Заявление Валерии Новодворской

Падение

29 августа я была приглашена в 17.00 в программу "Особое мнение" на радиостанцию "Эхо Москвы". Во время эфира возник вопрос о том, можно ли доверять моим похвалам Саакашвили, если я когда-то положительно отзывалась о террористе и религиозном фанатике Шамиле Басаеве. В ответ я подробно изложила, каким образом беспредельное насилие, совершенное над Чечней, довело Шамиля Басаева до терроризма и ваххабизма. При этом я привела неоспоримые факты, что еще во время президентских выборов в Чечне, когда Басаев был соперником Масхадова, он выступал с абсолютно прозападной программой, обещая чеченцам созданную по американскому образцу армию, американскую модель развития и компьютеризацию всей Чечни. Я сказала, как говорила это всегда, что до терроризма и Шамиля Басаева, и других чеченцев надо было довести, и что за эти их преступления отвечают и российские власти, подвергшие Чечню настоящему геноциду. Поэтому с огромным изумлением я услышала заявление главного редактора "Эха Москвы" Алексея Венедиктова, что он снял с сайта радиостанции распечатку и звуковой файл программы. За то, что я в эфире "пела осанну Шамилю Басаеву".

Я никогда не оправдывала терроризм и неоднократно заявляла, в том числе и в эфире программы НТВ "К барьеру", что после Беслана я руку Шамилю Басаеву не подала бы и что он перешел черту, отделяющую человека от нелюди. В своем же заявлении Алексей Венедиктов ссылается именно на Бесланский инцидент, о котором в эфире "Эха Москвы" я вообще не упоминала. Шамиль Басаев мертв и дает ответ Аллаху за свои преступления. Но вот российская военщина жива и, управившись с Чечней, которую она сделала филиалом Ирана и одновременно бандитской "малиной", принялась за Грузию. О чем собственно и шла речь в эфире.

Я не знаю, зачем А. Венедиктову понадобилось для того, чтобы оправдать беспрецедентную, еще не случавшуюся цензуру на "Эхе Москвы", клеветническое обвинение меня в уголовном преступлении (публичное оправдание терроризма). Чеченцы никогда не советовались со мной, вступая на этот скользкий путь, а слышать от меня и других членов ДС они могли только призывы не брать греха на душу, не пачкать Чечню и не отвечать преступлением на преступление.

Алексей Венедиктов волен приглашать на "Эхо" кого угодно, но, почему-то, ни Проханова, ни Жириновского, ни других российских империалистов, прямо призывавших к походу на Тбилиси и уничтожению Грузии как суверенного государства, он не отлучал от эфира ни на 4 месяца, ни на 4-ре дня, хотя подобные заявления подпадают под уголовную статью (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).

У А. Венедиктова есть полномочия сделать так, чтобы "до конца 2008 года" в его эфире вообще не выступали демократические журналисты с их объективным анализом вместо штампов, с резким осуждением как вчерашних, так и сегодняшний деяний потерявшего всякие тормоза чекистского государства. Но при этом репутация "Эха Москвы" едва ли улучшится. И, по крайней мере, клевета и политические доносы не могут быть инструментом выяснения отношений между двумя журналистами, даже если один из них редактор радиостанции, часть акций которой принадлежит "Газпрому".

30 августа 2008 г.

Валерия Новодворская на радио "Эхо Москвы" 29 августа 2008 г.