Комок (Красноярск), #19 15 - 21 мая 2001 г.

Валерия Новодворская

Розовые очки на голубом глазу

В Конституции записано, что мы живем в "социальном" государстве. Кто-то толкнул под руку Бориса Ельцина в 1993 г., и наша обновка - Конституция - вышла с одной заплаткой и одной дыркой. Заплатка - это самое загадочное социальное государство, зеркало загадочной славянской души. Дырка - это наличие в составе Федерации Чечни, которая Конституцию не принимала, в референдуме - выборах 1993 г. не участвовала (хотя "была" и "привлекалась") и еще в 1991 г. заявила о выходе из России, СССР и всего, во что ее включили и зачислили не спросясь, начиная с протоколониальных ермоловских времен и кончая советским и российским неоколониализмом. Не убыток, ничего. (И при Ермолове, и при Троцком, и при Грачеве, и при Шаманове.) Все равно есть Император (красный, в розовую полосочку, в коричневый горошек).

В свете этой классификации, посчитав еще страны Варшавского договора и Афганистан, мы рискуем расшифровать слово "социальный" как "общительный". В смысле: поляк (афганец, чех, словак, венгр) и ахнуть не успел, как на него медведь насел. А как еще прикажете трактовать этот самопиар?

Что "социальный" - это не "социалистический", уже ясно. Проблемы "мира и социализма" явно не на повестке дня. А "мир" - и вовсе фантом. Советские милитаристы спали на "Тополях" и укрывались подствольными гранатометами. Это же постельное белье имеется в ассортименте у нынешней кремлевской администрации. Не считая одеяла в виде матери - сырой земли. (Продается за бесценок в чеченском супермаркете без перерыва на переговоры с Масхадовым, коих нет.)

Так что речь идет скорее о проблемах войны и фашизма. А здесь "социальность" лингвистически укладывается только в один термин: "национал-социализм". То есть "Нация, нация (и наци) превыше всего!" Из каждого коммуниста потенциально может вылупиться фашист, словно цыпленок из яйца. Мы отложили когда-то двадцать миллионов яиц (по числу членов КПСС), и цыплята уже стучат клювиками о скорлупки, просясь на оперативный простор.

А что, кстати, в этой конструкции от социализма? Борьба с "олигархами" и "умниками", бег в мешках от "бездуховного" Запада, идея национализации чужих денежек, имуществ и телеканалов, малое число партий (чтобы граждане не "запутались"), подкормка этих партий с бюджетного огорода, доппаек в виде госдач, гослимузинов с госмигалками и госпоездок за кордон для партайгеноссен из центральных комитетов; панический ужас перед частной собственностью на землю, не считая законных нескольких аршин на кладбище...

Так что термин "социальный" внушает генетические опасения, хотя в 1993 г. до этих милых сердцу "совьетико" понятий было еще далеко.

А сейчас все говорят, что нам срочно нужны социал-демократы. "Социал" - потому что будут делить не свое, а чужое, и "демократы" - потому что заставят всех смириться с этим силой (в лучшем случае налоговой полиции, ОМОНа и Генпрокуратуры).

История этой корпорации печальна и поучительна. Их экономическая технология художественно описана Владимиром Владимировичем, который не президент, а поэт Маяковский. "Пойдите в трюм, там акулу поймали. Не несет ли яиц, не дает молока ли?"

За то время, что социал-демократы морочат легковерному человечеству голову, уже все ежи и ужи усвоили, что единственный способ повысить свое личное благосостояние и увеличить общественное богатство - это усердно и талантливо трудиться, приобретать знания, проявлять находчивость и смекалку, беречь деньги, не предаваться порокам, вести здоровый образ жизни и иметь ровно столько детей, сколько ты можешь достойно прокормить, обучить и воспитать.

Если, конечно, не грабить на большой дороге (что предосудительно и чревато).

Однако, не считаясь ни с опытом, ни со здравым смыслом, социал-демократы третий век подряд заверяют всех, что творог можно добывать из вареников, а булки выращивать на деревьях. Чем занимались прародители нынешних эсдеков в европейских кущах? Да тем же, чем пробавлялись большевики в России: саботажем, подрывной деятельностью, провокациями, вооруженным хулиганством, подготовкой к мятежу и захвату власти. Сакко и Ванцетти, положим, не убили никого, но хотели убить многих и разговорчики вели соответствующие. То есть начинали эсдеки в Европе как карбонарии. Но у этих было то оправдание, что они освобождали Италию. А у эсдеков это была блажь, и опасная блажь. Все они втихомолку (и втихаря) пользовались слоганом из "Варшавянки": "Вставай, поднимайся, рабочий народ, вставай на врага, люд голодный, раздайся, клич мести народной..."

