Сообщение

ДОКЛАД
депутата Государственной Думы Константина Борового
в комитете Сената США по международным отношениям 7.10.1999 г.
по вопросам коррупции и отмывания денег

В процессе отмывки криминальных денег существует три стадии: первое - это собственно момент возникновения нелегальных средств, второе - механизм их перевода и частичной легализации и третье - использование средств в легальном бизнесе. Я бы хотел сосредоточиться на, по моему мнению, самом важном: процессе возникновении нелегальных средств на территории России и связи этого явления с финансово-экономической помощью США, а также на международных аспектах этого опасного процесса.

1. Коррупция в России - это результат более сложного и широко распространенного заболевания. Россия, возникнув как демократическое государство, начала процесс трансформации в маленькую злобную империю. Процесс этот очень опасен для самой России, для ее граждан и для соседей. Коррупция и криминализация власти являются только частью этого более сложного процесса.

2. То, что сегодня называется неконтролируемым ростом коррупции и криминализации России, было типично для России 1995 и 1996 годов. Сегодня мы должны говорить о новом качестве этого явления. Сегодня коррупция и криминализация превратились в составляющий элемент власти, без которого власть не может существовать. Если рассматривать этот процесс на сильно упрощенном примере, то это выглядит следующим образом: если правительство не заплатит парламенту, он не одобрит бюджет и, например, важные налоговые законы. Если большие компании, например, нефтяные или газовые, перестанут платить правительству, они могут исчезнуть. Эта схема работает на уровне государства, региона, города, района, на уровне отрасли и даже на уровне отдельной налоговой инспекции и малого предприятия. Самым опасным является то, что эта схема работает очень эффективно и всех устраивает. Валюта расчета может быть различной: наличные рубли или доллары, дешевые кредиты, различные привилегии, различные формы поддержки со стороны бюджета, финансовая поддержка чиновников во время избирательной кампании и так далее.

3. Коррупция и криминализация власти сегодня, может быть, самый важный структурный элемент системы, который начал оказывать влияние на ее поведение в целом, на мотивацию российской внутренней и международной политики. Как может быть список оружия, которое хранится на складах, приведен в соответствие с его реальным наличием после того, как часть его, например, на 200 млн. долларов, распродана? Это может быть сделано сначала в реальных военных действиях, что и случилось в Дагестане и Чечне. Остроумный ответ на обвинение Грузии в поставке оружия в зоны конфликта дал Шеварднадзе: российское оружие для российских граждан на территории России для решения внутренних российских проблем с помощью военных действий может появиться только с российской территории. В российской внешней политике можно наблюдать многие решения, также связанные с шантажом для получения внешней финансовой поддержки. Совершенно ясно, что похожее произошло в процессе расширения НАТО, когда с российской стороны раздавались заявления, что включение Польши в НАТО противоречит российским интересам и может нарушить баланс сил между Россией и США. Почти то же самое случилось в период югославского конфликта. В 1998 году, начиная с сентября, и до лета 1999г., проводились беспрецедентные антизападные, антиамериканские пропагандистские кампании. В этот же период при участии военной силы планировали и подготавливали военный конфликт с НАТО. В своих официальных заявлениях министр иностранных дел России Владимир Иванов называл в это время руководство США военными преступниками, российское руководство свертывало программы сотрудничества с США, но в то же самое время осуществлялась политическая, экономическая и военная поддержка режима Милошевича и Саддама Хусейна. И в то же самое время премьер Примаков проводил активные переговоры о финансовой поддержке России, кредитах со стороны МВФ и Мирового банка. Что в это время делало руководство США? Протестовало? Нет. Было выдвинуто предложение смягчить позицию Москвы в обмен на финансовую поддержку и кредиты. Я бы хотел знать, какова была цель этих действий: укрепить новую демократическую систему в России или все-таки осуществить финансовую поддержку возникновения новой агрессивной империи?

4. В 1991 году были созданы условия для демократического развития России, но в это время не была устранена бюрократическая система управления советского типа. Не была также устранена неэффективная экономическая система. В целом начался процесс конкуренции между старой экономической и политической системой и новыми правилами управления и вновь возникающими экономическими инструментами. В 1992 году мне стало совершенно ясно, что американская политика в отношении России, в основном это касалось финансовой поддержки, направлена на поддержку власти советского типа. В реальности это была поддержка старой политической системы и старой экономики. В это время я был президентом крупнейшей биржи и председателем нескольких банков и инвестиционных компаний. Совместно с другими крупными предпринимателями и экономическими и политическими экспертами мы подготовили специальный доклад о нашей озабоченности по этой проблеме. В этом докладе доказывалось, что поддержка старой экономической и политической системы в будущем может создать следующие проблемы:
- неконтролируемый рост коррупции в России
- поддержка политических сил, ориентированных на имперские и изоляционистские цели
- возникновение других, возможно, непреодолимых трудностей для демократического развития России.

