Комок (Красноярск), 17 - 23 июля 2000 г.

Валерия Новодворская

Мусик! Готов ли гусик?

Так, наверное, мог бы спросить у своего фаворита Александра Волошина наш Большой Брат Владимир Путин, вполне уверенный в том, что россияне, которым крылышки укоротили еще в прошлом веке, мокрыми курицами будут смирно сидеть на насестах, пока Владимира Гусинского вместе с НТВ, "Эхом Москвы" и порядочной стопкой газет Генпрокуратура купно с ФСБ поджаривает на вертеле до полной готовности. Возможно, с "Яблоками". Вместе со СМИ - внутриутробную оппозицию. Для одной тарелки, на обед понятно кому. Говорят, гуси хороши с яблоками. Так что пока в Москве умучивали в Бутырском зиндане Владимира Гусинского, в Питере насильно вербовали в ряды ФСБ (опять шпиков не хватает; но шпик пока еще в магазинах есть) и вышибали из институтов, чтобы отправить по этапу в армию и в Чечню, молодых "яблочников", помогавших на выборах кандидату от душистых правых плодов г-ну Артемьеву. Но петербуржцы опять оказались ленинградцами и сами себя посадили в блокаду, проголосовав за старого (но не доброго) Яковлева, друга коммунистов, Владимира Путина (хотя, в отличие от Гамлета, этот принц друзей не держит, но только рабов) и чекистов всех мастей.

Так вот в чем вопрос! Касается нас или не касается попытка властелина всех россиян отведать жареной гусятины? Гильдия мокрых куриц, к которой принадлежат не только совки, но и даже некоторые журналисты и бывшие демократы из ДВР и СПС, ощипанные свежим ветром перемен, подувшим с колымских просторов, из ванинского порта, утверждает, что это не наше дело. Но это оттого, что они своевременно не прочитали Оруэлла, а именно его "Скотский хутор", или, как еще переводят, "Скотный двор".

Так вот, судьба у нас, обитателей экспериментального скотского хутора "Демократическая Россия", будет одна. И у трудяги коня, и у скептически настроенного осла, и у овечек, которые блеют хором последнюю передовицу РТР, и у мокрых "курей", и у гусиков, и у индюшек. Только свиньи, нас возглавляющие, надеются на особую участь. Но это как сказать. Сравнительно недавно у одного магистра всяческого скотства (этак с 1925 г. по 1953-й) получилось так, что свинки отправили друг друга по очереди на ветчину, колбасу и бекон. Левые правых, правые левых, Бухарин Троцкого, Ягода рабочую оппозицию, Ежов Ягоду и Бухарина, Берия Ежова, и так до конца, пока свинки в понятном страхе не завалили главного кабана, товарища Сталина. Свинки же и друг с другом поступают по-свински, а акулы большевизма и фашизма пожирают не только собратьев, но и собственные внутренности, если им брюхо распороть.

А Гусик, кстати, не готов. Гусик проявил диссидентское мужество. Кто бы мог ожидать от бывшего пижона и сегодняшнего магната? Он сам, может быть, не знал. Арест его отметил для высокой судьбы Рылеева и Муравьева-Апостола. Его хотели унизить, втоптать в грязь, сравнять с урками, ославить уголовником. Вместо этого его сделали городским партизаном. Возвысили. Генри Резник, наш Цицерон, защищает его не как коммерсанта, а как диссидента, узника совести. Свобода - не коммерция. Свободой не торгуют.

Володя Гусинский честно заработал свои деньги. Это паршивое государство ни гроша ему не дало. Сам набрал рекламу, сам прикупил "Эхо", сам сделал "Итоги" (журнал), сам заказал Васе Григорьеву "Кукол", сам пустил по следу Шендеровича. И меня в эфир пускает (даже в прямой). А это уж прямой бунт.

Володя Гусинский ничего не говорит на допросах. Совсем как Зоя Космодемьянская. А рядом с ним стоят не испуганные, а рассвирепевшие Евгений Киселев, Витя Шендерович, Игорь Малашенко и даже Света Сорокина. "Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю..." Разгневанный лебединый стан. "Старого мира последний сон: молодость, доблесть, Вандея, Дон" (М. Цветаева).

