"Экспресс-Хроника" #43, 22 ноября 1999 г.

Валерия Новодворская

Берлинская стена пала, но Кремлевская - стоит

Страны Центральной и Восточной Европы и особенно Германия могут не утруждать себя благодарностью в адрес России за то, что она позволила разрушить Берлинскую стену. Советский коммунистический режим вылетел в трубу и больше не мог удержать свои европейские полуколонии. Не было средств, не было оружия, адекватного натовскому, а швыряться атомными бомбами даже безумные советские руководители не смели: представляли себе ответ.

У Горбачева и Шеварднадзе возник прекрасный план: обменять свой вынужденный уход из Восточной и Центральной Европы на гуманитарную помощь, прощение старых долгов и новые кредиты. То есть коммунисты решили притвориться демократами и сесть Западу на шею, потому что проводить реальные реформы никто из Политбюро и не предполагал. Запад легко поверил советским волкам в элегантных овечьих дубленках 10 лет после падения Берлинской стены были потрачены странами Восточной и Центральной Европы на действенные реформы, на вхождение в НАТО, на люстрации для коммунистических преступников или на перевоспитание бывших компартий в социал-демократию. Россия это же время употребила на имитацию реформ, которые закончились, когда из правительства выбросили Егора Гайдара, на совершение новых преступлений в Чечне, на попытки подмять под себя и сделать сателлитами страны СНГ и на отчаянные попытки причинить хоть какие-нибудь неприятности НАТО, США и бывшим колониям по Варшавскому Договору.

Кремлевская стена незыблема по-прежнему. Это - азиатский ошейник России, который пытался снять Андрей Козырев и который вновь затянули Евгений Примаков и Игорь Иванов. Не следует верить ни одному слову российских властей и уж тем более не надо давать им место в европейских структурах и деньги взаймы, все равно не отдадут, а потратят все на оружие.

За десять лет стало ясно многое. Россия недееспособна как демократия, а народы России не считают свободу своим приоритетом. Любовь к европейскому потреблению не означает желание создать рыночную экономику. Российское руководство одержимо имперской спесью и злобой и продолжает изображать из себя сверхдержаву. Российские коммунисты умело использовали законы формальной демократии, чтобы поставить страну на грань красного реванша. Российская армия осталась Советской армией. Либеральное меньшинство не в силах превозмочь ностальгирующее по миске даровой похлебки советское большинство. К бедам России добавился активный фашизм, и ксенофобия захлестывает общество, причем не только обывателей, но и крупных функционеров, например губернатора Приморья Е. Наздратенко, губернатора Краснодарского края Кондратенко, мэра столицы Юрия Лужкова и три четверти депутатов парламента.

Россия является Европой лишь географически, но политически, экономически и морально - это не европейская страна. То, что делает Россия в Чечне, сравнимо с ужасами сталинизма и гитлеризма. Президент Ельцин почти лишен власти и стал заложником спецслужб и свирепого генералитета. В сущности, страной правят спецслужбы, уже убившие Галину Старовойтову, сумевшие довести телевидение до военной самоцензуры и взрывающие дома в Москве, чтобы иметь повод для новой кавказской войны.

На востоке Европы, в России, зреет фашизм, увенчанный ядерными боеголовками. Президентские выборы 2000 года могут стать днем гибели остатка гражданских прав и свобод народов России. Только жесткость, бойкот, исключение из европейских структур и отказ в кредитах могут заставить опомниться и российские власти, и российское население.