Газета "Имя" #211, 29 июля 1999 г.

Кошмарный сон, который еще не закончился

Когда возник вопрос о легитимности белорусского президента, российское руководство, в отличие от западного, в очередной раз сделало вид, будто бы и знать не знает, о чем же на самом деле идет речь. Таким образом, Александр Григорьевич снова получил паровоз на запасном пути да к тому же и под парами.

-- Разделяете ли вы точку зрения российского руководства в вопросе легитимности А.Лукашенко?

Новодворская: Для "Демократического союза" Лукашенко никогда не был легитимным президентом точно также, как, например, теперь Кастро, Ким Ир Сен, Ким Чен Ир и Саддам Хусейн, с нашей точки зрения, не могут быть легитимными, даже если за них проголосовало 250 процентов населения. Они могут быть только кошмарным сном. И не думайте, что он 21 июля для вас закончился. И естественно, Россия будет признавать любое правительство в Беларуси, пока оно будет сервильно, пока оно будет отрицать факт существования белорусского народа, пока проводит политику русификации и закрытия белорусских школ. Даже если вы посадите на престол зайца со своих денег, Россия и его признает. Разумеется, "Демократический союз", Партия экономической свободы и "Демократический выбор России", либеральные партии не признают Лукашенко. И близко не подойдут к нему.

-- Чем может быть чревата такая полярность мнений Запада и Востока?

Новодворская: Да ничем она не будет чревата! Западу и Востоку, к сожалению, нет до вас дела. А белорусскому народу, похоже, нет дела до собственной судьбы. Так ведь и раньше было: Запад не признавал аннексию стран Балтии, а Советский Союз пользовался этим и облизывался. И пока Горбачев сам не отпустил их на все четыре стороны, Запад не смел признать их суверенитет и установить дипломатические отношения. Вот эти ножницы, этот двойной стандарт -- черта мировой политики.

-- Не думаете ли вы, что такое неопределенное положение бывшего президента Беларуси чем-то напоминает бомбу замедленного действия: сегодня А.Лукашенко ставит под документами свою подпись, а завтра другой белорусский президент откажется признавать эти документы?

Новодворская: Ну, и правильно сделает, что откажется. Я не знаю, что там Лукашенко сделал с экономикой, но цена зайчика говорит сама за себя. Он же по сути дела в договорах с Россией отказался от белорусской независимости. Он продал свой народ. Его надо судить за национальную измену. Пожалуйста, когда будете это делать -- учтите нашу точку зрения: не меньше, чем пожизненное заключение.

-- Какой может быть выход из создавшегося положения?

Новодворская: С альтернативными выборами у вас, кажется, не вышло. Да и какие могут быть альтернативные выборы, когда армия подчиняется Лукашенко?! Положим, и ОБСЕ, и все международные организации признали бы эти выборы, и кто-то -- Михаил Чигирь или Зенон Позняк -- стал бы президентом Беларуси. Ну, и является такой президент к Лукашенко и говорит: "Кыш! Уходи!" Как вы думаете: уйдет ли Лукашенко? Это не так делается: на улицу должен выйти народ -- миллионы народа. Если хотите, речь идет о революции. О революции мирной -- если Лукашенко поступит разумно. Или другого рода, если он бросит против народа войска. А если против народа бросают войска, народ имеет право защищаться. Как это было сделано на площади Таньаньмынь. К сожалению, там им защищаться было нечем. Однако такой вариант тоже сгодится: вся белорусская оппозиция вместе с народом выходит на площадь, Лукашенко устраивает массовый расстрел, а Запад разрывает с Беларусью дипломатические отношения. Но ведь эта ситуация может тянуться десятилетиями. С Кубой и Кореей тоже нет дипломатических отношений. А с Китаем есть, хотя китайские руководители куда хуже Лукашенко. Поэтому все зависит от народа. Заставьте народ встать с колен. С народа все начинается и все им заканчивается.

-- Считаете ли вы, что вопрос интеграции России и Беларуси, руководимой нелигитмным президентом, по-прежнему может быть актуален?

Новодворская: Этот вопрос вообще никогда не был актуален. Ведь когда об этом зашли первые разговоры, все члены "Демократического союза" и некоторые либералы типа Константина Борового сразу же написали заявление в Парламентское собрание о том, что они, с негодованием отказываюсь от белорусского гражданства, хотят сохранить лишь российское. После чего, кстати говоря, случился жуткий скандал: Бабурин вопил, что, мол, никто из них не поедет в Беларусь! Но говорить об интеграции Беларуси и России может только абсолютно запущенный тип, политический неандерталец.

Сергей Шапран