ВОЙНА, ЭТО ВОЛК, КОТОРЫЙ ПРИХОДИТ К ТВОЕМУ ПОРОГУ

Корр - Какой была, Ваша первая реакция на события в Москве?

Валерия Новодворская - Я подумала о том, что эта акция может стать концом для чеченского сопротивления. Даже если все здесь не причем, даже если это частная инициатива, даже если это вообще провокация российских спецслужб - это может привести к тому, что никто уже просто не будет защищать чеченцев.

Корр. - Операцию чеченских бойцов по захвату ТЦ на Дубровке Вы назвали "блестящей" в военном отношении и безграмотной в политическом плане. В чем заключались просчеты организаторов этой операции, на Ваш взгляд? И насколько эффективен, по-вашему, такой метод ведения национально - освободительной борьбы?

В.Н - Если целью данной военной операции являлось превращение Чечни в страну-изгоя, в непереговороспособную, не заслуживающую ни жалости, ни сострадания и отвратительную в глазах всех, то это блестящий результат. Надо, во-первых, понимать, что у России нет никакого чувства сострадания по отношению к собственным гражданам. Подобная методика рассчитана на то, что кто-то какого-то пожалеет и будет сохранять чью-то жизнь, но в России на такого рода события всегда следовала обратная реакция. Лучше уничтожить тысячу своих мирных жителей, чем упустить одного вооруженного противника. Во-вторых, надо знать, что у российских граждан нет чувства солидаризма. То есть, оставшиеся в живых способны радоваться, даже если все остальные погибли, и никто не почувствует угрызений совести. В-третьих, россиянам не свойственно оглядываться на себя, судить себя, корректировать свое поведение. Им свойственно переносить все свои проблемы на внешнего врага, а не собственную власть. Я, надеюсь, что эти люди к бойцам чеченского сопротивления не имеют никакого отношения, потому что их действия были слишком похожи на действия людей с Ближнего Востока. Они были слишком похожи на ни чем не мотивированные действия палестинских террористов, на действия этих обезумевших уродов из "Аль-Каиды", даже если это была акция не рассчитанная на реальные взрывы, а привлечение внимания, потому что в принципе эти люди никого не убили и у меня есть предположения, что они не хотели никого убивать, как собственно Шамиль Басаев никого не убил в Буденовске и убивать не собирался, все равно так играть нельзя, потому что любое слово будет использовано для дальнейшей провокации. Здесь нельзя переодеваться в черное, потому что пойдут разговоры о мировом терроризме и о том, что Усама Бен Ладан непосредственно всем этим руководит, что и получилось. В общем, последствие невероятное. Половина российских демократов стали сторонниками правительства, оставшиеся правозащитники моего плана полностью изолированы от Средств Массовой Информации и объявлены врагами народа. Родственники погибших и всех кто там сидел вместо того, чтобы задавать резонные вопросы своей власти "Почему Вы своей неправильной войной довели до такой ситуации?" - кричат, что надо "добить гадину". То есть там, в уме остались только журналисты и то не все, потому что половина журналистов реагируют так, как рассчитывал на это Путин. Еще не был учтен один момент, у власти не Ельцин. Это у Ельцина и Черномырдина были какие-то человеческие реакции, они еще думали о том, что люди представляют некую ценность, поэтому в Буденовске была хотя бы имитация переговоров, а сейчас у власти люди, у которых нет сантиментов, нет сердца, нет никаких человеческих чувств. Даже, если бы там было семь тысяч человек, они никого бы не пожалели, то есть совершенно хладнокровно убили бы всех. Власть убила заложников и свалила это на чеченский народ. Россия злая и подлая страна, но она может себе позволить подлости, потому что у нее есть много ядерного оружия, нефти и газа. И очень большая территория и много полезных ископаемых, поэтому в мире с ней будут разговаривать, будут садиться за общий стол, будут приглашать в разные международные инстанции, даже если после этого будут плеваться по выходе из этой комнаты. Чечня себе этого позволить не может. Она маленькая, бессильная у нее полезных ископаемых нет, она не принадлежит к западному миру по определению, поэтому ей надо быть безупречной, совершенно безупречной. Воевать согласно женевским конвенциям, чтобы хоть кто-то захотел ей помочь. То, что сейчас произошло, было крайне необходимо Путину, поэтому несколько честных журналистов высказали предположение, что с самого начала это была провокация российских спецслужб, которые соблазнили молодых людей, подставили их, использовали, снабдили взрывчаткой.

