"Правое дело" №7, 2003 г.

Валерия Новодворская

Первые из могикан

Кажется, история безнадежного сватовства реформаторов из СПС (бывший "Демократический выбор России") к расчетливой и рассудительной невесте из "Яблока" закончилась холодным и окончательным отказом последней.

Уходящий наконец в оппозицию СПС не пара "яблочникам", карабкающимся из тьмы этой самой оппозиции к зияющим кремлевским вершинам, где утро красит нежным светом стены древней Лубянки, где с каждым новым рассветом просыпается советская действительность, где за ворот бежит холодок зарождающегося культа личности того, кто "не пьет и не бьет", и нового авторитаризма (пока еще в чертежах, в лесах, в стройке следующей четырехлетки), но где зато, по словам самого Григория Явлинского, происходит некая мистерия проникновения в президента чувства ответственности из циклопических кремлевских стен.

И все это на фоне большой, хотя и ни на чем не основанной надежды, что если 15 лет назад Михаил Горбачев начал реформы, то и Владимир Путин теоретически может начать то же самое. Так и хочется спросить у бывшего скептика Григория Явлинского: давно ли он умилился сердцем и приличествует ли демократу выражать такие откровенные чаяния в адрес власти, до сих пор поступавшей явно наоборот?

Всегда считалось, что кремлевские стены пропитаны чем угодно (кровью, смертью, властью), но только не демократическими и реформаторскими тенденциями. Лучше Анны Ахматовой не скажешь: "В Кремле не нужно жить - Преображенец прав, / Там древней ярости еще кишат микробы: / Бориса дикий страх, и всех иванов злобы, / И Самозванца спесь - взамен народных прав".

Сегодня, когда терпеливый, слишком до сих пор лояльный к Кремлю (в надежде на преобразование страны по европейским и западническим лекалам сверху) СПС в отчаянии заговорил устами Бориса Немцова и Егора Гайдара (доклад на политсовете партии) о профанации реформ, об их консервации (вот это и есть позиция центристов и "консерваторов" медвежьих углов из "Единства": консервация реформ, летаргия, кома), вольнодумцы из "Яблока", вечно недовольные Ельциным, противники чеченской войны, вдруг окрыляются надеждой на монаршую милость, начинают голосовать за бюджет (милитаристский бюджет, кстати; бюджет войны) и начинают уповать на доброго президента и на лучшее будущее. К чему бы это? Если к дождю, то по крайней мере не к весеннему.

Злые языки говорят, что у СПС рейтинг - 3% и поэтому они заметались, ища поддержки и даже пытаясь въехать в Думу на "Яблоке" верхом. Так ведь административный ресурс (то есть возможность добавить "своему" голосов без особого скандала) - 11%. Пусть СПС хорошенько поклониться Кремлю, пусть Борис Немцов перестанет "нарываться на грубость" и говорить правду - и у них окажется 14%. Однако они не идут на это. Потому что у них есть нечто святое: драгоценные реформы, путь России на Запад, вестернизация, рационализм и логика в государственной политике. Как бы на этих выборах эти лишние 11% "Яблоку" не достались. В награду за хорошее поведение.

"Демвыбор", предтеча СПС, уже пытался с "Яблоком" объединиться. Еще при Ельцине. Но тогда это могло считаться блажью, по крайней мере так кажется нам, умудренным бедствиями сегодняшнего дня. А вот при Путине уже не до капризов и не до выяснения отношений между двумя ветвями либералов: правая ветвь не знает, где левая, но готова ее искать, а левая даже не хочет знать, где эта вредная правая.

Интересно, как "Яблоко" собиралось требовать от Путина и Масхадова, чтобы они сели и вели переговоры без всяких предварительных условий.

А ведь это воюющие стороны, между ними - трупы чеченских женщин и детей, кровь, смерть, 200-летние обиды маленькой колонии, сталинские депортации, жертвы "Норд-Оста". Но, видно, "Яблоко" считает, что находится в состоянии войны с СПС, причем, по "яблочным" представлениям, СПС вот-вот падет, как захваченная крепость, потому что несчастным правым предложены условия не объединения, а капитуляции!

На последнем Демсовещании увидели свет два документа. Первый - Хартия 20-ти от "Яблока" и некоторых левых организаций. Второй - Хартия-2003, подписанная уже десятью организациями. Во втором документе, предложенном правозащитником Львом Пономаревым и СПС, нет ни капканов, ни чердаков, ни подвалов. Ничего нет, кроме честно протянутой руки.

