"Комок (Красноярск), #33 20 - 26 августа 2001

Валерия Новодворская

Живите, но не попадайтесь

Пока христианин и диссидент Александр Исаевич Солженицын неубедительно, но горячо доказывал пользу смертной казни, пока иные российские генералы предлагали казнить чеченских сепаратистов публично, а либеральнейшая фракция СПС пыталась справиться со своим же членом, решившимся публично отстаивать расстрел, - Владимир Путин недвусмысленно высказался против государственного душегубства по приговору суда, вспомнив и о Боге, и о ценности человеческой жизни, и о бессмысленности страшной кары, которая нигде еще не снижала уровня преступности.

Казнить не будут - вопреки очередным массовым чаяниям. Хотя, скорее всего, не будут и миловать: комиссия Приставкина явно доживает последние часы.

А мы-то грешили на президента, полагая, что мозолистая рука Кремля лежит в основе неожиданной и страстной дискуссии о том, что заимствовать в Америке: технический, гуманитарный и гражданский прогресс или электрический стул. Помнится, в году этак 1989-м "Московские новости" затеяли дискуссию на эту животрепещущую тему (а никакого моратория и в помине не было). И пошли "письма трудящихся": где бы еще применить смертную казнь. Один педагог даже чертежик приложил: мини-виселица - портативная, удобная для мгновенного употребления на перекрестках.

Заявление президента нас, то есть общество, поставило на место. Вот вам, либералы и диссиденты, для которых вопрос о смертной казни еще открыт. От нашего стола - вашему. Мы, голосовавшие за СПС, таскавшие фотокопии "Архипелага" в коробках из-под утюга, что можем сказать? Только утереться. Стыдно. И как здесь не вспомнить Пушкина, который когда-то сказал, что единственный европеец, который есть в России, - это ее правительство (в смысле - царь). Оказывается, это был не подхалимаж, а наблюдение натуралиста. Вспомните приговор декабристам, вынесенный просвещенными, одетыми во все европейское государственными мужами. Смертников оказалось - как после любого процесса сталинских времен. А тех пятерых, которых повесили, и вовсе приговорили к четвертованию (это в XIX веке!). Николая I трудно назвать гуманистом, но приговор он подверг коррекции в сторону милосердия или, может быть, рационализма. Его как-то не хочется хвалить: не поднимается перо высказать признательность за то, что казнил пятерых - там, где могли казнить несколько десятков или сотен. Но каково было моральное состояние истеблишмента, если уроки милосердия он вынужден был брать у Николая Павловича?

А если пойти дальше по стезе психоанализа? Если спросить: каково моральное состояние интеллигенции, которой уроки милосердия дает президент России, не претендующий ни на титул гуманиста, ни на имидж либерала и служивший не в самом сердобольном ведомстве? А если приложить сюда еще "внештатную" позицию Православной церкви, озвученную патриархом Алексием, который тоже высказался за смертную казнь...

Власть хвалить вредно и неприлично: это всегда будет выглядеть низкопоклонством. Тем паче если она ведет войну на Кавказе, вытаскивает четвертый канал из-под НТВ и меняет Глинку на михалковский новострой. Но и делать вид, что плохой президент растлил прекрасный народ, по-моему, не стоит. Вопрос "мы и Путин", видимо, стоит перефразировать на "мы и народ" или даже на просто "мы" (если иметь в виду интеллигенцию как корпорацию). Ведь злодейский КГБ отправил Даниэля и Синявского в лагеря на 7 и 5 лет соответственно + ссылка, а Нобелевский лауреат Михаил Шолохов требовал их расстрела!

Мы привыкли презирать власть. Это хороший тон. А задавался ли кто из нас вопросом, не презирает ли власть нас?

Да, на фоне варварских запросов общества и традиционной робости либералов, которые все увязывают узлы и второй год собираются в оппозицию, власть может позволить себе быть европейцем. К какому же капищу привела наша улица...

Перестроечные интеллигенты любили вместе с Тенгизом Абуладзе порассуждать на тему: то ли эта улица ведет к Храму, то ли улица, не ведущая к Храму, вообще не нужна. Теперь-то понятно, что все наши дороги ведут в болото. Потому что ездят по ним дураки. Или - для разнообразия - подонки. А если попадаются порядочные путешественники, то погоды они не делают. Уж очень их мало. И водятся они не в Думе, не в правительстве и не в президентской администрации.

Так что не обольщайтесь, дорогие россияне. Неожиданная доброта президента не обязательно приведет к Храму цивилизации. Помнится, большевики тоже отменяли смертную казнь - аккурат в ленинские и сталинские времена. Ничего, население вымирало десятками тысяч в ГУЛАГе и без расстрела.

Непонятно также, почему смертная казнь без всякого моратория применяется в Чечне. Ну, чеченцев к ней приговорили за государственную измену, это в духе наших традиций. Но солдатиков-то за что гребут? В 18 лет отправить в Чечню - это же смертный приговор. Так что когда родной президент обещал нас не казнить, он, может быть, имел в виду коллизию из "Белого солнца пустыни". Может, глава государства хотел, чтобы мы сначала помучились?