Корр - Как Вы прокомментируете заявления западных политологов и общественных деятелей о причастности к захвату Театрального центра на Дубровке в Москве ФСБ России?

В.Н. - Безусловно, такого рода провокации выгодны, прежде всего, России. Во-первых, весьма странно, что власти убили всех участников группы вместо того, чтобы потом получить у них показания, то есть их убирали сознательно, во-вторых, технически самостоятельно осуществить эту операцию было очень сложно. Но думаю, что одними агентами спецслужб не обошлось. Устроить провокации такого рода без каких-то чеченцев нельзя, потому что наши агенты спецслужб на верную смерть не пойдут. Я уже предупреждала много раз, до чего может довести атрибутика Востока, разговоры о разных эмиратах и прочие орнаменты сказок Шахерезады из "Тысячи и одной ночи". Все это будет использовано для того, чтобы поставить Чечню в один ряд с Саудовской Аравией, с Ираном, с Ливией, с талибами, чтобы показать, что ни в коем случае нельзя предоставлять независимость, и что здесь всех надо уничтожать, потому что это религиозные фанатики. Надо воспитывать молодежь, надо постоянно объяснять людям какими методами должна вестись национально-освободительная борьба. Достать Женевские конвенции и почитать их. Главный пункт - отказ от военных действий в отношении нонкомбатантов, то есть мирных жителей, тем более женщин и детей, гуманное отношение к пленным - это все делал Джохар Дудаев. Он воевал именно так. Так что чеченцам есть кому подражать. Не следует подражать своим врагам в подлости и жестокости, а то непонятно зачем ведется эта война и чем, собственно, объясняется желание Чечни отделиться от России. Желание отделиться может быть объяснено только одним - чеченцы благороднее и чище, чем те, кто руководит Россией и, что они хотят жить по более благородным правилам.

Корр - Получается ли, что ситуация с захватом заложников в Москве повлияла на популяризацию чеченской войны в российском обществе?

