Нарушения, допущенные ТИК и УИК на повторных выборах депутатов муниципального собрания внутригородского муниципального образования Хорошево-Мневники г. Москвы 16 мая 2004 г.

 

Кандидаты в депутаты на повторных выборах 16 мая 2004 г. Вятчанин Владимир Петрович, Елисеева Наталья Михайловна, Илюхина Светлана Николаевна, Кудакин Николай Николаевич, Логацкая Татьяна Михайловна, Назаров Виктор Александрович, Попова Людмила Пантелеевна, Сташко Александр Николаевич подали в Хорошевский районный суд г. Москвы заявление о признании решений ТИК незаконными и их отмене, о признании результатов повторных выборов 16 мая 2004 года недействительными.

Дело 2-3318/04 было рассмотрено федеральным судьей Жедачевской Ириной Николаевной, решение вынесено и оглашено 7 октября 2004 года (но только 18 октября оформлено судьей и получено нами на руки), 7 октября подана краткая кассационная жалоба, 28 октября подана кассационная жалоба в судебную коллегию по гражданским делам Мосгорсуда.

Нарушения при досрочном голосовании

            Кандидатами в депутаты, наблюдавшими за ходом досрочного голосования выявлено, что количество голосовавших досрочно избирателей (по данным комиссии муниципального образования - ТИК) по сравнению с производительностью труда работающего члена комиссии несоизмеримо больше. Члены ТИК утверждали, что в день (когда отсутствовали наблюдатели) проходило от двухсот человек и более, то есть на одного голосовавшего досрочно тратилось около 2-х минут. Но одно только написание членом комиссии полных паспортных данных избирателя (фамилии, имени, отчества, серии и номера паспорта, года рождения, полного адреса) занимало 1,5-2 минуты. Перед этим нужно было произвести следующие действия:

-         найти номер избирательного участка в единственном списке участковых комиссий на нескольких, скрепленных вместе листах (то есть, двое одновременно не могли работать с этим списком) и сообщить этот номер избирателю для внесения в заявление о досрочном голосовании;

-         взять у избирателя заполненное заявление, проверить, что избиратель написал;

-         найти список нужной комиссии в стопке;

-         затем выдать избирателю бюллетень, за который он должен расписаться;

-         расписаться члену комиссии в том, что бюллетень выдан;

-         выдать конверт, предварительно написав на нем номер участковой комиссии;

-         ответить на вопросы избирателя или разъяснить, какое количество мандатов по тому или иному избирательному округу (три - по первому и второму, два - по третьему округу). После того, как избиратель проголосует, положит бюллетень в конверт и заклеит конверт, 2 члена комиссии должны расписаться на конверте, затем должен поставить подпись избиратель, и все это должно быть заверено печатью ТИК.

Все эти действия, если проводить их без нарушения процедуры, как требует Закон города Москвы «Избирательный кодекс города Москвы», занимают не менее 5 минут.

Это подтвердили в суде:

-         кандидаты в депутаты Логацкая Т.М., Попова Л.П., Илюхина С.Н.- лист дела - 343;

-         председатель УИК № 2848 Бычков Виктор Александрович: «От написания заявления и до конца это заняло 10-15 минут» - лист дела 367;

-         член ТИК с правом решающего голоса Карпов Рэм Васильевич, работавший 11 мая 2004 года при проведении досрочного голосования: «На досрочное голосование требовалось…10, 5-6 минут» - лист дела 351;

-         член УИК № 2859 Рогачева Любовь Ивановна, заходившая 7 мая 2004 года в ТИК по делу: «7 мая в ТИК я видела Логацкую, я пробыла там где-то 20-30 минут, работа с досрочно голосовавшими шла неорганизованно, досрочное голосование шло не быстро», - лист дела 350.

Член ТИК Баева Т.В., работавшая в дни досрочного голосования 8 и 12 мая 2004 года одна, в суд для дачи свидетельских показаний не явилась, хотя ее вызывали дважды, - листы дела 353, 373, 374.

Секретарь ТИК Севрюк Галина Валентиновна в суде заявила: «На избирателя я тратила от 1 до 5 минут… Я могу сразу двух-трех человек обслуживать, если приходили муж с женой, я на них тратила 1,5 минуты»,– лист дела 361.

Мы утверждаем, что члены ТИК работали зачастую в одиночку, Секретарь комиссии Севрюк Г.В. утверждает, что 07 мая 2004 года она работала вместе с Ищенко. Но 07 мая 2004 года председателя ТИК Ищенко В.И. не было в помещении для досрочного голосования несколько часов. Он уезжал в вышестоящую избирательную комиссию по жалобе Логацкой Т.М. и Илюхиной С.Н. Председатель ТИК Ищенко В.И. сказал Логацкой, которая пришла в 12.45 сдавать финансовый отчет, что кандидаты пишут жалобы, а ему приходится ездить, закрыл свой кабинет и уехал.

Мы утверждаем в своем заявлении, что в ТИК и УИК нарушался порядок досрочного голосования, и на конвертах не было всех необходимых реквизитов (печать, две подписи членов комиссии на склейке). Это подтверждается заявлениями избирателей и показаниями в суде:

Избирателю Миннибаевой Надежде Геннадьевне при досрочном голосовании в ТИК 7 мая 2004 года был выдан бюллетень не 1-го избирательного округа (по месту проживания УИК № 2833), а 2-го – УИК № 2834, так как члены ТИК сами запутались с домами №№ 20, корпус 1 и 22, корпус 1 по улице Демьяна Бедного. При досрочном голосовании в ТИК эти дома отнесли ко 2-му избирательному округу. О том, что ее ввели в заблуждение, Миннибаева Н.Г. узнала 17 мая 2004 года, то есть после выборов. На запрос Логацкой Московская городская избирательная комиссия ответила, что вышеуказанные дома относятся ко 2-му избирательному округу. В суде подтвердилось, что дома все же относятся к 1-му избирательному округу.

Избиратель Качармина Мария Григорьевна (инвалид 1 группы) в своем заявлении кандидату в депутаты Логацкой Т.М. пишет о том, что к ней пришли домой члены УИК № 2828 15 мая (в субботу) для досрочного голосования с бюллетенем и конвертом, хотя законом досрочного голосования на дому не предусмотрено.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2828 – мы исходим, что проголосовано досрочно 15-го на дому, это грубое нарушение, в деле заявление», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Голосование на дому. Заявление в ТИК не поступало, а только к … Логацкой, не заверено, не может быть доказательством, один голос не может повлиять, исправлений нет», - листы дела 395, 396.

Избиратель Попов Аркадий Леонидович в своем заявлении в суд изложил обстоятельства досрочного голосования в УИК № 2848, проходившего с нарушениями.

Избирателей, пришедших голосовать досрочно 13 мая 2004 года, записывали в основной список-книгу избирателей, а не в список досрочно проголосовавших. Суду был представлен оригинал книги-списка избирателей по адресу ул. Генерала Глаголева, дом 30, корпус 2 (лист дела 352), в котором в нарушение закона были проставлены паспортные данные и подписи избирателей, голосовавших досрочно.

Председатель УИК № 2848 Бычков В.А. признал в суде, что: «Попов расписался в общем списке избирателей… Для простоты в работе и не разобравшись в законе, давали расписаться в книге» - лист дела 367.

Избиратель Тетерина Валентина Михайловна обратилась с заявлением к кандидату в депутаты, в котором указывала на то, что при досрочном голосовании 15 мая 2004 года в УИК № 2829 ставилась на конверт только одна подпись члена УИК, причем не на месте склейки, а внизу конверта и не ставилась печать УИК.

Член ТИК Карпов Р. В. подтвердил в суде, что печати при досрочном голосовании в ТИК на конвертах не ставилась: «На досрочном голосовании был 11 мая. ТИК открылся в 10, работал до 12. Идут люди. Говорили, что начальство направило голосовать. Мне дают паспорт, я смотрю какой участок, округ, нахожу формуляр, нахожу в бюллетенях соответствующий округ; после голосования человек расписывается на конвертах, потом я расписывался на конвертах. 11 мая я работал с 10, потом обедал, пришел, был до19. В тот день был Ищенко, Севрюк, Головистикова. Ставились две подписи на конверте. Мне Севрюк объяснила, что я тоже должен подписать конверт. Головистикова тоже расписывалась на своих конвертах, на моих нет, печати у нас не было, я не знал, что надо ставить печать … я спросил Севрюк, и мне сказали, что надо расписываться, печати не было, я заставлял расписываться избирателей на месте склейки», - лист дела 351.

Член УИК № 2861 Красотина Татьяна Ивановна заявила в суде, что 16 мая 2004 года, когда вскрывались конверты и опускались бюллетени досрочно проголосовавших избирателей в ящик для голосования: «…я увидела, что подпись одна и сказала председателю», – лист дела 347. На вопрос суда Красотина Т.И.: «…на двух конвертах не было печатей, а подписи были внизу… сказала председателю», «Председатель каждый раз давит на меня», «Когда я заявила о конвертах, … о том, что кто-то писал в журнале, мне сказали, что меня удалят», - лист дела 348.

Кандидат Назаров Виктор Александрович, наблюдавший за ходом досрочного голосования в ТИК 8 мая 2004 года, на вопрос суда: «Поскольку на конвертах не ставилась печать и подписи, есть вероятность что их (бюллетени) могли заменить… я видел, что их (конверты) уносили без реквизитов… реквизиты на конверты не ставились», - лист дела 346.

12 мая 2004 года за ходом досрочного голосования в ТИК наблюдали кандидаты Попова Л.П. и Булгаков Н.А., член ТИК Баева Т.В. работала с избирателями, пришедшими голосовать досрочно, одна. С 10.00 часов до 15.00 проголосовало досрочно 59 избирателей. Около 15 часов в помещение ТИК буквально ввалились 60 человек (Попова Л.П. всех их пересчитала, так как попросила людей выстроиться в одну очередь).

