Агенство политических новостей 23 марта, 2000 г.

Валерия Новодворская

Год барана

Оригинал статьи расположен здесь.

Видение-антиутопия Валерии Новодворской

Всем известно, что у настоящего большого Наполеона были свои 100 дней. Случились они после Лейпцигского сражения, где завоеватель положил 100 тысяч людей ради Империи Власти, величия французской армии и французской национальной идеи, которая, безусловно, называлась Слава. За 100 дней после возвращения с Эльбы Наполеон успел подготовиться к Ватерлоо. В этом сражении он положил на алтарь Отечества остатки французской армии, после чего кончилась эра Наполеона, но к счастью, не история Франции.

Владимир Путин, как всем известно, появился с Лубянки (точнее, с Литейного - питерского филиала Конторы Глубокого Бурения), где много лет вел войны, тайные и необъявленные, сначала против собственного народа, а потом и против братских народов из социалистического лагеря.

Война против собственного народа оказалась выигранной и, видя столь реальные достижения, Борис Николаевич Ельцин назначил его принцепсом и наследником престола.

Зато войны против соседей из Соцлага были проиграны в пух и прах. Видимо, поэтому нынешний властитель наших смятенных дум и помятых душ и был в свое время отправлен возглавлять ФСБ.

Свои 100 дней наш маленький Наполеон начал сразу с двух сражений. Одно было сражение с Чечней, проигранное вчистую; другое сражение - выигранное, было с избирательной системой. Система заскрипела и сдалась.

В Чечне была создана оффшорная избирательная зона. Все свободные бюллетени были вложены туда и принесли урожай сам-треть. В пору не крохотной Чечне, а увесистой сибирской провинции.

С возгласами "За Путина!", "За власть клозетов!", "Андропов жив!" бравые омоновцы голосовали до 30 раз и, конечно, победили местное население, которое вовсе голосовать не пошло.

Сто первых дней Путина Первого Грозного были посвящены исключительно борьбе с народом, который должен безмолвствовать, и с внешним миром, который должен знать, что такое страх божий.

Первым делом В. Путин приволок на Лубянку Железного Феликса и выплакался на его холодной груди. Дней 10 у него ушли на кадровые вопросы.

Создав политотделы из особистов в армии, предписав изучать предмет "теология" на всех факультетах высших учебных заведений и даже в технических лицеях и колледжах, новый президент, которого многие, как и Наполеона Первого, по старой памяти называют узурпатором, озаботился тем, чтобы на каждого жителя страны приходилось по два сексота; ввел под эгидой РПЦ Святейшую Инквизицию, которая разыскивает и предает милосердной казни без пролития крови тех россиян, у которых, согласно тестированию, окажется мало духовности.

Впрочем, на 57 день, по Указу президента, тестирование начинают проводить под пытками, что резко повышает уровень духовности и снижает процент задымленности городов из-за аутодафе.

Все как в зонгах Макса Дунаевского, написанных на предмет постановки Марком Розовским в Центральном детском театре "Трех мушкетеров" А. Дюма.

"У нас в стране на каждый лье 100 шпионов Ришелье,
Чихнет француз - известно Кардиналу.
Шпионы там, шпионы здесь,
Без них не встать, без них не сесть,
Жует француз - известно кардиналу.
Вот в птицу метишься - шпион,
С девицей встретишься - шпион,
Мигнет француз - известно кардиналу.
Войдешь в трактир - сидит шпион,
Войдешь в сортир - сидит шпион,
А не войдешь - известно Кардиналу".

В сортирах шпионов особенно много. Они дежурят, дожидаясь бандитов, чтобы их утопить в унитазах. Но бандиты ходят в кустики, и соскучившиеся шпионы, чтобы выполнить план, мочат в унитазах, умывальниках и биде простых граждан не уголовного профиля, пока их еще можно спасти от мыслепреступления.

В детских яслях, детских садах, домах ребенка, больницах, школах и зоопарках, творческих союзах, автобазах, банках и муниципалитетах, гаражах и приватизированных предприятиях созданы особые отделы. Центральное ФСБ, задыхаясь от тесноты, расширяется и въезжает еще и в Детский Мир. Там расположились подростковый, детский, дошкольный и грудной отделы контрразведки.

В Питерские края, где губернаторствует матушка Валентина Матвиенко, назначен генерал-губернатором бывший шеф 5 отдела КГБ Виктор Черкесов, благо Камегиссеры в тех краях перевелись, если не считать Александра Шмонова, ушедшего в отставку.

Поскольку ни Аслана Масхадова, ни Шамиля Басаева, ни Хаттаба добыть не удалось, спецслужбы начинают ловить простых чеченцев, наполнят ими Лефортово. Для демократов же используют "Внутрянку" на Лубянке, сняв музейные таблички и сделав евроремонт.

