Белорусская деловая газета, #687, 10 декабря 1999 г.

Валерия Новодворская: "Я пошлю и Лукашенко, и всех остальных"

Сергей ШАПРАН

Накануне подписания договора о создании союзного государства в российской газете "Иностранец" был опубликован материал лидера Демократического союза Валерии Новодворской. Называлась публикация - "Послушай, Зин, не трогай шурина!". Необычна она тем, что резко диссонирует с официальным российским отношением к вопросу союзничества.

Размещенная на сайте гражданской инициативы Хартия'97, статья лидера Демсоюза стала доступна и белорусским гражданам (к ее интернетовскому варианту обратилось более полутысячи человек). Учитывая общественный резонанс, "БДГ" обратилась с вопросами к автору - Валерии НОВОДВОРСКОЙ.

- Валерия Ильинична, вы вообще с какой-то определенной целью публиковали этот материал?

- Мы рассчитывали предотвратить подписание договора.

- Вы полагаете, что одна публикация могла предотвратить этот акт?

- Когда накануне было заявлено, что Ельцин заболел, мы поверили, что он, прочитав эту статью, все понял, заколебался и решил таким вот образом выкрутиться из щекотливой ситуации. Однако, к сожалению, все обстояло гораздо мрачнее.

- Если судить по публикации, вы вовсе не считаете, что Беларусь и Россия - это как близнецы-братья...

- Это недоразумение, культивирующееся в двух странах. На самом деле существует очень глубокое историческое и психологическое расхождение между Россией и Беларусью. И говорить, что мы объединяем братские народы, это все равно, что сюда же "приделать" поляков на том лишь основании, что они - западные славяне, и словенцев - на том основании, что они - южные славяне. Ну, еще можно присоединить и болгар, поскольку у них хорошие "Золотые пески".

- Давая некоторый анализ факту заключения договора, вы пишете, что "российские демократы идут в кабалу к Лукашенко с Заметалиным". Но почему вы считаете, что это "обоюдная кабальная запись"?

- Потому что договор обоюдный. Соответственно не одни белорусы будут страдать - пострадают и россияне, поскольку в этом союзе очень сильно повысится общий уровень несвободы. В Беларуси же не разрушались даже структуры КГБ! Более того, белорусский КГБ и не переименовывался. Беларусь - это такая маленькая Вандея. Хотя, конечно, вас спасает тот факт, что рядом находится Польша. Но спасает это молодежь, которая ездит в Польшу работать. А старшее поколение, видимо, пребывает в том состоянии, в каком оно и жило до всяких там перестроек. Впрочем, как и большая часть нашего населения.

- По вашему мнению, союзный договор, судя по терминологии, которую вы используете, можно назвать очередной "оккупацией", только теперь не советской и не немецкой, а российской?

- Это нормальный колониальный процесс. Причем двойной: Лукашенко забрасывает удочку, чтобы стать императором всея Руси, а Ельцин - чтобы возглавить какие-то союзные структуры. Т.е. в результате пострадают оба народа. Но, разумеется, Беларусь пострадала уже больше, поскольку еще раньше лишилась флага, гимна и герба. Но если Лукашенко не скрывал своих намерений, то Ельцин никогда прежде таким тенденциям не следовал. И потому его нынешнее поведение просто необъяснимо. И оттого еще более коварно. Никто вам не скажет, зачем это Ельцину. Даже персонаж из программы Шендеровича, который когда-то работал психиатром в маленькой психиатрической больнице.

- В своем материале вы также пишете, что, когда еще жили в Западной Беларуси, русских там называли "иностранцами". Однако очевидно, ситуация с тех пор несколько изменилась.

- Не думаю, что ситуация изменилась, поскольку это было не так уж давно - в конце 50-х. Польша же гораздо ближе к Западной Беларуси, чем Россия. И это всегда бросалось в глаза.

- У вас есть еще такая фраза: "Я узнаю Кастуся Калиновского в молодом Винцуке Вечерке". Почему у вас возникают такие ассоциации?

- Я, конечно, не имею в виду, что Вечерка - социалист. И надеюсь, что он не социалист. Просто я имела в виду его социальные взгляды - участие Калиновского в восстании против России на стороне Польши. Думаю, что Вечерка морально готов отдать жизнь за свободу и независимость Беларуси. К слову, и его финал может быть таким же. Ведь что отделяет Россию и Беларусь от публичных казней? Полагаю, что после того, как в России воцарится Путин, разногласий между ним и Лукашенко уже не будет ни по каким статьям.

- Как вы думаете, после окончательного заключения союза между Беларусью и Россией снова следует ожидать периода войн и восстаний?

- У вас же никакие парламентские методы не действуют, провести законные выборы не представляется возможным! Диктатор, который уже давно закончил свой президентский срок, незаконно остается у власти. Законного парламента и вообще законной власти в стране просто не существует... Но готов ли к этому ваш народ? Я могу сказать только про свой: к сожалению, россияне - рабы. Они не готовы восстать даже против войны в Чечне.

- И что же теперь, используя опять же ваше выражение, навеки с "империей кроликов и удавов"?

- Удавы всегда на месте - они висят на гвоздике. Кролики же могут эволюционировать в людей, если такова будет их добрая воля. Но вы знаете, я не могу влезть в душу каждому кролику, потому что сама кроликом не была. Мне вообще немножко непонятна психология кроликов. Тем более, что тот, кто сочинил эту совершенно замечательную историю - Фазиль Искандер, недавно роль кролика уже сыграл. (Я имею в виду встречу российского ПЕН-центра с любимым премьер-министром Путиным)... Что же касается вопроса, навеки ли мы вечные вместе, - я не знаю. Я могу отвечать только за свое поведение и за свою свободу. Я и Демократический союз не будем считать себя гражданами этого союза. Тем более, что мы уже давно подали заявление в исполком союза, в котором потребовали выдать нам удостоверения, свидетельствующие о том, что мы не являемся гражданами союза, а являемся лишь гражданами России. По этому поводу даже был большой скандал в Думе, так как вместе с нами заявления подали члены партии Экономической свободы и депутат Константин Боровой. Т.е. лично мы участвовать в подавлении свободы в Беларуси не будем, договор этот не признаем и с президентом Ельциным отныне не здороваемся. И при любых обстоятельствах будем на вашей стороне. Точно так же, как сейчас - на чеченской. Впрочем, думаю, что премьер-министр Путин, став президентом, разберется с этой проблемой быстро - сразу после инаугурации. Вы же знаете, как решались такие проблемы при Сталине и его любимом политике Андропове? Конечно, если нас раньше не пристрелят точно так же, как пристрелили Галину Старовойтову.

- Кстати, вы не опасаетесь, что г-н Лукашенко и иже с ним будут указывать и вам в том числе, что и как писать? Если он и раньше делал замечания в адрес российских журналистов, то, очевидно, что оснований для этого у него теперь гораздо больше.

- Думаю, что и кроме него у нас найдутся охотники указывать, что можно и нельзя писать. Ведь в России число изданий, которые готовы писать правду, очень ограничено. Но мне лично указать ничего нельзя. Я очень далеко пошлю и Лукашенко, и всех остальных, кто попытается мне указывать. Но, боюсь, что будущее прессы и в России, и в Беларуси - это самиздат. Тем более, что вы теперь, кроме всего прочего, получили право и на Колыму - это первая выгода от союза. А то Лукашенко было непонятно, куда же вас свозить? В Освенцим же не повезешь - поляки будут возражать. А мы получили полесские болота, чтобы вообще невозможно было кого-то найти. Ведь нет человека - нет вопросов и даже запросов со стороны европейских структур.