Среди этой массы выделялись лица, пришедшие голосовать под руководством заместителя главного врача 9-ой гарнизонной поликлиники МВО (ул. Тухачевского, дом 44) – 35 человек. Заместитель главного врача наблюдал за голосованием сотрудников и отмечал проголосовавших по имевшемуся у него в руках списку. Голосование проходило за одним общим столом, в шуме, гаме, люди видели, кто и за кого голосует, ни о какой тайне голосования не могло быть и речи, кроме того, невозможно было проследить, кто и сколько заявлений пишет, сколько бюллетеней получает, сдает и за кого. Была давка. После такого «свободного» волеизъявления 60 пришедших граждан превратились в 125 человек (проголосовавших после 15.00 часов). По информации члена ТИК Баевой Т.В. всего за 12 мая 2004 года проголосовало 184 человека.

Получается, что на одного проголосовавшего с 15 до 18 часов Баева Т.В. тратила чуть больше одной минуты (что нереально), тогда как фактически на одного избирателя тратилось не менее 5 минут.

 Председатель ТИК Ищенко Виктор Иванович не представил затребованные судом (листы дела 219, 374) копии и подлинники списков досрочно проголосовавших избирателей, сославшись на то, что их нет.

В суде секретарь ТИК Севрюк Г.В. и трое председателей участковых комиссий (Бычков В.И., Иванкова А.И. и Фадюхина А.Ф.) заявили, что списки были, что в УИК продолжали начатые в ТИК списки досрочно проголосовавших избирателей, и после подведения итогов сдали эти списки вместе со всей документацией в ТИК.

Секретарь ТИК Севрюк Г.В. на вопрос Кудакина Н.Н.: «Список досрочного голосования я вела», на вопрос суда: «Все списки досрочного голосования переданы в УИК председателям участковых комиссий. Все списки представлены суду. Заявления в участковые комиссии не передавали. Заявления оставались в ТИКе», - лист дела 362.

Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде: «ТИК выдает бюллетени, выдает список досрочно проголосовавших на УИК – продолжать список, делается отметка в списке избирателей», - лист дела 352.

Председатель УИК № 2848 Бычков В.А: «Список досрочно проголосовавших был вложен в общий список избирателей в книгу….Всех остальных досрочно проголосовавших заявления были переданы в ТИК, приложены к спискам досрочно проголосовавших…», - лист дела 367.

Председатель УИК № 2859 Иванкова Антонина Ивановна: «Список досрочно проголосовавших передавался и вносился в список. Заявления и список мы сдали в территориальную комиссию», - лист дела 369.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина Антонина Федоровна на вопрос Кудакина Н.Н.: «У нас был список досрочно проголосовавших, нам дала избирательная комиссия, а мы его продолжали. Заявления досрочно проголосовавших передали в ТИК, все сдали в ТИК», - лист дела 364.

Факт получения избирателем бюллетеня и досрочного голосования может быть достоверно подтвержден списком досрочного голосования с подписью избирателя, а также приложенным к списку заявлением избирателя (ст.70 Избирательного кодекса г. Москвы). Отсутствие списков делает невозможным установление факта досрочного голосования.

Председатель ТИК Ищенко В.И. на вопрос Кудакина Н.Н. в суде: «Если стоит подпись, то избиратель проголосовал», - лист дела 352.

Подписей избирателей, голосовавших досрочно нет, так как нет списков.

Заявления избирателей о досрочном голосовании вызывают сомнения в их подлинности, именно поэтому ТИК не давал нам возможности поработать с документами заблаговременно. Несмотря на то, что суд постановил удовлетворить наши ходатайства о предоставлении подлинников и копий документов (листы дела – 219, 374), со стороны ТИК эти документы и копии не предоставлялись и к делу не приобщались.

Суд предоставил заявителям всего 30 минут для обозрения хаотично сложенных в стопки заявлений досрочно проголосовавших избирателей. «Суд объявляет перерыв на 30 минут для ознакомления заявителей с представленными документами», - лист дела 390.

При обзоре заявителями (насколько это было возможно сделать за столь короткий срок) были выявлены заявления, написанные одной рукой и одними чернилами, что видно даже невооруженным глазом и безо всяких специальных познаний; заявления, датированные мартом месяцем 2004 года; заявления без адреса; без даты рождения избирателя. Просмотреть за 30 минут все 734 (как утверждает ТИК) заявления досрочно проголосовавших было невозможно. Пересчитать заявления мы не успели и не можем утверждать, что их было именно 734. Все несоответствия, обнаруженные даже в части заявлений, которые удалось просмотреть, были показаны суду и подтверждают наше утверждение о недостоверности и фальсификации заявлений избирателей на досрочном голосовании – листы дела 390, 391.

Заявитель Кудакин Николай Николаевич: «Список, куда приобщено заявление, где выявляются досрочно проголосовавшие. Мы не видим этих списков. Надо привлечь за клевету». – лист дела 399. «Досрочные выборы с нарушением ст.70, нарушен порядок выборов. Заявления в спешке написаны одной рукой. Также подтверждается нежеланием комиссии предоставить списки проголосовавших», - лист дела 400.

Без списков всех досрочно проголосовавших невозможно установить, кто из членов комиссии в какой день выдавал избирателям бюллетени. Все списки избирателей (согласно п.п.1, 4, 6, 7, 8 ст.87 Избирательного кодекса г. Москвы) должны храниться не менее одного года. Ответственность за их сохранность несут председатель и секретарь комиссии, то есть, Ищенко В.И. и Севрюк Г.В.

Представленный ТИК (в подтверждение того, что в комиссии работало на досрочном голосовании не менее двух человек) табель учета рабочего времени не имеет необходимых реквизитов. В табеле - документе для получения зарплаты (лист дела 378) не указана дата составления документа.

Подписи членов ТИК в списках являются подтверждением того, что именно эти члены комиссии работали в определенные дни и выдавали избирателям бюллетени, но списки суду не представлены и в материалах дела их нет.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Подвергать сомнению досрочное голосование - нет оснований. А заявителями не представлено доказательств»,- лист дела 398.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Мы нашли несоответствие, сделали заключение. Определенные нарушения выявили. Комиссия 2845: одним почерком написаны заявления. Непонятно, кто поставил эту подпись. Исправление и непонятно, какая комиссия, чем можно подтвердить. Нет списков досрочников, где были росписи. Одним почерком в разных участках написано, не по числам, отсутствие года рождения. Считаем списки фальсифицированными, считаем незаконными эти досрочные выборы. Досрочное голосование с нарушением. Не позволяет выявить волю избирателей 16 мая 2004 года на повторных выборах.. Считаю, решения комиссий являются незаконными, а выборы недействительными», - лист дела 390. «Не указаны год рождения, дата голосования… ст.70 – пишет заявление, список, куда приобщено заявление. Списки заявлений, где выявляется досрочно проголосовавший. Мы не видим этих списков. Надо привлечь за клевету», - лист дела 399. «Не было двух человек на досрочном голосовании. Списки досрочников не представлены, досрочное голосование фальсифицировано и с грубым нарушением ст.70. В суде подтвердилось, что досрочное голосование не позволяет выявить волю избирателей», - лист дела 401.

В решении суда написано: «ТИК согласен с тем, что в списке избирателей УИК 3201 по досрочному голосованию указан неверный адрес (по ул.Салям Адиля жилого дома не существует), однако считают, что выявленные нарушения не могут повлиять на результаты выборов». Данное высказывание председателя ТИК относится к голосованию в больнице № 67, где не проводилось досрочного голосования, а голосовали избиратели 16 мая 2004 года, то есть, в день выборов.

 

Нарушения  в день голосования  и при подсчете голосов избирателей

 

1 избирательный округ

             Рассматриваются протоколы УИК №№ 3201 (больница № 67), 2823, 2825, 2828, 2829, 2830, 2832 (все копии протоколов заверены печатями комиссий и получены наблюдателями в день выборов 16 мая 2004 года).

Нами было заявлено, что списки голосования по больнице № 67 - УИК № 3201 фальсифицированы. Копий списков ТИК не предоставил, хотя они запрашивались судом по нашему ходатайству (лист дела 217, 219) еще на предварительном слушании дела в августе 2004 года.

В больнице не могло находиться такое большое количество больных (84 человека) из близлежащих домов, тем более что в больнице был только стационарный ящик в одном корпусе. Никаких массовых вспышек заболеваний в районе не наблюдалось. Ходячие больные обычно на выходные уходят домой, а к лежачим больным никто не ходил, так как переносного ящика не было.

Член комиссии по фамилии Выжга Е.И. вообще в день голосования на участке не присутствовала, но подпись против ее фамилии в протоколе УИК № 3201 стоит. Об этом было заявлено суду, и были приобщены к делу протоколы выборов 14 марта 2004 года с подлинной подписью члена комиссии Выжга Е.И.. Почерковедческая экспертиза судом назначена не была.

Списки проголосовавших в УИК № 3201 мы смогли обозревать только в течение

нескольких минут на столе у судьи. Но даже при таком незначительном времени обзора обнаружили две фамилии с несоответствующими адресами:

Улица. Саляма Адиля, дом 7, к. 11 – по этому адресу находится травматологический корпус и никто из граждан не может быть в нем прописан. Что такое к. 11 - непонятно (то ли корпус, то ли кабинет, то ли комната), более того, этот адрес не включен ни в одну УИК, так как это не жилой дом.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Голосование Саляма Адиля, дом 7 – где травматология не может повлиять на итоги голосования», - лист дела 398.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Саляма Адиля, дом 7 – это больница, - как поясняла Логацкая, - что ставит под сомнение - написано одной рукой, …. подпись», - лист дела 399.

По адресу Маршала Жукова, д.19, к. [...] (дом 19 есть только с корпусом 1) не проживает гражданин Никитинский Вячеслав 1962 года рождения. По адресу – проспект Маршала Жукова, дом 19, корпус 1, квартира [...] прописана семья Кондрашовых, и в этом же подъезде в квартире [...] проживает кандидат Логацкая Т.М., у которой есть списки всех проживающих в данном подъезде. Кондрашовы, к которым обратилась Логацкая, сообщили, что никаких родственников по фамилии Никитинские у них нет, и никого постороннего они у себя в квартире не прописывали. Суд не направил запрос в паспортный стол ЖЭКа.