В.Н. - Да, получается. Вместо естественной и нормальной реакции немедленно остановить эту войну, к примеру, мои собственные хорошие знакомые, которые уже стали соглашаться с моими доводами, что это неправильная война теперь заявляют, что Чечня - это русская территория, что мы оттуда не уйдем и что все чеченцы изверги, варвары и дикари. Вы сами видели, что родственников заложников надо было гнать на антивоенный митинг чуть ли не под дулами автоматов, нормальные люди в первый же день догадались бы, что это единственный способ освободить их близких и прекратить эту войну. То, что естественную для людей реакцию нужно вызывать такими методами, национальный позор России. Если это операция российских спецслужб - она полностью удалась. Если же это фатальная глупость молодежи, не грамотной и не отдающей отчет в своих поступках то это, пало на голову несчастного чеченского народа, которому и без того плохо. Теперь, чеченцы могут оказаться в положении евреев Второй Мировой войны на оккупированной территории. Мы этот процесс остановить уже не сможем. Я не могу найти людей для пресс-конференции среди демократов, где был бы обвинен Путин в том, что были убиты заложники, и где было бы сказано о том, что немедленно надо прекращать войну. То есть, во-первых, молодым людям нужно слушаться старших, во-вторых, не устраивать самодеятельность, в-третьих, не произносить лишних слов насчет того, что "мы - шахиды", потому что немедленно будет проведена параллель с "Аль-Каидой", "Талибан". Я уже много раз говорила о светском характере сопротивления и нормальном человеческом поведение в быту, хотя понятно, что ситуация в Чечне может довести людей до полного безумия, и они, действительно, побегут в Москву кого-то захватывать. Но несчастная Чечня не может себе этого позволить. Понятно, что кому-то жить не хочется, но нельзя же карать людей повинных только в том, что они кролики. Безусловно, те кто сидел в этом зале скорее всего не участвовали в антивоенных митингах, но там были дети, которые заведомо невиновны в преступлениях против чеченского народа. Во-вторых, за пассивность, за неимение гражданской позиции, за равнодушие к чужому горю нельзя карать смертью. Можно руки не подавать, можно не здороваться, но смертью надо карать только настоящих преступников. Часть моего плана состояла в том, чтобы группа инсургентов потребовала в обмен на заложников истинно виновных: Грачева, Шахрая, С.Иванова, Шаманова, Трошева и тех кто, действительно, повинен в преступлениях против человечности. То, что эта акция произошла в столице, у людей вызвало чувство их незащищенности. Не возникла перед их сознанием и элементарная формула "Живи и давай жить другим". То, что говорят родственники оставшихся в живых заложников это совершенно ужасающее вещи. Они благодарят родной спецназ за то, что их родных чуть было не отправили на тот свет, благодарят президента, который совершенно хладнокровно пожертвовал жизнями людей только, чтобы не закончить преступную войну. Они предъявляют претензии не к собственному правительству, а к чеченскому народу. Это было видно еще по Буденовску, когда Шамиль Басаев понял, что в России никто никого не жалеет и поэтому больше не пытался остановить войну с помощью таких актов. Подобная методика не приведет к прекращению войны. То, что заложники испытали за эти три дня, чеченский народ каждый день испытывают в фильтрах. Там тоже нет туалетов, там тоже не кормят, там тоже ждут смерти. То есть произошла очная ставка с чеченской действительностью, но подействовала она в обратном направлении. Я давно объясняла, что подобного рода урок никогда не подействует. Желание умереть за родину не должно приводить людей к действиям, которыми эту родину можно полностью опозорить. Слава Богу, есть военная группировка, вертолеты, есть самолеты, есть танки, есть военные базы. Действия сопротивления должны быть направлены на эти военные объекты. Возможно, провидение сопротивления на уровне Балтийских стран было бы и более эффективным, но надо учесть то, что это другой характер, другой народ, другая традиция. Надо учитывать также и то, что страны Балтии не получили бы своего освобождения в результате своих европейских и невоенных действий и, если бы Горбачев не отпустил их сам. Так что поведение согласно всем европейским современным традициям и компании гражданского неповиновения, отказ от вооруженной борьбы, когда имеешь дело с Россией тоже ни к какому хорошему результату не приводит. Чехия не сопротивлялась в 68 г., когда были введены советские войска но тем не менее то, что она отказались от вооруженного сопротивления положение чешского народа не облегчило. Радикальная часть московских демократов, которая уже свелась к одной, двум организациям типа Демократического Союза признает за чеченцами право на вооруженную борьбу, но конечно никто и никогда не признает право на подобные действия даже, если они вызваны вполне реальными причинами. Умирать надо достойно, не уподобляясь своим врагам. Тем более, по словам выживших заложников, группа захвата говорила о том, что понимает, что действует неправильно, но что им все равно где умирать. Не все равно где умирать, и не все равно как умирать. То, что я не попала в этот центр и не смогла поговорить с этой группой, во многом определило этот плачевный финал. Алла Дудаева не успела ни до кого дозвониться, что бы эти молодые люди пригласили туда меня, а сами они не догадались, что прежде всего надо звать правозащитников, а не Иосифа Кобзона. Иосиф Кобзон здесь плохой соратник и плохой сторонник. Не надо было звать и депутатов. В этой ситуации могли помочь только те, кто являются друзьями чеченского народа и те, кто признает его законную борьбу, те, кто заинтересован в том, чтобы Чечня перестала уничтожаться и получила независимость. Меня и Сергея Ковалева даже близко к ним не подпустили, потому что Федеральная Служба Безопасности России не была заинтересована в сохранении жизни заложников. Нас не пустили для того, чтобы мы ничего не могли объяснить как-то это остановить. Все получилось очень и очень плохо.

