Комок (Красноярск), 24-30 апреля, 2000 г.

Валерия Новодворская

Как третье сословие уронило в речку мяч

О том, что наше демократическое общество остается глубоко сословным по своей химической формуле, выработанной еще советскими атомами - рядовыми совками - и советскими молекулами - совками начальствующими, - мы впервые догадались, когда в Думе на Охотном ряду собрался свеженький Совнарком и три фракции ушли из зала на "каникулы".

Именно этот исход на вакации и станет предметом нашего комкового расследования. Вопросим прах российской демократии, погремим обглоданным скелетом гражданского общества, разведем кофейную гущу якобы начавшегося экономического подъема, посмотрим на стенке отражения от горящего "субъекта Российской Федерации", ставшего первым объектом геноцида со стороны этой самой Российской Федерации, по зыблющимся силуэтам руин Грозного поймем все и насчет нашей социологии, и насчет нашей футурологии - ближайшей, завтрашней судьбы.

Итак, в советском обществе дворянским, по счету и престижу вторым, сословием, бесспорно, считались коммунисты. От мелкой, "загоновой" шляхты - рядовых членов - до магнатов из ЦК и Политбюро. Генсек был некоронованным императором. Герцоги и князья сидели в обкомах, графы - в горкомах, бароны - в райкомах. Не следует думать, что сегодняшние "чайники-начальники", охотно запускающие рыло в корыта различных фондов и кладущие свежую "зелень" на постой в швейцарский банк, разные там олигархи, администраторы, губернаторы, директора (наша "Директория") как-то непоправимо отличаются от комэлиты 30-х, 40-х, 50-х, 80-х. Красные бонзы не исповедовали идейное голодранство. Они жили в Доме на Набережной, с лифтами в зеркалах и в плюше, ездили на черных "эмках", получали партмаксимум и отдыхали в Сочи. Идеологией кормили дураков, которым ответственного пайка не полагалось.

Но было еще первое сословие. Священники. Жрецы. Авгуры. Хранители тайн и ржавой души державы. Это, безусловно, были чекисты. В прохладных подвалах, в сокровенном "святая святых" СССР, в камерах пыток и в расстрельных подземельях они освящали кровью и страхом нашу искомую великосоветскую национальную идею, еще Пушкиным графически изображенную: столб, к которому будут привязывать расстреливаемых, а на столбе - сначала корона, потом - фуражка или ленинская кепка, потом - шляпы, шляпы, шляпы, а зимой - папахи, чтоб не мерзнуть на трибуне Мавзолея. И все это красиво увито тяжкими оковами, которые и не думают падать. На фоне темниц, которые вовеки не рухнут и даже теперь поддерживаются в рабочем состоянии.

Плох тот первосвященник, который не стремится стать императором. В первый раз это удалось (почти удалось) Берии. Вторично - Андропову. В третий раз престол занял первосвященник Путин. Он будет самым долговечным, что сильно отразится на сроке жизни тех, кто принадлежит к третьему сословию. И, может быть, возникнет славная традиция, как в Египте: фараон - он еще и жрец, первосвященник, полубог и сидит в Кремле в священном уреусе. А рядом с Мавзолеем воздвигнут Сфинкса на танковых гусеницах вместо лап. И у него будет мудрое, задумчивое лицо Второго Президента. Все как в Египте! Первая династия. Вторая династия. А дальше зеленая сама пойдет.

А что наши советские бароны и магнаты друг друга пытали и расстреливали с 30-х по 50-е, то это принято в самых лучших домах. В Европе так и поступали в XV в. И раньше. Скажем, возьмите Шекспира. Война Алой и Белой Розы. Ричард III, удушающий малюток-племянников, Кларенс, утопленный в бочке мальвазии.

Правда, это средневековье. Но на особом российском пути особый счет времени. В Европе - XXI век, а у нас - XIV-XV-й. От силы. Потому что то, что мы оставили от Грозного, - это только Аттила и Батый делали. А это было еще раньше. В XIII в. Или и вовсе до X века.

А все остальные, кто не дворяне и не жрецы, то есть кто не чекисты или коммунисты (пусть даже обменявшие свободно конвертируемый партбилет на более солидную и современную недвижимость), - это третье сословие. Врачи. Учителя. Не прикормленные журналисты. Писатели. Кондитеры. Бизнесмены-одиночки, не от партийной кормушки. Фермеры. Все недопущенные к столу, но не коммунистов ожидающие, а создающие реальные ценности, которые по качеству можно купить и продать, которые не хуже западных. Все, кто кормит и содержит эту ораву бездельников из первых двух сословий. Их королей-президентов, их "мерсы", на которых они приезжают класть на могилы Ленина, Сталина и Андропова венки или подвозят тухлые яйца, чтобы нанятые ими молодчики кидали их в американское посольство. Вот их-то интересы и должны были представлять фракции "Яблоко" и СПС в нашем Конвенте.