Заявитель Логацкая Т.М.: «Никитинский по указанному адресу не проживает», - лист дела 398.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Два – три голоса никак не повлияют на итоги голосования», - лист дела 398.

Кандидат в депутаты Илюхина С.Н., пришедшая на избирательный участок № 3201 в 19 часов 58 минут 16 мая 2004 года подтвердила в суде, что все бюллетени к ее приходу, то есть, до окончания времени голосования, уже лежали не в ящике для голосования, а на столе, вперемешку использованные с отметками и неиспользованные.

Кроме того, результаты голосования в больнице за кандидатов существенно отличаются от общей тенденции голосования по 1-му округу. Если по другим УИК разница полученных голосов между максимальным и минимальным количеством голосов, полученных кандидатами, составляет 4-5 раз, то на УИК 3201 - до 25 раз, что указывает на отсутствие достоверности результатов.

Председатель ТИК Ищенко В.И: : «Какие нарушения по 3201?» - лист дела 395. Заявитель Кудакин Н.Н.: «Выявлены мертвые души. Подпись за члена комиссии Выжгу поставлена другим лицом. От 14 марта мы представили в суд»,- лист дела 395.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «3201 – считаем, что без каких либо нарушений, исправлений нет, замечаний письменных не представлено. Считаем, что протокол отмене не подлежит», - лист дела 395.

В решении суда нет обоснования относительно УИК 3201, и записано буквально следующее: «Заявители считают, что в протоколе УИК № 3201 подпись Выжги Е.И. является недействительной и не совпадает с подписью в протоколе выборов от 14 марта 2004 г., … Суд не может принять данные доводы во внимание, поскольку это является субъективным мнением заявителей, какими-либо специальными познаниями в области почерковедения заявители не обладают…. самостоятельных заявлений от Выжги… в суд не поступало». «ТИК согласен с тем, что в списке избирателей УИК 3201 по досрочному голосованию указан неверный адрес (по ул. Салям Адиля жилого дома не существует), однако считают, что выявленные нарушения не могут повлиять на результаты выборов».

Надо отметить, что голосование в больнице было не досрочным, как написано в решении суда, а проходило в воскресенье 16 мая 2004 года.

Решением суда протокол УИК № 3201 признан недействительным.          

УИК № 2823 – при  сравнении данных протокола, имеющегося  у заявителей,  и сводной таблицы ТИК выявлены расхождения по строкам 1, 3, 5, 7, 11:

 

ТИК

УИК

разница

1. Число избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования            

2512

2515

- 3

3. Число бюллетеней, выданных избирателям, проголосовавшим досрочно                                              

0025

0026

- 1

5. Число бюллетеней, выданных избирателям в помещении для голосования в день голосования       

0125

0126

- 1

7. Число погашенных бюллетеней                                        

2968

2485

- 417

11. Число действительных бюллетеней                                

0143

0142

+ 1

            Поскольку бюллетени досрочно проголосовавших избирателей должны опускаться в стационарный ящик, то фактически в ящике должно быть 26 + 126 = 152 бюллетеня, но в стационарном ящике обнаруживают 145, получается, что 7 бюллетеней куда-то делись. Наблюдатели видели каждого, кто приходил на участок. Случаев, когда избиратель не опускал бюллетень в стационарный ящик, а уносил с собой, не отмечалось.

В суд был представлен протокол, имеющийся в ТИК. При сравнении двух протоколов выяснилось, что в ТИК был представлен повторный протокол из УИК № 2823, который составлен с нарушениями требований закона (ст. 73 п.24, ст. 75 п.п.13, 14 Избирательного кодекса г. Москвы), и подписи в нем – подложные. Время подписания копии протокола, имеющегося у заявителей 21.30, а протокол, представленный ТИК, подписан в 22.30, то есть на час позже. Кандидаты и наблюдатели не были оповещены о том, что будет составляться повторный протокол.

Заявитель Кудакин Н.Н. в суде: «Повторный протокол составлен с нарушением, поэтому он является недействительным; этот протокол – подписи в нем подложные; нарушен порядок составления повторного протокола», - лист дела 340.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: « № 2823 – данные цифры надо рассматривать как механическую ошибку. На результат не влияют. Был повторный протокол», - лист дела 372.

Заявитель Кудакин Н.Н.: « № 2823 - с грубейшими нарушениями составлен протокол. Составлен повторный протокол. Наш - 21.30, там – 22.30. Никого из кандидатов не оповещали, что повторно составлен протокол, нарушение – поэтому поддельный протокол», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Не хватает 7 бюллетеней, их могли унести избиратели. Повторный протокол составлен в помещении своей комиссии, в соответствии с законом», - лист дела 372.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Почему подписи подписавших отличаются на повторном протоколе?» - лист дела 372.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Я считаю, что они одинаковые», - лист дела 372.

Председатель ТИК Ищенко В.И. признал в суде: «2823 – расхождение времени составления у наблюдателя (22.30) и исправления в первом протоколе. Был предоставлен в ТИК протокол и отправлено обратно для составления протокола, так как исправления на первой странице не оговорены, то есть, переписали протокол. Не подлежит отмене», - лист дела 396.

Решением суда протокол УИК № 2823 признан недействительным:

«… протоколы имеют разницу во времени выдачи копий протоколов, что не соответствует требованиям закона и ставит под сомнения время изготовления и подписания протокола, направленного в ТИК, а так же содержат неоговоренные исправления».

Следует заметить, что в законе не говорится о том, что исправления могут быть как-то оговорены.

УИК № 2825 - нами было заявлено, что данные протокола УИК и сводной таблицы ТИК расходятся по строке 7 – число погашенных бюллетеней: сводная таблица - 2055, УИК – 2032, разница 23.

Также мы обратили внимание на очень большое количество недействительных бюллетеней на этом участке – 15 из 168, то есть почти 9 %. Каждый одиннадцатый избиратель был не в состоянии правильно заполнить бюллетень?

В протоколе УИК № 2825, который представил в суд ТИК, исправление в строке 7, цифры переправлены.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2825 - расхождение по строке 7 … протокол в материалах дела исправлен», - лист дела 340. «2825 – нарушение подсчета голосов. Составлен протокол. На строке 7 исправление в протоколе… отсутствует достоверность воли избирателей», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И.признал, что исправление в протоколе есть: «2825 – на строке 7 исправление. Подписан. Замечаний наблюдателей не было. Отмена необоснованна. Не подлежит отмене», - лист дела 396.

Закон гласит «Не допускаются заполнение протокола об итогах голосования карандашом и внесение в него каких-либо изменений. Подписание протокола с нарушением этого порядка является основанием для признания этого протокола недействительным и проведения повторного подсчета голосов» - ч. 25 ст. 75 Избирательного кодекса г. Москвы.

Суд отказался признать протокол УИК № 2825 недействительным: «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

В ч.ч.13 и 14 ст. 75 Избирательного кодекса г. Москвы указано, что устранение допущенных в протоколах неточностей (в том числе описок, опечаток, ошибок…) - это составление «повторного» протокола, разумеется, с соблюдением порядка его составления. В соответствии с законом, в настоящий момент составить «повторный» протокол уже нельзя, а имеющийся является недействительным.

 УИК № 2828 - в этой комиссии проводилось досрочное голосование на дому 15 мая 2004 года. Избиратель Качармина Мария Григорьевна (инвалид 1 группы) в своем заявлении кандидату в депутаты Логацкой Т.М. пишет о том, что к ней пришли домой члены УИК № 2828 15 мая (в субботу) для досрочного голосования с бюллетенем и конвертом, хотя законом досрочного голосования на дому не предусмотрено.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2828 – мы исходим, что проголосовано досрочно 15-го на дому, это грубое нарушение, в деле заявление», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Голосование на дому. Заявление в ТИК не поступало, а только к … Логацкой, не заверено, не может быть доказательством, один голос не может повлиять, исправлений нет», - листы дела 395, 396.

Также нами было отмечено чрезвычайно большое количество недействительных бюллетеней на этом участке – из 151 выданного избирателям бюллетеня в ТИК и УИК 15 бюллетеней - или 10 % - оказались недействительными.

В других комиссиях, где нами не отмечались факты нарушений, количество недействительных бюллетеней составляет в среднем 2,5 бюллетеня.

Суд отказался признать протокол УИК № 2828 недействительным: «…доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

УИК № 2829 – члены комиссии не проставили на оборотной стороне бюллетеней досрочно проголосовавших избирателей печать УИК, хотя досрочно проголосовавших было более 1 %. В стационарный ящик попали бюллетени неустановленного образца.

Это было сделано в присутствии кандидата Логацкой Т.М. и наблюдателя, и членам комиссии на это было указано. При подсчете голосов члены УИК № 2829 отказались выявить и отделить эти бюллетени, как бюллетени неустановленной формы, а наоборот, признали их действительными в общей массе бюллетеней, а так же отказались подсчитать отдельно все бюллетени избирателей, проголосовавших досрочно, тем самым нарушив требование ч.15 ст.73 Избирательного кодекса г. Москвы.

Кроме того, в УИК № 2829 в день голосования было выдано следующее количество бюллетеней: 171 – в помещении для голосования, 4 – для голосования на дому. На досрочном голосовании было выдано 11 бюллетеней в УИК и 14 бюллетеней в ТИК. Так как по закону в стационарный ящик должны опускаться все бюллетени досрочно проголосовавших, то в ящике должно находиться 171 + 11 + 14 = 196 бюллетеней. По данным протокола в стационарном ящике оказывается 171 бюллетень. Куда делись 25 бюллетеней, если все пришедшие голосовать опускали свои бюллетени в ящики для голосования? Согласно ч.1 ст.70 Избирательного кодекса Москвы «избирательная комиссия… обязана обеспечить сохранность бюллетеня и учет голоса избирателя при подведении итогов голосования». Контрольное соотношение между суммой бюллетеней в стационарных и переносных ящиках и суммой действительных и недействительных бюллетеней соблюдено. 171 + 4 = 175, 172 + 3 = 175.

Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде признал ошибку в протоколе: «2829 - техническая ошибка, по подсчетам за кандидатов количество совпадает… Нам акты никто не передавал, ничего не приложено. Чисто техническая ошибка, на результаты не повлияла», - лист дела 372.

Заявителями (лист дела 374) был запрошен акт УИК 2829, по которому бюллетени досрочного голосования неустановленного образца были признаны участковой избирательной комиссией действительными, но акт суду представлен не был.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Раз техническая ошибка - значит это нарушение»?- лист дела 372.  Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Это невнимательность», - лист дела 372. Заявитель Кудакин Н.Н.: «Нарушен порядок голосования, подсчета голосов, составления протокола. Это подтверждается нашей жалобой, ТИК признал…. что ошибка. В соответствии со ст.75 признать недействительным », - лист дела 392.

В решении суда УИК № 2829 не упоминается, то есть решение по ней не приято. По заявленным нами нарушениям часть протоколов суд признал недействительными, а часть протоколов суд отказался признать недействительными. УИК № 2829 среди них ни в той, ни в другой части нет.

В протоколе УИК № 2830 количество голосов, полученных всеми кандидатами (согласно протоколу) превысило максимально возможное, а именно: указано, что действительных бюллетеней 101, «против всех» голосовали в 10 бюллетенях, следовательно, голоса за кандидатов содержатся в 101 – 10 = 91 бюллетене. По 1-му округу можно было голосовать максимально за 3-х кандидатов, значит, 91 х 3 = 273 голоса максимально могут в сумме набрать все кандидаты.

В протоколе УИК № 2830 записано: 

Алибекова

- 11

Воробьева

- 50

Вятчанин

- 24

Илюхина    

- 14

Кузнецова  

- 49

Логацкая     

- 50

Назаров       

- 16

Сафонов      

- 43

Фролов        

- 24

Шамрай        

- 27

Итого

  308

         308 – 273 = 35 , то есть на 35 голосов больше, чем может содержаться в 91 действительном бюллетене. Контрольное соотношение между суммой действительных и недействительных бюллетеней и суммой бюллетеней в переносных и стационарных ящиках соблюдено. 101 + 3 = 104, 2 + 102 = 104 . Неизвестно, куда делись 32 выданных избирателям бюллетеня. В помещении для голосования было выдано в день голосования 102 бюллетеня. На досрочном голосовании всего выдано (в ТИК и УИК) 32 бюллетеня. Все бюллетени опускались в ящик. Случаев уноса бюллетеней с участка при такой низкой явке никто из членов комиссии и наблюдателей не отмечал. Значит, в стационарном ящике должно было быть 102 + 32 = 134 бюллетеня, а там обнаруживается только 102, тогда как в переносном из 2-х выданных вне помещения для голосования бюллетеней 2 имеются в наличии.

Мы подчеркиваем, что брали максимальное число голосов в каждом бюллетене, а ведь избиратели не все ставили в бюллетенях по три отметки, многие голосовали за одного кандидата. К тому же, обратная задача: «Десять кандидатов получили 308 голосов, сколько при этом было бюллетеней, если в бюллетене можно сделать от одной до трех отметок?» - не имеет конкретного точного ответа.

 В своем заявлении мы указали, что наблюдатель в УИК 2830 16 мая 2004 года был лишен возможности наблюдать за достоверностью подсчета голосов и бюллетеней, так как это проводилось не на одном столе, а на двух, стоящих в разных концах комнаты.

Председатель ТИК Ищенко В.И. признал в суде ошибку: «2830 – типичная техническая ошибка. Сумма голосов совпадает с бюллетенями. Мы не считаем, что это влияет на волю избирателей», - лист дела 372.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2830 – нарушение порядка голосования и подсчета голосов, составления протокола, что подтверждается данными в протоколе, количество … указано с превышением реально возможного количества. Отсутствовало 32 бюллетеня… Председатель признал ошибку. Проведение повторного подсчета голосов невозможно, то протокол недействительный», - лист дела 391.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2830 – та же ошибка с неучтенными досрочниками. Они учтены на другой странице. Техническая ошибка», - лист дела 396. «Не учли 32 досрочно проголосовавших избирателя, цифру сверху переписали вниз, я предполагаю. Считаю порядок не нарушен», - лист дела 398, 399.

Как можно учесть что-то на другой странице, если всего в участковой комиссии 101 действительный бюллетень и только в 91 бюллетене отмечали кандидатов? Заставляет задуматься тот факт, что действительных бюллетеней в УИК № 2830, в которых голоса были отданы за кандидатов, было всего 91. Где же голосов-то набрали члены комиссии, если голоса считали по бюллетеням, ведь бюллетень с четырьмя отметками должен считаться недействительным, а в 91-м бюллетене никак больше 273 голосов не набирается и то, если каждый избиратель голосовал за троих кандидатов, что маловероятно.

Недаром председатель ТИК Ищенко В.И. плачется о непрофессионализме комиссий. Не надо было членам комиссии считать бюллетени на двух столах в разных концах комнаты и создавать препятствия наблюдателю при подсчете голосов. Именно в этой комиссии, где вольно обращались с законом, и получилась неразбериха с бюллетенями и голосами.

В соответствии с п.п. 14, 17, 18, 19 ст. 73 Избирательного кодекса г. Москвы, сначала при подсчете голосов в УИК должны были оглашать содержание каждого бюллетеня и данные бюллетеня заносить в специальную таблицу, содержащую фамилии всех кандидатов. В комиссии это происходило так: у каждого члена комиссии был листок с фамилией одного из кандидатов. На листке были в клеточках цифры от 1 до 300. Если звучала фамилия «его» кандидата, член комиссии зачеркивал клеточку с цифрой. Затем должны были посчитать, сколько набрал каждый из кандидатов. После этого подсчитывается количество действительных бюллетеней, и данные вносятся в строку 11 протокола. Затем подсчитывают, оглашают и вносят в строку 9 протокола число бюллетеней установленной формы, находящихся в ящиках для голосования. Судя по тому, что сумма голосов за всех кандидатов превышает максимальное количество голосов, которое может быть в 91 бюллетене, кто-то из членов комиссии зачеркнул больше, чем нужно было, клеточек против фамилии какого-то кандидата (или кандидатов). Кому из кандидатов добавлено голосов, выяснить невозможно, пересчитать сейчас нельзя, протокол фальсифицирован, воля избирателей не выявлена.

Председатель ТИК утверждает, что не учтены бюллетени досрочно проголосовавших избирателей, но наблюдатели видели, как опускались в ящики для голосования бюллетени досрочников. Мы можем предположить, что членами комиссии были сделаны приписки в книгах, но, поскольку наблюдатели практически не отлучались, бросить членам комиссии за кого-то бюллетени не представилось возможным. Вероятны и другие махинации с голосами и бюллетенями. В одном из выпусков районной газеты председатель ТИК Ищенко В.И. высказался о том, что члены комиссии «поднаторели». Мы можем только строить предположения, куда делись бюллетени у этих «поднаторевших». В УИК № 2830 находились в течение дня по очереди кандидат Логацкая Т.М. и наблюдатель Логацкая Елена. Наблюдателем и кандидатом отмечалось время прихода каждого избирателя на листе бумаги: 8.02 - 1; 8.15 - 2, 8.35 – 1 и т.д. В час приходило не более 8-9 человек. Стоило только оставить участок без присмотра в 18 часов (выйти в туалет), как за пять минут цифры проголосовавших стали различаться на 7 человек. До этого количество проголосовавших избирателей (цифры, передаваемые председателем УИК через определенные промежутки времени в ТИК) совпадали с количеством проголосовавших, отмечаемых наблюдателем. Аналогичные нарушения в УИК № 2861 и УИК № 2863 по 3-му избирательному округу.

Суд отказался признать протокол УИК № 2830 недействительным : «…доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

УИК № 2832 – в день голосования было выдано избирателям в помещении для голосования 167 бюллетеней. При досрочном голосовании было выдано 7 бюллетеней в УИК и 13 бюллетеней в ТИК. Все вышеперечисленные бюллетени должны быть опущены в стационарные ящики: 167 + 7 + 13 = 187, тогда как (в соответствии с протоколом УИК № 2832) в стационарных ящиках обнаруживается 190 бюллетеней, что превышает число выданных бюллетеней, которые могут находиться в стационарных ящиках на 3 бюллетеня. Вброс бюллетеней или грубо нарушен порядок подсчета голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования (ст.73 Избирательного кодекса г. Москвы)?

При сверке заверенной копии протокола УИК № 2832, имеющейся у нас, с копией и подлинником протоколов, представленных ТИК, выяснилось, что в протоколе УИК имеются исправления: 190 исправлено на 187. Также имеются расхождения во времени составления протоколов: в нашей копии стоит время подписания протокола 21 час 00 минут 16 мая 2004 года, в протоколе, представленном ТИК, стоит время 21 час 55 минут 16 мая 2004 года. Это свидетельствует о том, что составлялся повторный протокол, и составлялся он с нарушением порядка, установленного Избирательным кодексом г. Москвы.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2832 – противоречия данных протокола – 190 бюллетеней в урне, то в таблицах комиссии 187, даже видно, что исправлено», - лист дела 341. Председатель ТИК Ищенко В.И. признал исправление в протоколе: «Число бюллетеней в ящике 187 и в сводной таблице 187 стоит. В графе 9 исправление», - лист дела 373. Заявитель Кудакин Н.Н.: «Это повторный протокол, составлен с нарушениями», - лист дела 373. «Протокол составлен позднее нашего, в соответствии со ст. 73 Избирательного кодекса исправление в протоколе – основание для признания недействительным», - лист дела 391.

Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде признал ошибку в протоколе: «2832 – протокол исправлен на первом листе, арифметическая ошибка. На 2-ой стороне каждый бюллетень подписан, исправлений нет, все члены комиссии подписали, замечаний не поступало и не было. Считаю протокол действительным. На итоги голосования исправление не могло повлиять… подтверждаю, что техническая ошибка, все бюллетени подсчитаны», - лист дела 395.

Решением суда УИК № 2832 признан недействительным: «…поскольку указанные протоколы имеют разницу во времени выдачи копий протоколов, что не соответствует требованиям закона и ставят под сомнения время изготовления и подписания протокола, направленного в ТИК, а также содержат неоговоренные исправления».

По УИК № 2833 заявители сняли свои требования.

 2 избирательный округ

            Рассматриваются протоколы УИК № 2834, УИК № 2836, УИК № 2846, УИК № 2848. Все копии протоколов заверены печатями УИК и получены наблюдателями 16 мая 2004 года.

УИК № 2834 - нами выявлены нарушения порядка проведения досрочного голосования . Избирателю Миннибаевой Надежде Геннадьевне при досрочном голосовании в ТИК 7 мая 2004 года был выдан бюллетень не 1-го избирательного округа (по месту проживания УИК № 2833), а 2-го – УИК № 2834, так как члены ТИК сами запутались с домами №№ 20, корпус 1 и 22, корпус 1 по улице Демьяна Бедного. При досрочном голосовании в ТИК эти дома отнесли ко 2-му избирательному округу.

О том, что ее ввели в заблуждение, Миннибаева Н.Г. узнала 17 мая 2004 года, то есть после выборов. На запрос Логацкой московская городская избирательная комиссия ответила, что вышеуказанные дома относятся ко 2-му избирательному округу.

В суде подтвердилось, что дома все же относятся к 1-му избирательному округу.

Заявитель Кудакин Н.Н.: « 2834 – нарушен грубо порядок досрочного голосования. Избирательный участок 34 получил бюллетень (33-го ) о чем заявлено избирателем. Свидетельствует о грубом нарушении, и голос не должен был быть посчитан. В соответствии со ст. 75 … если ошибка, то повторный подсчет голосов, а сейчас – признать недействительным», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2834 – протокол оформлен правильно… избиратель обращается в председателю с заявлением. Не было никаких обращений», - лист дела 396.

Обращение кандидата в депутаты Логацкой Т.М. в Хорошевскую межрайонную прокуратуру от 19 мая 2004 года по поводу путаницы с домами №№ 20, корпус 1 и 22, корпус 1 по улице Демьяна Бедного прокурором Куприяновым А.С. было направлено председателю ТИК Ищенко В.И., который ответил в письме без даты следующее: «В публикации газеты «Районная мозаика» была допущена ошибка… На мой взгляд, при выявлении ошибок, Закон предоставляет возможность проголосовать избирателю». Письмо от Ищенко В.И. пришло (по дате на конверте) 09 июля (!) 2004 года. Самое время Миннибаевой Н.Г. исправлять ошибку! Избирателя вынудили выбирать из списка кандидатов по другому округу члены ТИК, которые безответственно отнеслись к своим обязанностям и нарушили порядок досрочного голосования. Голос избирателя, который не имел права голосовать в УИК № 2834, был учтен по этой комиссии. Ищенко В.И. табель представляет без даты, письмо присылает без даты, списков досрочно проголосовавших вообще не представляет, а ведь в них – сплошь даты (рождения избирателя и выдачи бюллетеня, например)!

УИК № 2836 - расхождения в данных копии протокола, имеющейся у заявителей, с данными ТИК по строке 4 – число бюллетеней выданных избирателям, проголосовавшим досрочно, в том числе в помещении ТИК. По данным протокола УИК № 2836, это 4 бюллетеня, а по сводной таблице – это 10 бюллетеней. В таком случае должно быть другим и число погашенных бюллетеней. Всего в УИК № 2836 было выдано бюллетеней: в день голосования в помещении для голосования – 78, для голосования вне помещения для голосования – 6; для досрочного голосования было выдано в УИК – 10, то есть всего выдано на досрочном голосовании 14 бюллетеней, из них 4 бюллетеня - в ТИК, значит, остальные 14-4=10 выдали в УИК. 78 + 6 + 10 = 94 бюллетеня всего выдано в УИК № 2836. Неиспользованными и погашенными должны быть 1500 – 94 = 1406, а в протоколе стоит цифра 1412, что явно говорит о том, что считали не бюллетени, а подгоняли расчеты.

При сверке представленных ТИК документов выяснилось, что имеется расхождение во времени подписания протоколов. У нас стоит время 20 часов 40 минут, а в протоколе, представленном ТИК, – 20 часов 50 минут.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2836 – по строке 4 в комиссии- 10, по строке 7 – погашенные бюллетени – осталось то же самое; протокол в УИК – 20.50, а наш протокол подписан 20.40, с первого протокола дается копия нам. Нарушен порядок составления, подписи подделаны», - лист дела 341.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2836 – протокола, представленного в деле у нас нет. Мы считаем, что это не копия. Председатель и секретарь несут ответственность, он не подписан членами комиссии», - лист дела 373.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2836 – грубое нарушение порядка подсчета голосов, составления протокола, расхождение в протоколе в строке 4, составление повторного протокола: наш в 20.40, а их в 20.50. … Без должного оповещения кандидатов и членов комиссии, значит недействительный», - лист дела 392.

Председатель ТИК Ищенко В.И. признал в суде несоответствия: «2836 – расхождение в строке 4, время расходится в 10 минут. У кандидатов 20.40, у ТИК 20.50. , Не может повлиять на итоги. Все члены избирательной комиссии подписали. Замечаний не было. Отмене не подлежит», - лист дела 396.

Решением суда протокол УИК № 2836 признан недействительным, поскольку имеет «… разницу во времени выдачи копий протоколов, что не соответствует требованиям закона и ставят под сомнения время изготовления и подписания протокола, направленного в ТИК, а также содержат неоговоренные исправления».

УИК № 2846 - неизвестно куда делись 8 бюллетеней, так как пришедшие голосовать избиратели опускали свои бюллетени в ящики для голосования. 137 бюллетеней выдано в день голосования в помещении для голосования, 42 – выданы на досрочном голосовании в ТИК и УИК. 137 = 42 = 179, а в стационарном ящике обнаруживают только 171 бюллетень.

При сверке в суде копии протокола, имеющейся у заявителей с протоколом, представленным ТИК, обнаружено исправление в строке 9: число 179 исправлено на 171.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2846 – по нашему протоколу и комиссии по строке 9 цифры одинаковые, но неизвестно куда делись 8 бюллетеней избирателей, в протоколе комиссии исправления», - лист дела 341. «2846 - где 8 бюллетеней? По п.9 исправлено 179 на 171», - лист дела 373. Председатель ТИК Ищенко В.И.: «У нас 171», - лист дела 373. Заявитель Кудакин Н.Н.: «2846- нарушен порядок подсчета голосов, исправления в строке 9, необходим повторный подсчет голосов», - листы дела 392, 393.

Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде признал исправления и ошибку: «2846- в строке 9 исправления, техническая ошибка. На второй строке замечаний нет. Исправлений нет», - лист дела 396.

Суд отказался признать протокол УИК № 2846 недействительным: « …доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

УИК № 2848 - выявлено нарушение порядка досрочного голосования.

Избиратель Попов Аркадий Леонидович в своем заявлении в суд изложил обстоятельства досрочного голосования в УИК № 2848, проходившего с нарушениями. Избирателей, пришедших голосовать досрочно 13 мая 2004 года, записывали в книгу - основной список избирателей, а не в список досрочно проголосовавших. Суду был представлен оригинал книги - списка избирателей по адресу ул. Генерала Глаголева, дом 30, корпус 2 (лист дела 352) , в котором в нарушение закона были проставлены паспортные данные и подписи избирателей, голосовавших досрочно.

Председатель УИК № 2848 Бычков В.А. признал в суде нарушение закона: «Попов расписался в общем списке избирателей… Для простоты в работе и не разобравшись в законе, давали расписаться в книге» - лист дела 367.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Протокол 2848 – грубое нарушение порядка досрочного голосования, что подтвердил председатель комиссии и избиратель Попов. Отсутствовал список досрочно проголосовавших. Мы считаем, это грубое нарушение повлияло на нарушения в протоколе, и это требует повторного подсчета, а протокол недействительный, нет подтверждения», - лист дела 393.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Председатель Бычков В.А. ответил на все вопросы в суде. Попова отметили досрочно проголосовавшего в общем списке. Составлен протокол правильно, без помарок, замечаний, подписан всеми. Протокол действительный и отмене не подлежит», - лист дела 396.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «По 2848, вы сказали, нет нарушений, а почему не представили список досрочно проголосовавших», - лист дела 399. Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Список мы вскрыли. Внесли эти данные в основной список. Дважды эти данные невозможно считать», - лист дела 399.

Суд отказался признать протокол УИК № 2848 недействительным: «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

Отсутствие списков досрочно проголосовавших избирателей исключает возможность проверить, сколько же на самом деле избирателей проголосовало досрочно, так как по книгам – основным спискам – считаются избиратели (по их подписям) и количество выданных бюллетеней в день голосования, а досрочно проголосовавшие избиратели (так же по их подписям) считаются по спискам досрочно проголосовавших. В УИК № 2848 проголосовало досрочно (по протоколу) достаточно большое количество избирателей - 36 человек или 20 % , из них в ТИК - 17 человек и 19 человек в УИК. Так ли это, проверить невозможно!

 3 избирательный округ

            Рассматривались протоколы УИК № 2850, УИК № 2853, УИК № 2855, УИК№ 2856, УИК № 2859, УИК № 2861, УИК № 2863. Все протоколы УИК заверены печатями и получены наблюдателями в день голосования, кроме протокола УИК № 2859, который выдан члену комиссии Рогачевой Л.И. 16 мая 2004 года председателем УИК № 2859 Иванковой А.И. с нарушениями требований закона – без печати и подписей.