Для объединения демократов не требуется ничего, кроме осознания общественной угрозы и верности святым для российской интеллигенции идеалам (разделяемым, кстати, и "Яблоком"), за которые еще диссиденты шли в лагеря. Этот документ суров к власти и великодушен к товарищам по борьбе. Это документ о согласии.

Документ же "Яблока" о власти не говорит почти ничего, щадя ее нежное сердце, зато там содержится недвусмысленное требование отречения, адресованное не только СПС, но и всем радикальным демократам, стоявшим против танков в 91-м, против голода и гиперинфляции вместе с Гайдаром в 92-м (когда началась либерализация цен), потом вместе с Ельциным против красно-коричневого зверья, захватившего Москву (это было в 93-м).

Потом те же усталые, но непоколебимые радикальные демократы встали рядом с А.Чубайсом и одобрили приватизацию.

Это документ о размежевании. Здесь и двойное дно, и капканы, и подвалы с жабами... Отречься требуется от того, чем мы жили эти 12 лет. Гайдаровские реформы, чубайсовская приватизация, подавление путча в 93-м... Словом, предлагается признать, что Солнце вращается вокруг Земли. СПС предпочтет пойти на костер.

А Хартия 20-ти - это, кстати, вызов, брошенный всем, кто стоял против толпы вооруженных погромщиков в 93-м, всем, кто нашел себя в эпоху реформ. Нам говорят, что электорат "Яблока" - это интеллигенты, не нашедшие себя за время реформ. Господи, они же 12 лет себя ищут! Возникает резонный вопрос: а есть ли здесь предмет поисков?

"Яблоневая" Хартия выглядит как донос. Пока, слава Богу, не в ФСБ. Избирателям. Донос на СПС. Вот кто виновен в ваших бедах! Не голосуйте за них! Реформаторы из СПС, взявшие на себя всю тяжесть реформ, всю ответственность за хирургическое вмешательство, просто брошены этой Хартией на штыки и на копья толпы, черни, охлоса.

Словом, всех, кто заявлял, что их разорила гайдаровская реформа. Ведь народ не мог такого заявить, вы согласны?

В этих обстоятельствах порядочным демократам остается только встать рядом с гонимым и затравленным СПС и разделить с ним ответственность, юридическую, историческую, человеческую, за те реформы, которыми мы все живы, остатком которых все еще жива страна.

Все то время, когда "Яблоко" бранилось с СПС, шло негласное состязание: кто больше добра сделает стране? Кто будет смелее, кто пойдет в атаку на социализм впереди? И невидимые судьи на невидимых табличках принимали результаты.

На счету "Яблока" защита НТВ и организация огромных прекрасных митингов. Защита Чечни в начале второй кавказской войны. Это не забудется.

Не забудутся и роковые, камнем упавшие на репутацию слова Чубайса о возрождении армии в Чечне и о том, что Г. Явлинский эту армию прямо-таки зарезал: нож ей в спину воткнул. Что плохо, то плохо. Но, кроме плохих слов, за Анатолием Чубайсом числятся еще и добрые дела: приватизация, давшая казарменной стране частную собственность, подарочные ваучеры, квартиры и земельные "сотки", ставшие забесплатно собственными.

Спасение России от коммунистов, когда в 1996 г. рейтинг Ельцина почти от нуля достиг приличных высот (и коробки от ксерокса свою роль сыграли).

А Егор Гайдар вообще обрел бессмертие, дав свое имя реформам, отпустив цены, спасая страну от близкого голода. И она бы не выжила в октябре 93-го, если бы Гайдар же не собрал ополчение москвичей, безоружными вставших у Моссовета и заставивших армию сделать свой выбор...

И все это записано на скрижалях. Реформаторы из СПС были первыми из могикан. Что ж, они не отрекутся от содеянного ими и останутся последними, и мы не отречемся от них, не скажем, что не были с ними, как Петр отрекся от Христа.

И не забудется, что А.Чубайс ради союза соглашался уйти из собственной партии, что Г.Явлинского признавали общим кандидатом в президенты и давали второе место в списках парламентских выборов. А в ответ - "кто-то камень положил в протянутую руку". Не по-христиански получается у Григория Явлинского.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

И потом, когда орки стучат мечами в ворота, когда силы Зла затмевают небосклон, когда две крепости, лубянская и кремлевская, пытаются стереть с лица земли все следы наших европейских начинаний, можно ли отказываться от дружеской руки и дружеского плеча? Против Черного Властелина.

Впрочем, хочет ли сегодня Григорий Явлинский бороться с Черным Властелином? Или он предпочитает подождать, пока стены Черной крепости вдохновят лубянских назгулов на европейские начинания?