Комок (Красноярск), #4(89) 29 января - 4 февраля 2001 г.

Валерия Новодворская

Барин нас рассудит

Злосчастные россияне уже успели привыкнуть к тому, что у них нет самых элементарных вещей, которые доступны другим, более счастливым народам. В широком российском ассортименте нет грамотного и честного правительства, приличного президента, удобоваримого парламента, приемлемых губернаторов, не слишком озверевших судей и полиции, чем-то отличающейся от бандитов.

К тому же в большом дефиците дороги (в отличие от парных к ним дураков), топливо зимой, горячая вода в некоторых регионах, зарплаты бюджетникам, гарантии бизнесменам, конституционные права гражданам, лекарства для бедных, удобства санитарного плана в провинции, независимость для прессы и критический разум для избирателей. Не говоря уже о гражданском мужестве для всего населения. Мы привыкли, что прилавки с этими товарами пусты и сиротливы, несмотря на гайдаровские реформы. Да и чубайсовская приватизация нам не слишком помогла. Если бы нас, россиян, какая-нибудь богатая и ласковая держава приватизировала! Выбраться бы нам из нашей нынешней общечекистской и общекомиссарской собственности, когда вся Россия оптом принадлежит душой и телом президенту и правительству, которые за 150 млн своих крепостных ни перед кем не отчитываются, даже перед Западом, потому что и Западу на нас наплевать. Сейчас мы, конечно, тощие, облезлые, злые, с когтями. Но если бы нас в хорошие руки, если бы нас кормить, приручать, ласкать, дрессировать, как Куклачев своих кисок, делать нам груминг, то были бы мы белые и пушистые, не хуже выставочных "персиков". Неужели несчастную Россию, которую ее злые хозяева выбросили замерзать на улицу, никто из жалости не подберет? Ведь у нас приданое: Байкал, леса, золото, алмазы, нефть, газ, великая литература. Хотя едва ли чекисты и комиссары все это нам дадут с собой на дорогу. Ведь даже в 1861 году крестьян освобождали без земли. А в 2000 году тем паче. У власти же не Александр II Освободитель, а Владимир II Государственник. А Государство - это прежде всего темницы, плахи, запоры, локальные и мировые войны, дубина, сортир для мочения подданных и забор с колючей проволокой по периметру. А сверху ток пропущен из излишков, сэкономленных РАО ЕЭС и лично А.Б. Чубайсом. Как же, ведь он приложил свою талантливую руку к строительству этого вертикального самовластного государства. Значит, и его рука на рубильнике. И когда какого-нибудь российского западника и вольнодумца ударом тока отбросит, бездыханного, на запретку, это будет и чубайсовский ток.

То есть многого у нас нет. Почти что всего. Теплого угла, обеспеченного завтра, сытого сегодня, свободы, собственности, законности (последние три предмета обещаны лично Гайдаром и Чубайсом. Они что же, на Лубянке надеются их ныне откопать?).

Но это не новость. В нашей горькой истории это уже бывало. Злая власть, глад, мор, казематы, кавказские войны.

Но, по крайней мере, не красная углами и пирогами Россия была красна оппозицией. Диссидентами, мятежниками, вольнодумцами, изменниками царю и отечеству. "Врагами народа". В XVI веке бежал в Литву от Ивана Грозного и создал "тамиздат" Андрей Курбский; устроил митинг в Казанском соборе митрополит Филипп Колычев (и был за это тайно казнен); писал (для себя со смертельным исходом) альтернативные программы для общества Юрий Крижанич, диссидент времен Алексея Михайловича; шел на каторгу Радищев; бунтовали декабристы; скрашивали безвременье едва не расстрелянные петрашевцы (плюс Достоевский); издавал "Колокол" Герцен; коллективно садились в тюрьму за намерение не давать царю "ни податей, ни рекрутов" кадеты, сражалась Белая Армия; шел на казнь Николай Гумилев... Самые темные советские времена не обходились без лучей света: Сахаров, В. Буковский, "Хроника текущих событий". Самиздат, изменившие КГБ Виктор Резун - Суворов и Олег Гордиевский. Могилы, застенки, пермские три политлагеря, мордовская политзона.

И вдруг нет ничего, как будто Совет безопасности языком слизал. Несколько крошечных антимилитаристских молодежных организаций да горестный Демократический Союз, который не только Сенатскую площадь, но и московскую хрущобную квартиру не заполнит. Вот все, что крошечной Моськой кидается на самодержавного Слона. Но слабенькие зубки не могут прокусить его толстую шкуру.