Правда, СПС - никакой не союз. Пока честные правые силы честно просвещали электорат насчет протестантской этики, гг. Чубайс, Кириенко и г-жа Хакамада пытались подороже продать капитализм г-ну Путину (вместе с собой в одном пакете). Г-ну Путину не понравился товар. Да и нагрузка к нему была нерентабельна. Лакеи обычно столько не запрашивают. Коммунисты оказались дешевле, проще и привычнее.

Третье сословие ушло из зала, прихватив с собой ОВР. Г-н Примаков вдруг обнаружил, что в стране нет гражданского общества (как его уволили из премьеров, так оно и испарилось). А дальше должна была начаться Великая Французская революция. Третье сословие могло удалиться из Госдумы и в каком-нибудь зале для игры в мяч (в Лужниках, скажем) заседать отдельно и выработать либеральные законы.

Оставшееся красно-коричневое большинство (к нему надо было отправить ОВР) имело бы возможность принимать плохие законы. Но не имело бы легитимности моральной, которая важнее юридической. А дальше - понятно что. Народ берет приступом Лубянку вместо Бастилии и требует учреждения Республики и Свободы без Равенства, Братства, гильотины чеченской войны и противостояния с Западом.

Но увы! Наше третье сословие уронило этот самый мячик в речку под названием Лета, и он в ней утонул, а мятежники возвратились к Селезневу с поджатыми мокрыми хвостами. Придется третьему сословию избрать других представителей, а то в Пушкинском музее может появиться новая скульптурная группа (в греческом дворике) "СПС чистит В.В. Путину ботинки".

Придется изменить знаменитые слова аббата Сиейеса применительно к нашей ситуации.

"Что такое третье сословие в общественном труде и созидании?" - "Все".

"Что такое третье сословие в управлении государством?" - "Ничто".

"Чего хочет третье сословие?" - "Остаться ничем".

И мало того, что третье сословие приползло в Думу на полусогнутых. Оно еще покорно приняло все подачки, которыми первые два сословия вознаградили их за послушание. Борис Немцов и Владимир Лукин не побрезговали местами вице-спикеров "на троих" с Жириновским. А ведь клялись, что никогда ничего не возьмут из проклятых рук "агрессивно-сплоченного большинства". Поистине у советских собственная гордость. По формуле "Голод - не тетка, совесть - не сосед". Хороша оппозиция на окладе!

Но этого им показалось мало. СПС сделал электоральное открытие. В сословном обществе отродясь не бывало такого, чтобы какое-то сословие отказалось выбрать своих представителей. А здесь Союз правых сил сам себя не поддерживал, отказавшись выдвинуть ото всех своего собственного координатора, верующего в реформы как в Бога, самарского губернатора Константина Титова. И не потому, что части СПС был мил другой представитель третьего сословия Григорий Явлинский, а чтобы не огорчить представителя первого, жречески-гэбистского клана, кандидата No один.

Так что СПС теперь надо расшифровывать как Союз Прикладных Сил. К чему прикладных? К любой власти, какую судьба пошлет. Предвидел ли Булат Окуджава, что жизнь перепишет его песню? "О, души были бы пусты! А остальное все приложится...".

И нас здорово приложили. Президентом стал, как положено, первосвященник. С 27 марта мы живем при теократии, веруя в богов первого сословия: Малюту Скуратова, Бенкендорфа, Дзержинского, Артузова, Берию, Крючкова и Андропова.

А наше третье сословие в лице А. Чубайса таскается за первым и в Святую землю, и в Петербург, и повсюду, то ли в качестве стольника, то ли в качестве спальника-постельничего, то ли в роли наперсника младого. И странно: классическое французское третье сословие сидело на Генеральных штатах и голосовало за то, чтобы дать кредиты королю. Но у нашего третьего состава денег нет, поэтому Егор Гайдар и другие люди свиты колесят по миру и просят денег там, убеждая доверчивый Запад, что наш фараон - республиканец, реформатор, революционер и все вернет сполна (на том свете угольками).

Словом, сложитесь по миллиардику и вложитесь в ВЧК и КГБ: рентабельность этих фирм превзошла Майкрософт.

Вот так в России установился свободный рынок: свободно конвертируемые либералы продали себя с молотка. Власти. Отчаянно конкурируя, чтобы быть купленными. Продано в правом углу! Заберите покупку!