Комок (Красноярск), 8-14 мая, 2000 г.

Валерия Новодворская

Ответ лорда Джадда лорду Керзону

Лига Наций молчала слишком долго. Так долго, что успела попасть в анекдоты и в "12 стульев" Ильфа и Петрова. "Что ты молчишь, как Лига Наций?" - это и есть подбивание бабок под деятельностью международных форумов, где всякой твари по паре, от парнокопытных цивилизаций Запада и Японии до непарнокопытных тоталитарных режимов. Так что ответ Степана: "Очевидно, я Чемберлена испужался", - лестен для Запада, но абсолютно лжив. Никто никогда "не пужался" ни Чемберлена, ни Черчилля, ни Ллойд Джорджа, ни Маргарет Тэтчер. И даже Клинтона и Рейгана "не пужались". СССР и "демократическая Россия" не из "пужливых". Похоже на то, что скорее Чемберлен нас "испужался". Иначе Британия не установила бы с нами дипломатические отношения.

СССР в мясницком фартуке, весь проросший лагерями смерти и застенками, могилами и разрушенными церквами, пролез в Лигу Наций, как хорек в курятник, и вылетел оттуда только после нападения на Финляндию в 1939 г. Разбившая советские полчища Финляндия лишилась, однако, приличного куска территории, а Лига Наций молчала, "испужавшись" Сталина. Финляндия-победительница и Брежнева продолжала бояться. Потому и выдавала вплоть до поздней перестройки наших несчастных беглецов от благ Политбюро и КГБ.

Сегодня робкий и забитый "Чемберлен" "пужается" даже нас. Спрашивается, если Тони Блэру, эсквайру, понадобилось послушать музыку в оперном театре, то неужели он ничего ближе Москвы не нашел? В Париже - Гранд Опера, в Милане - Ла Скала. Не стоит так пужаться Путина, чтобы мчаться в Мариинку на "Войну и мир". Тем паче, что в Санкт-Петербурге на пути правительственного кортежа - один только мир. Жертв заказных убийств, надо думать, оттаскивают в сторону. А вот войну г-н Блэр мог бы послушать в Чечне. Вакуумные бомбы, установки "Град" - получилось бы почище Прокофьева. Так бы и поступил, наверное, настоящий меломан, и так поступили лорд Джадд и Мэри Робинсон. А британскому премьеру "медведь" из ФСБ на ухо наступил.

Вся прелесть Лиги Наций, пужавшейся Сталина, и ООН, пужавшейся Хрущева, Андропова и даже Брежнева (и эту прелесть пытаются сейчас передать по наследству ПАСЕ, всему Совету Европы и даже НАТО, как уже удалось ею заразить ОБСЕ), заключалась в гласности, открытости и прозрачности. Можно жарить собственных граждан на угольях, сажать их на кол, хвастаться этим по всем телеканалам и показывать руины высоким гостям. День, месяц, год, пятилетка (на что явно тянет Чечня) открытых убийств. При стечении публики.

Был когда-то такой молоденький лорд Керзон. И он написал большевикам открытое письмо, что они не люди. Большевики облизнулись и продолжили свои ритуальные занятия по истреблению всех лишних (а лишних нашлось миллионов сорок). Британия своего лорда проигнорировала и продолжала интенсивно общаться с Советами, пока не случилась катастрофа. Человечество праздновало Победу над фашизмом, а в это время Англия тихо предавала сталинскому фашизму миллион беженцев от Сталина: казаков, их жен и детей, белогвардейцев, просто инакомыслящих. Вот на этих принципах, на страхе сначала перед "дядюшкой Джо", потом - перед Большим Братом Путиным, и основано мировое представительство. То есть один представитель вытягивает жилы из своего подданного (или даже свободного человека, завоеванного в ходе бесчестной войны) и предлагает другому представителю принять резолюцию, что вытягивание жил - дело внутреннее. И вырезание печени из живых пленных - тоже. А вот баллистические ракеты с ядерными боеголовками - это дело сугубо внешнее. И для тех, кто вмешивается в наши внутренние дела, возможны всегда асимметричные внешние решения. А кто не понял, тому для просветления и озарения ни нефти, ни газа не продавать. То есть санкции будут применяться не к агрессору и злодею, а агрессором и злодеем к тем, кто смеет его деяния осуждать.

И если Совет Европы пошел бы на подобный статус, то из него получился бы такой орган, про который пришлось бы говорить: "Блажен муж, который не идет на Совет нечестивых, не стоит на пути грешников и не сидит в собрании развратителей". Но лорд Джадд спас Совет Европы от подобной участи, достойно ответив тени лорда Керзона: большевикам глупо писать письма, это будет похуже письма запорожцев турецкому султану; большевиков надо просто гнать, желательно взашей. По правде говоря, после нескольких выходок Жирика российскую делегацию (кроме Ковалева и "яблоков") могли просто спустить с крыльца.

Раньше у иных европарламентариев теплились некие сомнения относительно пагубного положения иных неграждан Латвии, с Лениным в башке и с красным флагом в руке (в Латвии, кстати, запрещенным). Теперь же из них никакими усилиями МИДа, ФСБ и КПРФ не выжмешь по поводу "советскоязычных" лишенцев скупую мужскую слезу. Потому что мощный Жирик в людном кулуаре взял за шкирку тщедушного латвийского делегата, поднял его на 30 см над землей (паркетом) и стал безобразно орать на весь Эльзас плюс Лотарингию: "Я тебя первого сгною в Сибири, когда мы введем войска в Латвию! Тебе место на Колыме! "Можно считать: то, что нас поставили в угол (а хорошо бы на колени и на горох), - это великий почин.

А тут еще Андрей Бабицкий, которого из-за подписки о невыезде в Страсбург не пустили, прислал европейцам свой доклад. В докладе говорилось, что мы, конечно, бяки, достойные Нюрнберга, но сейчас к власти пришли политики, открытые Западу, так что можно повременить с возмездием. Да, несчастного журналиста хорошо отделали! Эти открытые политики его бросили в тюрьму, подвергли избиениям, поменяли, как мешок с картошкой, обвинили в пособничестве полевым командирам, не выпускают из Москвы! Да, нынешний глава России открыт Западу, как ловушка в лесу: яма с острыми кольями на дне. Или как глиняный, некстати откупоренный сосуд, из которого уже выбрался на волю злой джинн, и не какой-нибудь старик Хоттабыч!

Так что смотрите под ноги, особенно в районе Кремля. А в Европу сами поедем, без Жирика и Рогозина.