УИК № 2850 - расхождение в строке 11 (число действительных бюллетеней) в протоколе УИК и сводной таблице ТИК.: по данным УИК число действительных бюллетеней 120, а по данным ТИК – 125, при этом количество голосов, поданных за кандидатов, не изменяется, а остается одинаковым в обеих комиссиях. При сверке протоколов, имеющихся у сторон, выяснилось, что протоколы имеют разные цифры и подписаны в разное время.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2850125 действительных бюллетеней», - лист дела 373. Заявитель Кудакин Н.Н.: «У нас 120. Повторный протокол. Наш в 20.30, ваш в 20.45»,- лист дела 373. Председатель ТИК Ищенко В.И.: «У меня нет данных, что он повторный», - лист дела 373. Заявитель Кудакин Н.Н.: «2850 – грубое нарушение порядка подсчета голосов, составления протокола. Расхождение в действительных бюллетенях, протокол составлен в 20.45, у нас – в 20.30, что нарушает порядок составления. Исправления», - лист дела 390.

Председатель ТИК Ищенко В.И. признал несоответствия в протоколах:: «2850 - расхождение во времени. Наблюдатель ушел, а потом, наверное, внесли через 15 минут изменения. Всеми членами подписан, протокол считается действительным, без исправлений, отмене не подлежит. Время 20.30 и 20.45, 120 - число избирателей и 125. Не сосчитали, а время - учесть человеческий фактор», - лист дела 397.

Решением суда протокол УИК № 2850 признан недействительным, поскольку имеет «…разницу во времени выдачи копий протоколов, что не соответствует требованиям закона и ставит под сомнение время изготовления и подписания протокола, направленного в ТИК, а так же содержит неоговоренные исправления».

УИК № 2853 - в протоколе, имеющемся у заявителей, отмечено, что утрачено три бюллетеня, а в сводной таблице этой цифры нет. В имеющейся у нас копии стоит печать и написано: «Исправленному верить». При сверке протоколов выяснилось, что протокол, представленный комиссией не содержит отметок и в соответствующей графе стоит 0, но при этом ни одна цифра не меняется.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Комиссия 2853 – нарушен порядок подсчета голосов, составления протокола, исправление, а по закону – недействительный», - лист дела 393. Председатель ТИК Ищенко В.И. признал в суде: «Есть исправления в протоколе. Оригинал без исправлений. Исправлена была неточность. Число утраченных бюллетеней – у заявителя, у нас такого нет. На результат голосования эта цифра не влияет», - лист дела 397.

Суд отказался признать недействительным протокол УИК № 2853: «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

УИК № 2855 - расхождение в строках 4 и 7 между данными имеющегося у заявителей протокола и сводной таблицы ТИК. По данным УИК № 2855 в ТИК на досрочном голосовании было выдано 26 бюллетеней, а по данным сводной таблицы – 24 бюллетеня; по данным УИК погашено 1084 бюллетеня, а по данным сводной таблицы – 1082. Разница в цифрах показывает на подгонку данных.

При сверке в суде копии протокола заявителей и документов, представленных ТИК, был обнаружена разница во времени подписания протоколов, исправления и поддельные подписи. Председатель УИК № 2855 Чернышева Л.И. в суде подтвердила достоверность данных протокола заявителей.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2855 – расхождения в строках 4 и 7, в протоколе… подписи подделаны, составлен 17 мая в 2 часа ночи. Необходим повторный подсчет голосов. Наш протокол составлен в 21.00»,- лист дела 341. «21 час – у нас копия протокола. Мы утверждаем, что подписи поддельные, в 2 часа ночи – другие подписи членов комиссии, считаем, в 2 часа ночи комиссии не было», - лист дела 373.

Председатель УИК № 2855 Чернышева Людмила Ивановна: «В 8 часов начали голосование. Замечаний не было. Подсчет голосов был в присутствии милиции и представителя пожарной службы. Подсчитали голоса, разложили по фамилиям. Все связали, опечатали. Написали протокол в 21 час. Повезли сдавать».

На вопрос суда председатель УИК № 2855 Чернышева Л.И.: «Копию протокола выдали представителю партии Галышкиной, которая сидела с утра и до конца. Все ждали нашего возвращения с ТИК».

На вопрос суда: «Почему составлялся повторный протокол»? Председатель УИК № 2855 Чернышева Л.И.: «Я протокол не исправляла».

Свидетель ознакомилась с материалами дела.

Председатель УИК № 2855 Чернышева Л.И.: «Я подтверждаю, что эти протоколы составляла я. 16 мая в 21.00 составлен протокол все передано было представителю партии Галышкиной. Я никаких исправлений не делала, повторных протоколов не составляла. Протокол Галышкиной я подтверждаю. Кто исправлял, я не знаю. Все знают, что в 22 часа мы были на участке. В 24 часа мы все были дома. Никаких исправлений не было, у нас все сошлось», - лист дела 389.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Просим приобщить… протокол 55 комиссии… мы считаем, что подписи подложные», - лист дела 390. «Комиссия 2855 – нарушен порядок подсчета голосов.Председатель комиссии подтвердила наш протокол» - лист дела 393.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2855 – председатель УИК сказала, что подписала протокол, который у заявителей. Два разных… разное время. Это ошибка ТИК, но это на итоги голосования не может отразиться», - лист дела 397.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2855 – исправление времени. А когда подсчитываются голоса, как можно исправить 1084 на 1082, не проведя подсчета. Комиссия должна посчитать, нельзя исправить без повторного подсчета», - лист дела 399.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Непогашенные бюллетени голоса считают не с количества», - лист дела 399.

Решением суда протокол УИК № 2855 признан недействительным: «Исходя из представленных протоколов, суд приходит к выводу и соглашается с доводами заявителей относительно признания недействительным протокола УИК № 2855, поскольку свидетель Чернышева в суде подтвердила, что исправления в протоколе, представленном от ТИКа не делала, подписывала протокол один раз со временем 21 час 00 мин., кто писал 02 часа 00 мин. не знает, в это время все члены комиссии были дома, и никто не проводил повторного пересчета голосов или написание повторного протокола».

УИК № 2856 - разница в строке 1 (число избирателей, внесенных в список на момент голосования). В имеющейся у заявителей копии протокола – прописью – две тысячи двести и цифрами 221, в сводной таблице ТИК – 2218. Расхождение на 10 бюллетеней в строке 11 (число действительных бюллетеней). По данным УИК – 126 бюллетеней, по данным сводной таблицы ТИК – 136 бюллетеней. При этом число недействительных бюллетеней остается одинаковым – 3 бюллетеня. Все вышеназванные факты говорят о нарушении порядка подсчета голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования.

При сверке в суде имеющейся у заявителей копии протокола с документами, представленными ТИК, обнаруживается исправление в протоколе, представленном ТИК.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2856 – по строке 11 - у нас 126, в комиссии - 136, но количество голосов не меняется, в протоколе исправление», - лист дела 341.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Расхождение на 10 бюллетеней», - лист дела 373. Заявитель Кудакин Н.Н.: - «Видите исправление»? – лист дела 373. Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде признал исправление и ошибку: «Тройка исправлена», - лист дела 373. «В строке 11 число действительных бюллетеней 139 – 3 = 136, а написано 126, неправильно отняли. Это ошибка, не может повлиять. Замечаний не было», - лист дела 397.

Решением суда протокол УИК № 2856 признан недействительным: поскольку имеет «…разницу во времени выдачи копий протоколов, что не соответствует требованиям закона и ставит под сомнение время изготовления и подписания протокола, направленного в ТИК, а так же содержит неоговоренные исправления». Надо заметить, что разницы во времени подписания протоколов УИК № 2856 нет, значит, суд учел «неоговоренные исправления».

УИК № 2859 - члену комиссии Рогачевой Л.И. была выдана (с руганью и угрозами) незаверенная копия протокола, так как обо всех нарушениях в УИК № 2859 в течение дня голосования Рогачева Л.И. составила заявления. Во время подсчета голосов лежащие на столе заявления Рогачевой Л.И., которые она собиралась приложить к протоколу, были выкрадены посторонним лицом, находящимся в это время в помещении комиссии.

Рогачева Л.И. сделала запись в оригинале протокола. Председатель УИК № 2859 Иванкова Антонина Ивановна представила в ТИК протокол с замазанной записью.

В УИК № 2859 еще до 8 часов утра, до официального начала голосования были опечатаны стационарные ящики, и в них брошено неизвестное число бюллетеней. Как сказала секретарь комиссии – досрочно проголосовавших избирателей. Была путаница с голосовавшими на дому. При подсчете голосов избирателей количество бюллетеней, находящихся в стационарных ящиках, не объявлялось. В процессе подсчета часть бюллетеней была переложена секретарем комиссии на другой стол. Сколько бюллетеней через некоторое время секретарь вернула обратно, неизвестно. Неиспользованные бюллетени гасили после подсчета голосов. При подсчете голосов присутствовали посторонние лица. (Обо всех нарушениях Рогачева Л.И. написала в Хорошевскую межрайонную прокуратуру, но ответа до сих пор не получила – лист дела 351.)

Неудивительно, что при таких нарушениях в протоколе несуразные цифры: выдано избирателям 2077 бюллетеней, число действительных бюллетеней – 2093, тогда как получено участковой комиссией всего 1900 бюллетеней, видно расхождение протокола УИК с данными сводной таблицы.

По данным сводной таблицы по УИК № 2859 строка 9 (количество бюллетеней в стационарных ящиках) – 82 бюллетеня. В УИК № 2859 в день голосования выдано в помещении для голосования 82 бюллетеня. На досрочном голосовании в ТИК и УИК выдано 13 бюллетеней. Если в стационарном ящике обнаруживают 82 бюллетеня, то куда делись 13 бюллетеней? Все пришедшие голосовать избиратели бюллетени опускали в ящики, случаев уноса не было. Так что и в каком количестве было брошено в ящики до начала голосования?