Проще говоря, могли возникнуть условия прекращения демократического развития страны и свободной рыночной экономики.

Во время моих встреч с руководством МВФ, Мирового банка и администрации США я пытался объяснить нашу позицию, нашу озабоченность и наши предложения по тому, как изменить сложившиеся условия, но, к сожалению, реакция, на которую мы рассчитывали, отсутствовала. Реакция в каждом случае была очень типичной, такой же, как на моей встрече с господином Строубом Тэлботом, который назвал меня человеком, не верящим в демократическое будущее России и последователем слишком либеральных экономических взглядов, даже с американской точки зрения. Для того, чтобы наша позиция была зафиксирована, я оформил этот доклад как обращение к Президенту Клинтону. Он был опубликован в России и послан через американское посольство. В это время общая позиция администрации США по взаимоотношениям с Россией концентрировалась на создании среды для самостоятельного развития демократии и рыночной экономики в России. Хотел бы я посмотреть на кого-нибудь, кто бы предложил то же самое для создания демократического государства в послевоенной Германии в 1945 году (как известно, даже в 1948 году после принятия Германской конституции более 70% немцев готовы были поддержать возвращение нацистской партии к власти).

5. Результат этой ошибочной стратегии создал парадоксальную ситуацию во взаимоотношениях между США и Россией. Фактически, налогоплательщики США сегодня косвенно финансируют проекты на Кубе и в Ираке, в Иране и Белграде для реализации той политики, которую Примаков и Ельцин называют созданием многополярного мира. С помощью денег американских налогоплательщиков в России и других недружественных США странах сегодня создаются и развиваются новые типы оружия и средства их доставки. На средства тех же налогоплательщиков сегодня организуются грязные антигуманные пропагандистские кампании против НАТО, против лиц кавказской национальности, против балтийских стран, против Соединенных Штатов и другие пропагандистские кампании. Сегодня впервые с советских времен в сознании граждан России Соединенные Штаты являются врагом номер один. В апреле этого года в результате антиамериканской пропагандистской кампании, проведенной российской властью, более 85% граждан России были готовы поддержать направление добровольцев, оружия и даже противосамолетной системы С-300 в поддержку Милошевича. Они также поддерживали вступление России в войну против США на стороне Милошевича.

6. Даже гуманитарная продовольственная помощь для России, которая началась в сентябре 1998 года, была предметом системной коррупции и криминализации власти. В сентябре 1998 года я попросил о встрече с американским представителем, ответственным за составление и распределение американской продовольственной помощи для России. Я сообщил ему, что премьер-министр Кулик, ответственный за взаимодействие с ним со стороны правительства России, не является его правильным выбором. Я дал ему информацию о том, что продовольственная помощь, которая даже и не появилась еще в России, уже украдена и не сможет эффективно помочь гражданам России. Его ответ был следующим: Не беспокойтесь, мы будем контролировать все и наблюдать внимательно за процессом. Никому не удастся украсть даже одного зерна. Две недели назад в Российских СМИ появилась информация о том, что вся продовольственная помощь была украдена. Я привел этот пример, чтобы показать, как американская помощь может быть дискредитирована в сегодняшней ситуации в России и провоцировать криминализацию власти.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

1. Необходимо распрощаться с иллюзиями относительно России. Сегодня в России нет демократии. Это иллюзия демократии, лжедемократия, виртуальная демократия, больная демократия. Мы должны принять этот факт, стать более прагматичными, как доктора, которые не имеют права на эмоциональные оценки.

2. Хорошая экспертиза. Необходимо разработать долговременную программу взаимоотношений с Россией, которая должна включать:
а) долгосрочный прогноз развития России
б) оценку реальной ситуации в сегодняшней России
в) оценку реального расклада политических сил в России, их целей и методов действия
г) оценку изменений сознания граждан России, произошедших в результате пропагандистских кампаний, прошедших в течение последних 5 лет.

3. Все формы неразумного взаимодействия с Россией, включая неэффективную финансовую помощь, должны быть прекращены. Необходима координация такого рода действий с политическими целями создания в России демократического государства.

4. Очень важно не потерять пульса России. Это означает, что все неразумное должно быть исключено из взаимоотношений с Россией и только разумное и важное для демократического развития России должно быть сохранено и, может быть, развито. Мы готовы присоединиться к этой программе и предоставить наш опыт и экспертизу в этой области.

12 октября 1999 г.
Cлужба информации ДС