Корр. - Захват заложников группой Бараева российская пропаганда увязывает с террористическими актами 11 сентября и взрывами на Бали. Вы прослеживаете единую связь между этими событиями?

В.Н - Никакой связи здесь на самом деле нет. В своих статьях, я писала о том, что теракт на Бали был нечем не мотивирован. Что касается 11 сентября, то те, кто захватывал самолеты, требовали одно, чтобы Америки вообще не было. Это, прямо скажем, не конструктивное требование, потому что Америка есть, и она никуда не денется, и видит Бог, это не самая плохая страна в мире. А вот то, что просит Чечня это не только не выполнимо, но и справедливо. Чеченцы не просят у Росси ничего, кроме того, чтобы она перестала их убивать и дала им жить. Это вполне выполнимо. То есть уйти из Чечни и предложить мандат о проведении референдума самоопределении кому-нибудь от ООН, как Англия имела право на управлении Палестины это разумно, возможно, достижимо. Это означало бы прекращение войны и нормальную жизнь для чеченцев на этот период. Это легко сделать. Шарль де Голь, ведь ушел из Алжира. Никак нельзя проводить параллель между терроризмом и отчаянием людей, которые вынуждены защищаться от неминуемой гибели, потому что здесь идет геноцид. О геноциде не могут говорить, скажем, представители талибов. Их вообще никто не трогал, они сами всех замучили. Нельзя говорить что в Палестине осуществляется какой-то геноцид потому что там, ситуация очень привлекательная для тех кто хочет мирно жить и работать независимо от своего вероисповедания. Чечня же абсолютно уникальный случай и ее никак нельзя помещать на ось мирового зла. Мир склонен жертвовать справедливостью ради своих корыстных интересов. Когда то пожертвовали Чехословакией, скормив ее Гитлеру, потому что Германия была сильней, но, когда Гитлер начал агрессию против Польши, страны Запада поняли, что так нельзя действовать, они поняли, что надо защищаться. Чем скорей мир поймет, что нельзя жертвовать Чечней, тем лучше. Вот для того, чтобы мир это понял, Чечня должна вести себя соответственно, она должна действовать согласно мировым гуманитарным стандартам, даже во время войны.

Корр.- Российская пропаганда утверждает, что Масхадов стал "политическим трупом" для переговоров? Значит ли это, что российская сторона не намерена останавливать кровопролитие в Чечне?

В.Н. - Да, российская сторона никогда не была намерена останавливать кровопролитие где бы то ни было. Пока есть возможность, они давят всех ради одного удовольствия. России хочется быть сапогом, наступающим на лицо человечества. Конечно, им сейчас очень выгодно заявить, что в Чечне не с кем разговаривать. Масхадов им не нравится, Шамиль Басаев для них преступник, остальных они назвали отморозками, чеченский народ вообще в расчет не берется. Они хотят с Ахмадом Кадыровым разговаривать дальше.

Корр. - Как Вы прокомментируете арест А.Закаева в Копенгагене?

В.Н. - Я не ожидала от Дании таких жестов. Я думала, что у них хватит ума на российские требования не отвечать. Совершенно очевидно, что Ахмед Закаев к случаю с Норд-Остом никакого отношения не имеет, хотя бы потому, что он был в это время заграницей. Очень прискорбно, что демократическая сторона поддается общему настроению в мире.

Корр. - Какое решение чеченской проблемы можете предложить лично Вы?