Лейбористы в 70-х совсем угробили английскую экономику. Во Франции социалисты добились "странной войны", когда в 1940 г. французские рабочие в армии отказались защищать "хозяев" и стрелять в германский "пролетариат". Только гестапо и тяготы оккупации их отрезвили.

Русские социал-демократы возникли из ненависти и злобы отверженных, неграмотных и свирепых низов - пролов - и фанатизма пополам с честолюбием горстки бывших интеллигентов, маньяков типа Ленина или проходимцев типа Сталина. Их называли "седые". И они все время выясняли отношения с "серыми", эсерами, борясь за пропащие души люмпенов и лодырей. Разногласие у них было в том, как и когда резать тех, кто не поддавался на их марксятину, не верил пропаганде и хотел честно работать и богатеть, а не устраивать обществу Варфоломеевскую ночь.

Эсеры предпочитали убивать представителей истеблишмента или функционеров силовых структур поодиночке. Эсдеки не хотели размениваться на мелочи, рисковать жизнью и предпочитали сначала захватить власть, а потом покончить со всеми сразу. То есть если эсеры были разбойниками, то эсдеки - просто палачами. Кровавая ленинская звезда всходила над российской социал-демократией.

Самыми честными и даже трагически привлекательными в истории социал-демократии оказались российские меньшевики. Они отшатнулись от Ленина, увидев бездну. Они боролись с большевиками до 1917 года, пытаясь им помещать. Они уже в начале 1918 г., первыми, пошли в ссылки и тюрьмы за отказ сотрудничать с красными, за диссидентство, за самиздат. Они все погибли еще до 1937 года, создав прекрасную тюремную этику политзаключенных, впоследствии нам, советским узникам совести, весьма сгодившуюся. У них была совесть, и они не успели начать внедрение своих нелепых экономических программ. Они ушли в Историю не идиотами, а героями. Им повезло.

Боюсь, что их эпигонам, нынешним российским "седым", повезет гораздо меньше. Было у нас этак с полдюжины с-д партий плюс социалисты трех фасонов.

Румянцевская партия плавно съехала в махровый национализм, и вместо социал-демократов вышли национал-социалисты.

У селезневских россов слишком вылезают клыки изо рта. Не ужиться с зюгановыми - это еще не платформа хотя бы для самых завалящих эсдеков.

Прочие растворились в нашей феодально-рыночной среде, сознавая неуместность эсдековской классики: "Всем попить достанется, и коту останется". Делить нечего, надо зарабатывать.

В осадок выпал вечный Горбачев. У него платформа почище, чем у ансамбля "Любэ". На 1/2 программа состоит из выпадов против Ельцина. Получается, что главный признак эсдеков - антиельцинизм, а отличительная особенность собаки - это ее нелюбовь к кошкам. Хвост, лапы, уши, биология - это все не важно. Представляю эту партию в Социнтерне с предложением принять против Ельцина резолюцию.

Дальше идет учебник по истории КПСС. Оказывается, что трагедия 1917 года - это "беспрецедентная попытка построить бесклассовое общество на принципах свободы, равенства, справедливости, солидарности и процветания". И это "оказало огромное влияние на весь мир". Еще бы! Одна Вторая мировая война чего стоит! НЭП оказывается прогрессом, десятилетием реформ, начиная с 1991 г. - деградацией. При Сталине, как выясняется, "люди трудились во имя будущего", а также была осуществлена "модернизация" страны и "культурная революция". А ГУЛАГ, надо полагать, это был такой Культпросвет. Дальше нам обещана "справедливость", но после такого вступления можно больше не читать.

Если вы вдруг встретите социал-демократа, бегите со всех ног. Только не попадитесь коммунисту, ЛДПРовцу или "либералу" от инфантерии из СПС. Ибо есть "ловцы", которые с одинаковым энтузиазмом губят и тело, и душу, и кошелек.