Таким образом, в УИК № 2859 грубо нарушен порядок голосования и досрочного голосования, порядок подсчета голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования.

При сравнении в суде имеющейся у заявителей копии протокола с документами, представленными ТИК, выяснилось, что в УИК № 2859 составлялся повторный протокол, в котором были ошибки. Член УИК № 2859 Рогачева Л.И. и кандидаты в депутаты по 3 избирательному округу - заявители об этом не знали, по закону их должны были оповестить, и они должны были присутствовать при повторном подсчете голосов и составлении повторного протокола в УИК № 2859. Также при повторном подсчете должен был находиться член ТИК с правом решающего голоса. На повторном протоколе подписи членов комиссии подделаны.

Заявитель Кудакин Н.Н.: « …при анализе протокола комиссии - там был составлен повторный протокол с нарушением в 0.40, подписи на протоколе написаны одной рукой», - лист дела 341.

В суде давали показания член комиссии Рогачева Любовь Ивановна (листы дела 348, 349, 350, 351) и председатель УИК № 2859 Иванкова Антонина Ивановна (листы дела 368, 369 370, 371).

Член комиссии № 2859 Рогачева Л.И.: «Я против своей фамилии сделала запись, что было подготовлено два заявления, которые были выкрадены дочерью Свядзинской. Сама Свядзинская (секретарь УИК) стала зачеркивать надпись», - лист дела 349.

На вопрос заявителя Кудакина Н.Н. - Рогачева Л.И.: «Не видела, чтобы уходили, не опустив бюллетень», - лист дела 350.

На вопрос председателя ТИК Ищенко В.И. - Рогачева Л.И.: «У нас было три протокола, все члены комиссии ушли, а я ушла последней после подписания протокола», - лист дела 350.

Председатель УИК № 2859 Иванкова А.И.: «Конверты с досрочно проголосовавшими… это делает секретарь. Общая цифра - всего, и у нас по нашему списку. Объявлено сколько досрочно и опустили в урну», - лист дела 368. «Когда ящики вскрыты, мы объявляем число бюллетеней. Сначала подсчет по книгам… Дочь Свядзинской поднялась, когда был составлен протокол. Поднялась с лестницы и села за стол. При подсчете голосов не присутствовала, когда все подсчитано, протокол составлен, тогда она поднялась. … 16 мая случаев, чтобы уносили бюллетени, не было», - лист дела 369.

Надо пояснить, что стол, за которым работала Рогачева Л.И., и где лежали два ее заявления, стоял как раз в самом конце рекреации, ближе к лестнице. Остальные столы сдвигали для подсчета бюллетеней. Еще возникает вопрос: кто сообщил Свядзинской-дочери, что голоса посчитаны, и протокол составлен и что уже можно ей приходить?

 На вопрос заявителя Кудакина Н.Н. – Иванкова А.И.: «Все бюллетени досрочно проголосовавших были опущены», - лист дела 369.

На вопрос заявителя Кудакина Н.Н. – Иванкова А.И.: «Для исправления ошибок составлялся повторный протокол», - лист дела 370. Заявитель Кудакин Н.Н.: «У вас не хватает 13 бюллетеней», - лист дела 370. Председатель УИК № 2859 Иванкова А.И.: «Это механическая ошибка. Возможно, были допущены механические ошибки. Повторный подсчет мы проводили и писали протокол. В начале 12 часов вечера мы звонили ей (Рогачевой) домой. Ничего не распечатывая мы позвонили в ТИК, что нет одной Рогачевой. Из ТИК никого не было. Из кандидатов в депутаты никого не предупредили, что будет пересчет голосов. Все подписи личные, никто ни за кого подписи не ставил», - лист дела 370.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Прошу сравнить подписи. Я обладаю специальными познаниями. Считаю подписи поддельными. Кроме председателя и секретаря, все остальные подписи поддельные. Отличаются от подписей на нашем протоколе. Протокол недействительный – не предупредили кандидатов», - лист дела 370. «Почему вы ей (Рогачевой) не дали в соответствии с законом заверенную копию протокола»? – лист дела 370.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «По 2859 замечаний не было, был повторный протокол, подписанный членами УИК, является действительным. Рогачева покинула УИК и в дальнейшем не участвовала», - лист дела 372.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Просим приобщить протокол… 59-ой , так как мы считаем, что подписи подложные», - лист дела 390. «2859 – грубо все нарушено. Ошибка в протоколе. Председатель УИК, что ошибка признала. Кроме председателя, секретаря… фальсифицированный, повторный. Нарушен порядок повторного подсчета и не сообщено кандидатам», - лист дела 393.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Председатель Иванкова пояснила как свидетель. Протокол переписывался в соответствии с законом», - лист дела 397.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2859 – председатель согласилась, что составляла протокол самостоятельно», - лист дела 399.

Суд отказался признать протокол УИК « 2859 недействительным: «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

УИК № 2861 – 16 мая 2004 года с 8 часов утра перед началом голосования два члена УИК одновременно из конвертов опускали бюллетени досрочно проголосовавших избирателей в стационарные ящики для голосования. Председатель УИК не разрешила просчитать и объявить количество конвертов с бюллетенями досрочно проголосовавших избирателей. Все пришедшие голосовать избиратели опускали свои бюллетени в ящики. Член УИК № 2861 Беликова М.И. была застигнута врасплох, когда она, в отсутствие других членов комиссии, расписывалась в одной из книг списка избирателей № 2. В руках у нее была цветная ткань, в которую она завернула паспорт. На вопрос члена УИК № 2861 Красотиной Т.И., что она делает, - Беликова растерялась и не знала, что ответить. Вошедшая в зал для голосования председатель УИК № 2861 пришла Беликовой на помощь, заявив Красотиной Т.И., чтобы та не лезла не в свои дела, что член УИК имеет право проголосовать, а если Красотина Т.И. будет и дальше мешать работать, то комиссия ее удалит. В это время член УИК Беликова М.И. потихоньку вышла из зала, унося ткань с паспортами. Бюллетень для голосования она не взяла, к ящику для голосования не подходила.

После 20.00 часов при подсчете голосов избирателей собрали неиспользованные бюллетени и, не считая, погасили. При подсчете голосов избирателей председатель УИК № 2861 отказалась просчитать и огласить количество бюллетеней, находящихся в стационарных ящиках для голосования.

Член УИК № 2861 Красотина Татьяна Ивановна давала показания в суде: « В 8 часов я пришла, у меня была 5-я книга. Председатель объявила, что досрочно проголосовало 23, стали вскрывать конверты, я увидела, что подпись одна, сказала председателю. Когда я пошла на обед, увидела, что Беликова расписывается во 2-ой книге. Входит председатель и говорит, что она имеет право проголосовать. Беликова держала в руках тряпку, к ящику Беликова не подходила. Избиратель пришел на 3-й участок, я хотела обслужить избирателя, председатель стала кричать, что я проверяю. Я взяла свою книгу – там появилась запись «досрочно проголосовал», все листы книги я заполнила. В 20.00 часов закрыли участок, стали считать. Перевернули ящик, не считали бюллетени, просто сложили, составили протокол», - лист дела 347.

На вопрос заявителя Кудакина Н.Н - Красотина Т.И.: «Из ящика вытащила все, общее число не считали в ящиках. Это было с согласия большинства членов УИК», - лист дела 347.

На вопрос председателя ТИК Ищенко В.И. – Красотина Т.И.: «Было две урны стационарных и одна переносная. Большинством решили, что считать бюллетени не будем», - лист дела 347.

На вопрос суда – Красотина Т.И.: «На конверте были подписи и печать. На двух конвертах не было печатей, а подписи были внизу. Я внимание на них обратила, то сказала председателю. Не могу сказать, были ли переклеены конверты, количество досрочно голосовавших не считалось. Я разорвала конвертов 8 – 10», - лист дела 348.

На вопрос суда – Красотина Т.И.: «Председатель каждый раз давит на меня», - лист дела 348.

На вопрос заявителя Кудакина Н.Н - Красотина Т.И..: «Когда я заявила о конвертах., … когда я сказала о том, что кто-то писал в журнале, мне сказали, что меня удалят. Когда я попросила считать бюллетени, мне отказали», - лист дела 348.

На вопрос суда - Красотина Т.И.: «Просчитывали голоса, а не общее количество бюллетеней. Когда высыпали, недействительные отобрали. Недействительные бюллетени считали, общее число бюллетеней было неизвестно. Я не видела, чтобы бюллетени падали», - лист дела 348.

При анализе данных протокола УИК № 2861 обнаружено, что количество голосов, полученное всеми кандидатами, на 24 голоса превышает максимально возможное количество голосов в соответствии с числом действительных бюллетеней в УИК.

По данным протокола УИК № 2861 действительных бюллетеней 159, из них в 6 бюллетенях проголосовали «против всех», значит, за кандидатов отданы голоса в 159 – 6 = 153 бюллетенях. По третьему округу голосовать можно было максимум за двоих кандидатов, следовательно, максимально 153 бюллетеня могут содержать 153 х 2 = 306 голосов. По протоколу кандидаты набрали:

Елисеева    

-   48

Кудакин     

-   55

Сирый        

-  111

Слободник 

-   29

Ярошенко   

-   87

Итого              

   330

330 - 306 = 24, то есть на 24 голоса больше, чем вообще может быть, при этом контрольное соотношение соблюдается - сумма действительных и недействительных бюллетеней равна сумме бюллетеней в переносных и стационарных ящиках (соответственно) : 159 + 2 = 161 и 1 + 160 = 161.

Неизвестно куда делись 23 бюллетеня. На досрочном голосовании избирателям были выданы 23 бюллетеня, в день голосования в помещении для голосования было выдано 160 бюллетеней. В стационарном ящике для голосования обнаруживается только 160 бюллетеней, хотя члены комиссии утверждают, что все бюллетени (и досрочного голосования) были опущены в стационарные ящики.

