки с пуштунами, пуштуны еще с полудюжиной племен), накупила спутниковых антенн, читает журналы, пьет кока-колу, смотрит телевизоры и потихоньку разжимает удавки на шеях своих женщин, открывая им путь в школы, в офисы, даже в правительство. Это бесспорная победа. Хорошее сверхсовременное оружие, хорошие солдаты, хорошее правительство, хорошее командование, много силы духа...

Но от этой победы США не взяли себе ничего: ни клочка территории, ни грамма нефти, ни цента репараций. Победители оплатили все издержки да еще и накормили побежденных. Эти ящики с гуманитарной помощью, бросаемые из-под облаков на мирные деревни, живо напомнили план Маршалла не только для истерзанных войной союзников, но и для немцев, еще вчера в Арденнах стрелявших в американских пехотинцев. Не напоминает ли это вечную формулу Док-Кихота из "Человека из Ла-Манчи" Ричарда Болта? Дон-Кихот после боя имел обыкновение врачевать раны поверженных врагов, "потому что так велит честь". И не напоминают ли США этого безумного Рыцаря Печального Образа, всюду видевшего великанов и злых волшебников, кидавшегося на ветряные мельницы и во имя идеалов свободы сбивавшего кандалы с каторжников? Чем-то Джордж-Буш-младший напоминает этот литературный персонаж. Мир полон Арафатов, Саддамов Хусейнов, Ким Чен Иров, Лукашенок и жестоких колониальных войн типа чеченской. Всех надо сокрушить и освободить пленных принцесс. И пусть все враги идут к Дульсинее Тобосской (американской демократии) и признают ее величие и приоритет. И роль Санчо Пансы, которую призвана играть антитеррористическая коалиция, весьма почетна.

Но увы! Ни Германии, ни России, ни Франции не хватает горячей веры и идеализма смешного толстяка на осле. Не хватает терпения и преданности этим США с тазиком для бритья на голове, верхом на мифическом Росинанте. И что из того, что у Америки есть отличные модерновые доспехи, что их "конюшня" полна лучших в мире самолетов и подлодок... Все равно человечество не верит, и не любит, и не ценит, и смеется, приравнивая силу духа, и силу армии, и экономики к медному тазику для бритья. Неблагодарная Европа, спасенная от Гитлера, от голода, от СССР, сует палки в копыта Росинанту и не советует бросаться на иракскую ветряную мельницу, предпочитая ожидать в холодке, пока этот безумец что-то на нее сбросит, какую-нибудь химическую или ядерную пакость.

США со всех сторон пророчили тоталитарный путь, зажим прав и свобод, военную диктатуру. Но ничуть не бывало! Ни вертикали власти, ни управляемой демократии, ни спора "хозяйствующих субъектов" на телеканалах, ни бюстов Буша на сталелитейных заводах в качестве побочной продукции, ни тортиков с американским президентом в кафе-кондитерских. Вездесущие американские правозащитники добрались до Гуантанамо и нашли, что содержание пленных талибов не выдерживает никакой критики. И содержание улучшили! И статус военнопленных дали! А когда возник общественный протест против предания суду за измену некоего американца, который забрел служить к талибам (правозащитники требовали, чтобы его тоже считали военнопленным), тогда стало понятно, что оруэлловской Океанией Америке не бывать.

Хуже всего то, что союзники тут же принялись решать свои маленькие проблемы за счет большого Общего Дела. Один союзник получил карт-бланш для окончательного решения вопроса на палестинских территориях (что, в общем, справедливо и необходимо), кое-кто -- свежее оружие или плату за использование аэродромов, а российские сподвижники даже ухитрились подсунуть в чистое антитеррористическое дело свою грязную чеченскую войну. Впрочем, выйдя из шока, США уже заявили, что чеченцев (или грузин) подверстать к талибам для ровного счета не удастся. Словом, меньше всего досталось победителям -- американцам. И лавров, и жалости, и любви. Человечество не склонно жалеть сильных, оно предпочитает жалеть слабых, даже если они не правы. И вообще оно поступает, как освобожденные Дон-Кихотом каторжники: разбегается, понося своего освободителя, норовя запустить в него камнем.

У США не будет ни гарантий, ни безопасности, ни благодарности. Тем не менее нет в мире никого прекрасней Дульсинеи Тобосской, мы-то с вами знаем.