В.Н. - Решение одно. Быстренько Путин снимает трубку находит Аслана Масхадова, они договариваются, что российские войска уходят в свои казармы и сидят там запершись на период вывода войск. Единственный пункт переговоров это маршрут вывода войск. Аслан Масхадов должен согласиться на то, чтобы российские войска были заменены теми, кому он предоставит мандат, потому что Чечня должна перестать быть российской территорией. Россия больше не может иметь никакого отношения к Чечне. У нас есть такая поговорка "Собака не может быть мясником". Россия не может, совершив столько преступлений, оставить какие-то свои структуры в Чечне. Для того, чтобы Чечне помогли создать дополнительные рабочие места, построить жилье, накормить людей, создать светскую правовую систему, провести конституционное собрание, провести свободные выборы нужно обращаться к Европе, потому что у Европы есть средства, чтобы поставить Чечню на ноги. Пока нет свободных выборов, президентом должен оставаться Аслан Масхадов. Россия же должна отказаться от своих прав на Чечню до проведения референдума о самоопределении. Заниматься Чечней должна та страна, которая получит мандат, такой как когда - то Англия имела мандат на управление Палестиной. Безусловно, должен быть какой-то переходный период, чтобы люди могли опомниться, чтобы могли вернуться беженцы, чтобы у людей появился кров над головой и работа и хлеб. Тогда, когда у Чечни будет свое законное правительство, свой законный парламент, своя нормальная Конституция, (Конституция, которая была принята при Джохаре Дудаеве была очень даже хорошая Конституцией). Тогда уже в присутствии международных наблюдателей надо проводить референдум о конечном решении вопроса, что будет делать Чечня, если она будет независимым государством или же она хочет к кому-то присоединиться. Нужно, чтобы все жили по-человечески, один из способов этого, европейское законодательство, соединенное с чеченскими национальными обычаями - адатами, которые очень хороши и прекрасно ложатся на конституционное европейское самоуправление. Дальше, Чечня принимает на референдуме решение выхода из состава Российской Федерации и о том, что она будет вообще независимой страной. Россия должна безропотно изменить специальный пункт своей Конституции, по которому Чечня входит в ее состав. Решать это должен чеченский народ, а не те, кто сидит в Кремле. Было бы странно ожидать, что чеченский народ примет какое-то другое решение после того, что Россия сделала на этой территории, начиная с 19 века. Я, например, не хочу, чтобы Чечня оставалась в составе Российской Федерации. В составе РФ плохо, здесь человеческой жизни не будет. В Кремле сидят зверюги, просто преступники. Их, а не Аслана Масхадова пора в международный розыск объявлять. В России нет человеческих правил, нет понимания вины перед чеченским народом.

Корр. - Почему хотят заткнуть рот всем чеченцам - и тем, кто хочет мирного решения вопроса и тем, кто убежден в том, что такого решения не существует. Не увеличивает ли Москва, таким образом, количество радикально настроенных чеченцев?

В.Н. - Москва только этим и занимается. Москве на это наплевать. Она вообще хочет, чтобы чеченцы попали на ее уровень, чтобы они действовали как она. У них же была задача вернуть Чечню в средневековье. Устроить там каменный век. Уничтожить там все основы цивилизации. Российское руководство- это идиоты. Они не видят последствия своих действий. Они не понимают, что война - это волк, который приходит к твоему порогу. Они не в состоянии понять связи между причиной и следствием. Они считают, что они могут всех задавить. И вообще они действуют по принципу, чем хуже, тем лучше. Судьба своих же мирных россиян их не волнует. Они имеют охрану, поэтому их никогда и никто не возьмет в заложники. За себя они беспокоятся, а с остальными они не считаются. Они сталкивают русский и чеченский народ, дабы достичь своих неправильных политических целей, дабы сделать всех россиян своими соучастниками и преступниками. Это такая антипедагогика. Надо ловить Путина, а не Масхадова. Но Путина ловить не будут, потому что он президент ядерной супердержавы и у него много нефти и газа и с ним все равно будут здороваться, хотя не один нормальный западный президент по идее не должен пускать его на порог. Россия преступное государство, которое очень сильно похоже на гитлеровскую Германию. Россия в глазах всех честных людей, себя страшно скомпрометировала. Россию в цивилизованном мире никто не уважает. Россия страна, которая никакого уважения не достойна. Она подлая, злобная и куда более варварская, чем Чечня.