А где все остальные, кстати? Демократы, либералы, ау! Где властители наших дум? Такое ощущение, что они уже на Соловках.

Молчание. Кладбище. На безвременные могилы тихо падает снег, засыпая надгробные доски с золотыми литерами "Демократический выбор России", "ДемРоссия", "Вперед, Россия!", "СПС", "Яблоко", "Партия социальной демократии".

Увы, они все не на Соловках. Дело обстоит гораздо хуже. Демократов погубила демократия. Пока власти их держали на коротком поводке, душа кляпом, затягивая веревку на шее, лишая слова и жизни, они выглядели вполне прилично. Конечно, я не имею в виду демократов, взошедших по весне, красивого Бориса Немцова, изящную Ирину Хакамаду, умных и ученых Гайдара, Чубайса и Явлинского. Эти-то и вовсе не гремели кандалами и не шли на эшафот, а пошли бороться за свободу по мощенной Горбачевым дорожке и по проложенному Ельциным шоссе. Это была их единственная пропагандистская удача: революционная агитация Межрегиональной группы среди Б.Н. Ельцина, А.Н. Яковлева и М.С. Горбачева.

Но когда на демократов свалилась как кирпич демократия, они и вовсе обнаружили, что это вполне пристойное орудие добывания окладов, машин с мигалкой, думских полукресел, престижных институтов, вроде гайдаровского Института переходной экономики (от зрелого тоталитаризма к развитому авторитаризму), иностранных вояжей, VIP-залов и телевизионных софитов.

И это оказалось превыше всего, даже превыше самой демократии. Демократия была только золотой фольгой, в которую завернули набор вышеупомянутых жизненных благ. После получения набора фольгу выкинули в корзинку.

Нынешние СПСовцы и "яблочники" с корицей молчали, когда убивали несчастных чеченцев. За то самое, что они обещали в программах: за свободу и за законность.

Они молчат, пока кремлевские олигархи делят собственность, которую они тоже сулили ведь не одному только Р. Абрамовичу.

Они молчат, когда уже пробил час "окончательного" решения вопроса о свободе слова и она стоит на табуретке с петлей на шее, как Зоя Космодемьянская. За то, что пыталась поджечь государственную конюшню, где мы все обречены властью на роль скотины в хлеву.

В историю войдет Егор Гайдар, с апломбом доказывающий с трибуны, что уйти в оппозицию было бы политической ошибкой. Этот кошмарный эпизод, пожалуй, заставит забыть и добро: либерализацию цен и октябрь 1993-го. Конечно, в оппозицию уходить рано. Пусть сначала закроют НТВ, ТВ-6, Ren-TV, "Эхо Москвы", студию "Афонтово" и начнут массовые аресты. Пусть сначала взорвут над Чечней атомную бомбу и включат в состав РФ Ливию, Иран, Ирак и Беларусь.

Правда, потом уже надо будет идти не в оппозицию, а в партизанский отряд имени Дж. Оруэлла.

А пока СПСовцы побудут в конструктивном холопстве. Их жалкие ламентации-стенания по поводу утесняемых свобод звучат на знакомый мотивчик великого Некрасова: "У бурмистра Власа бабушка Ненила починить избенку леса попросила".

Неужели они не слышат, как месье Путин им отвечает: "Нет лесу. И не жди - не будет"? Слышат. Но едят. Как тот самый Васька. Они будут осуждать приказчиков, псарей, постельничих, дворников при Кремлевском дворе. Но никогда не осудят царя. Президент у нас сильный, державный, и они споют ему на мотив Александрова: "Царствуй навеки во славу нам".

Барин не приедет, но нас рассудит. Дистанционно, с вершины властной вертикали. Затем-то и примут бывшие демократы, нынешние придворные, Закон о партиях, ликвидирующий в России политический плюрализм. Зачем им конкуренты? Вдруг да отберут думскую добычу! Нет, они к своей миске никого не допустят. Затем и сольются в блок или одну биомассу СПС с яблоневым садом, чтобы вместе добывать из народа жизненные блага в общем АО "Выборы". Все равно как солнцевские и люберецкие поделят округа и места под солнцем (в партийном списке).

Да и правозащитники начинают действовать челобитными к престолу, как в 70-е годы.

И все они дружно встанут под гимн, ибо чтят кнут и надеются на пряник. Это теперь называется законопослушанием. У страны остались только те, кто осмелится сидеть под гимн Александрова. Публично. Демонстративно. Тот, кто не встанет, - выстоит.