Для журналистов приспособлены фильтрационные лагеря в Чечне и знаменитый концлагерь в Чернокозово. Когда в следующий раз стрингер из "Известий" продаст немецкому агентству фотографии с изображениями мертвых лиц "европейской национальности", связанных колючей проволокой и с отрезанными пальцами, в европейских столицах долго будут обсуждать, были ли они казнены, пали ли в бою, или замучены пытками, а также разгорится дискуссия на ОРТ между Леонтьевым, Шереметом и Доренко, можно ли считать журналистов прозападной ориентации мирными, или они все боевики.

В Уголовный кодекс внесены дополнения. Появляется статья об "антипутинской деятельности, ведущей к подрыву и ослаблению тоталитарного конституционного строя". А также статья о "развязывании агрессивной информационной войны против армии и правительства". За антипутинскую деятельность дают 7 лет, а за развязывание информационной войны - до 25.

Перо приравнено к штыку, и журналистов, отражающих точку зрения чеченских сепаратистов, судят за мятеж. "Новое время" и "Новая газета" - на одной скамье подсудимых с Асланом Масхадовым (с тем только отличием, что Масхадова не поймали и судят заочно).

Влад Путин сдержал все свои предвыборные обещания. Он ведет классовую борьбу, ибо коммунизм - это бесклассовое общество, и национал-социализм - тоже. Проведена нацификация предприятий, ведь В. Путин обещал не отменять итоги приватизации, а больше не обещал ничего. Предприятия оставляют тем, в ком силен национальный дух. У прочих - отбирают без компенсации.

Олигархов, фермеров, мелких предпринимателей, челноков и частных торговцев уничтожают как класс. Поскольку в Сибири им не хватает места, договариваются с Северной Кореей и с Китаем: начинают ссылать в Тибет, сажать в Лаогай и в северокорейские лагеря. Как класс уничтожаются журналисты, диссиденты, западники, пацифисты, либералы и нонконформисты.

На Красной площади ставят памятник президенту-чеченоборцу: В. Путин верхом на истребителе в каске, сапогах и во фраке, ногой попирает чеченского дракона в бурке и в сванской шапочке, а в руке сжимает пику, на которую нанизаны гирляндой семь чеченских боевиков - от 10 до 60 лет.

В долгие зимние ночи чеченские дозоры появляются под Москвой, потому что все войска, которые есть, загоняют на Кавказ, и для чеченцев места там попросту не остается. Чеченцы пускают под откос машины с охраной и с мигалками на Рублевском шоссе, а также поджигают гаражи с генеральскими иномарками.

Но и В. Путин не бездействует. Он поручает возглавить Министерство Любви - А. Чубайсу, Министерство Правды - Ястржембскому, а Минобороны переименовывает в Минмира.

Борьба с коррупцией приведет к устранению одних коррупционеров и появлению других. В конце концов, отчаявшись добиться толку в борьбе со следствием, В. Путин начнет бороться с причиной. Он вспоминает Ильича и отменяет деньги.

Впрочем, к этому моменту, ко дню 90-му, они уже ничего не стоят. Экономика начнет отдавать концы уже в первые 10 дней, и пушки решительно заменяют масло, если не считать машинное. Инвесторы убегают, заохав от того воронья, которое заменяет нам всю остальную орнитологию.

Из Евросоюза присылают вместо гуманитарки нечто с маслом (но не бутерброд), из Европарламента нас просят выйти вон. НАТО патрулирует наши границы, дабы россияне не проскочили незаметно на их территорию вместе со своей заразой.

Разворачивается партийное строительство. Все партии запрещены, кроме Партии Власти (ПВ), но зато в Партии формируется "внутренняя партия". Основу ПВ составляет "Медведь", а Союз правых сил превращается во внутреннюю партию.

Чубайс-О Брайан, с которым мыслепреступники будут встречаться там, где нету темноты. Позже А. Тулеев, Г. Зюганов и прочие коммунисты примыкают к ПВ, и она получает новое, суммарное название - КПГБ (ПВ).

Народ благословляет Большого Брата по формуле: "Россия - хорошо, Запад - плохо". И хотя в армию призывают резервистов, женщин, детей и стариков (от 10 до 60), народ продолжает проявлять энтузиазм, как это было всегда.

"Идут бараны и бьют в барабаны. Шкуру на них дают сами бараны".

И год 2000 решено называть не годом дракона, а годом барана.

Наконец, В. Путин исполняет свое последнее обещание: дает на западные экономические санкции "асимметричный ответ", то есть наносит по США превентивный ядерный удар, и оказывается, что наши боеголовки сгнили на корню, и редкая боеголовка долетит до середины Енисея. Зато симметричный американский ответ долетит ….

На 101 день Россия представляет из себя что-то очень черное и радиоактивное. Впрочем, смотрите К. Лапушанского "Записки мертвого человека" или американский фильм "The Day After". Из леса выходит медведь, садится на обломки Кремлевской стены и сосет свою честную мозолистую лапу.

Европейцы городят вокруг нас высокую стену и вешают на нее таблички: "Санитарный кордон", "Похвала глупости", "Оставь надежду всяк сюда входящий", "Мутантов кормить строго воспрещается".