Вместо того чтобы затихнуть, как мыши под веником, не нюхавшие пороха представители "Мостового" медийного истеблишмента идут в атаку в полный рост, как белые офицеры из фильма "Чапаев". Они осмелели до наглости. Они идут на Путина с ручками и камерами наперевес. Киселев едет на Запад жаловаться на московских злодеев. Едет рука об руку с заклятым врагом Сергеем Доренко с ОРТ. Их стремена соприкасаются. Былая вражда кончена. Народный фронт партизан и франтиреров. "La Resistance". Сопротивление.

Нет, правда, де Голля. Политики оказались мокрыми курицами. Навстречу общему врагу - диктатуре гэбульников - встают журналисты и диссиденты доперестроечной поры. Ельцин хоронится в бузину, глядя, как наследник разрушает то, что могло остаться в истории от первого президента РФ - свободу слова и печати. Вот он, момент истины. А Малашенко, как дева Эвменида, носится за Путиным по Европе и проклинает его на пресс-конференциях.

И как вы думаете, кого защищают наши жидкие ряды? Кого защищают олигархи, подписывающие правозащитные письма по поводу В. Гусинского? Вас, дорогие россияне. За вас переломлено столько копий и столько судеб, пока вы сопите в холодке под развесистой клюквой... Ведь если Гусинскому, которого знает вся страна и весь мир; за которого заступаются целые государства и Международный еврейский конгресс; у которого свои СМИ, свой канал, свое радио и много денег, подыскали всего-навсего "интеллигентных" сокамерников в виде фальшивомонетчика и мошенника, а шконку выделили у окна, нижнюю причем, то вам подберут не камеру на троих, а "хату" на 80 постояльцев при 20 местах, с серийными убийцами и маньяками. И вы оттуда не выйдете. И Генри Резник не сможет вас защитить: на 150 млн (- гэбульники) его не хватит. А когда вы летите за границу, вы журналистов с собой берете в аэропорт? Нет, наверное? Так лучше вам не летать. Вот Малашенко выволокли без всяких оснований из самолета и заявили, что дан приказ ему не на Запад, а в другую сторону. Приказано не выпускать, не прогневайтесь. Журналисты подтянулись на пресс-конференцию, и через 2 часа самолет с Малашенко не улетел, а упорхнул. После нескольких часов журналистских боев.

А вы что будете делать, когда вас потащат в тюрьму или просто за ноги на Родину обратно? По техническим причинам? Будете кусать локти тех рук, которыми вы не поддержали НТВ? Сегодня НТВ и "Эхо Москвы", слышное на почти всю страну и пол-Европы, - это наша Сенатская площадь. Кстати, ГКЧП начало с отключения "Эха" в 1991 г. А в 1993-м мы защищали "Эхо" от боевиков Руцкого, и по "Эху" Глеб Якунин еще в 17.00, задолго до Гайдара, призвал нас выйти на Красную площадь: защищать Кремль от красно-коричневых.

Ну что ж, мы и защитили "Эхо", и по нему выступили. "Мы встаем, когда приходит срок". Сенатская площадь "Медиа-Моста" перед нами. "Ты смеешь выйти на площадь в тот назначенный час?" (Галич).

А тут еще после ареста В. Гусинского позвонили Илье Вайсу, главному редактору газеты "Иностранец". Позвонили с Лубянки, но не для того, чтобы найти работу за рубежом или дать рекламу своей фирмы ("Провокации круглосуточно. Дешево, удобно, выгодно"), а для того, чтобы пересказать близко к тексту мою ненапечатанную статью и не рекомендовать ее печатать, поскольку ФСБ моей точки зрения не разделяет. Звонок с того света. С 1991 г. так не звонили. "Большой брат смотрит на тебя".

Илья Вайс оказался на высоте. Вышел на Сенатскую площадь, напечатав статью.

Между страной и "Лебединым озером" с экрана стоит НТВ. А жареные гусики, хоть и с вилкой в спине, слезают с блюда. Так что родной президент нами так просто не пообедает.