В суде была допрошена председатель УИК № 2861 Фадюхина Антонина Федоровна - листы дела 364, 365, 366.

На вопрос заявителя Кудакина Н.Н. – Фадюхина А.Ф.: «16 мая бюллетени повторных выборов опускала я лично, читала и в присутствии всех членов комиссии распечатывала. Столько-то человек проголосовали и опускали в урны», - лист дела 364.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «У вас по данным протокола не хватает бюллетеней, в протоколе в графе 9… досрочно проголосовало 23, выдано 160, число бюллетеней 160», - лист дела 364.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф.: «Не может быть, должно быть 180, это машинально написали циферку,» - лист дела 364.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Это ошибка. Но в конце цифры сходятся все. Это никак не повлияло на волеизъявление избирателей,» - лист дела 364.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «Когда проводился подсчет голосов, начинали как?» - лист дела 364.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф.: «Отсчитываем, а потом гасим, ошибиться мы не могли», - лист дела 364.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «А в 9-ом п. вы ошиблись?» - лист дела 364.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А. Ф.: «Да, секретарь, наверное», - лист дела 364.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «159 бюллетеней – это точная цифра или это ошибочная, действительная цифра?» - лист дела 364.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф.: «Гасили неиспользованные бюллетени, считали действительные – 159 в соответствии с протоколом 2861», - лист дела 364.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «Цифры могли не записать в число действительных бюллетеней досрочно проголосовавших. Непосредственный подсчет производится из ящика…. Ошибка УИК 2861 с 9-ой строки. Эта ошибка с 9-ой строки, где записано 160, а не 182. Считаются бюллетени по ящикам для голосования. Число голосов считается по бюллетеням… Это чисто математическая ошибка», - лист дела 365.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф.: «Бюллетени считали, машинально ошиблись…

Заявитель Логацкая Т.М.: «Каким образом считали бюллетени? Как вы ошиблись? Как огласили такую цифру?» - лист дела 365.

Председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф: «Высыпали все количество бюллетеней и считали… Общее количество мы посчитали. Никаких нарушений не было», - лист дела 365.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2861 – грубейшее нарушение досрочного голосования, подсчета голосов и составления протокола. Председатель подтвердил, что ошибки. Превышено количество голосов по действительным бюллетеням. Время написания протоколов не соответствует с нашими», - лист дела 393.

Председатель ТИК Ищенко В.И. признал: «Неправильно указано время, исправлений нет, расхождений в цифрах нет. Председатель пояснила в судебном заседании», - лист дела 397.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2861 – не учтены бюллетени досрочников, ТИК признал техническую ошибку. Нарушено максимально возможное число голосов. Специально забыли»? – лист дела 399.

Суд отказался признать протокол УИК № 2861 недействительным: «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам»

В соответствии с п.п. 13, 14 ст.75 Избирательного кодекса г. Москвы протокол УИК № 2861 является недействительным, так как содержит ошибки, которые признали в суде и председатель УИК № 2861 Фадюхина А.Ф. и председатель ТИК Ищенко В.И., а составление повторного протокола сейчас невозможно. (См. выше УИК № 2830).

УИК № 2863 - при анализе протокола было выявлено, что количество голосов, полученное всеми кандидатами, превышает максимально возможное количество голосов в соответствии с действительными бюллетенями УИК.

По протоколу УИК № 2863 действительных бюллетеней – 92, в том числе «против всех» - 6 бюллетеней, значит, за кандидатов отданы голоса в 92 – 6 = 86 бюллетенях. По 3-му округу максимально можно было голосовать за 2-х кандидатов, следовательно, максимально возможное количество голосов 86 х 2 = 172. По протоколу кандидаты набрали:

Елисеева    

- 44

Кудакин     

- 52

Сирый        

- 46

Слободник 

- 17

Ярошенко   

- 34

Итого              

  193

193 – 172 = 21 голос. На 21 голос превышено максимально возможное количество голосов, которое могли получить кандидаты.

Контрольное соотношение между суммой действительных и недействительных бюллетеней и суммой бюллетеней в переносных и стационарных ящиках соблюдается:

92 + 2 = 94 5 = 89 = 94

В УИК № 2863 избирателям в день голосования было выдано в помещении для голосования 94 бюллетеня. На досрочном голосовании избирателям было выдано в ТИК и УИК 20 бюллетеней, которые должны были быть опущены в стационарный ящик для голосования. 94 + 20 = 114 бюллетеней должно быть в стационарном ящике, но в нем содержится только 89 бюллетеней. 114 – 89 = 25 бюллетеней (или 21,9 %) делись неизвестно куда. Случаев, когда избиратель не опускал свой бюллетень в стационарный ящик, не отмечалось.

Председатель ТИК Ищенко В.И. в суде признал ошибку в протоколе: «2863 - типичная техническая ошибка», - лист дела 373.

Заявитель Кудакин Н.Н.: «2863 - превышает реально возможное… ТИК признал, что ошибка», - лист дела 394.

Председатель ТИК Ищенко В.И.: «2863 – техническая ошибка, не учли досрочно проголосовавших. Нет замечаний, исправлений. Считается действительным. Отмене не подлежит», - лист дела 398.

Суд отказался признать протокол УИК № 2863 недействительным::               «… доводы заявителей относительно имеющихся недостатков суд считает неубедительными, поскольку из объяснений представителей ТИКа следует, что протоколы содержат технические ошибки, которые не влияют на определение результатов выборов и выявление действительной воли избирателей, так как подсчет голосов производился по бюллетеням, и число голосов отражено в каждом протоколе конкретно по кандидатам».

(См. выше УИК № 2830)

Нами было заявлено в суде, что по каждому из трех избирательных округов количество избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования в УИК (протоколы которых мы считаем недействительными в соответствии с Избирательным кодексом г. Москвы), превышает ¼ часть от общего числа избирателей (по 1, 2, 3 избирательным округам), внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования. Это влечет за собой отмену решений ТИК о результатах выборов по избирательным округам № 1, №2. № 3 и признание выборов недействительными. Мы неоднократно заявляли в суде, что допущенные нарушения и ошибки при подсчете голосов и составлении протоколов не позволяют выявить волю избирателей.

На основании решения суда признаны недействительными только протоколы семи УИК (из девятнадцати заявляемых нами): УИК №№ 3201, 2823, 2832 – по 1 округу, УИК №№ 2836 – по 2 округу и УИК №№ 2850, 2855, 2856 – по 3 округу.

¼ часть избирателей признанные недействительными протоколы не набирают. В признании решения по повторным выборам депутатов муниципального Собрания Хорошево-Мневники г. Москвы 16 мая 2004 года недействительным Хорошевский районный суд (федеральный судья Жедачевская И.Н.) отказал.

Заявители настаивали на «вынесении частного определения в адрес ТИК, Московской городской комиссии; в адрес прокуратуры определения о возбуждении уголовного дела по фальсификации», - лист дела 403.

Никаких определений ни в чьи адреса суд не вынес.

Кассационная жалоба подана.

Следует отметить, что протокол в суде велся ужасно. С 331 по 353  страницу – жуткие каракули - надо расшифровывать почерк секретаря. Очень многое в протокол не заносилось, не вошли «перлы» председателя ТИК Ищенко В.И. Протоколы заседаний 5.10.2004 г. и 7.10.2004 г. мы увидели только 18.10.2004 г. Пока писали кассационную жалобу, к сожалению, пропустили срок подачи замечаний к протоколу, к тому же, решение судом уже было вынесено.

Представитель ТИК Ковалевская Е.В., имеющая юридическое образование и работающая  главным  специалистом юрисконсультом в управе района Хорошево-Мневники, допускает такие высказывания: «Рогачева Л.И. является заинтересованным лицом со стороны заявителей, состоит в КПРФ. Считаю, что изложенные ею показания судом во внимание приниматься не должны», - лист дела 385.

Ковалевской Е.В. также заявлено: «Количество нарушений, которые могли бы являться основанием для отмены результатов голосования, не имеется», - лист дела 386.

Председатель ТИК Ищенко В.И. защищается  изо всех сил:    «Мы считаем жалобу необоснованной.      Все опрошенные в суде свидетели со стороны заявителей являются членами партии КПРФ», - лист дела 402.

Заявители: ЛогацкаяТ.М., Попова Л.П., Елисеева Н.М., свидетели: Рогачева Л.И., Красотина Т.И. членами КПРФ не являются. Миннибаева Н.Г., Качармина М.Г., Тетерина В.М. также не члены КПРФ. Председатель УИК № 2855 Чернышева Л.И., подтвердившая действительность протокола заявителей никакого отношения к КПРФ не имеет.

Префект СЗАО Козлов В.А., глава управы Хорошево-Мневники Ибрагимов Р.З., председатель ТИК Ищенко В.И. и 13 депутатов муниципального Собрания Хорошево-Мневники»: Воробьева В.В., Кузнецова Т.Ю., Сафонов А.И., Сирый Н.И., Погорелова Л.Г., Попков М.А., Шорина Т.Б., Цулева Н.Д., Бочарников А.А., Петрунина Т.А., Привалов Ю.А., Третьяков Д.В., Ярошенко Н.Г., являются членами (первые трое даже занимают руководящие посты) партии «Единая Россия».

Логацкая Т.М. и Попова Л.П. 11 мая 2004 года подобрали полторы тысячи листовок кандидатов «ЕР» Богаченко, Сирого и Ярошенко, брошенных сотрудницами управы района «Хорошево-Мневники», когда их застали за беготней с этими листовками в рабочее время. Хорошевская прокуратура до сих пор вразумительно не ответила на заявление Логацкой от 11 мая 2004 года и не оценила действия руководства управы, задействовавшего сотрудников на несвойственные им работы по распространению листовок.

Ответы прокурора Куприянова А.С. заслуживают отдельного упоминания. Чего стоит один такой ответ (орфография сохранена): Логацкой Т.М. (для объявления кандидатам в депутаты муниципального собрания Хорошево-Мневники)

Сообщаю, что Ваше обращение по вопросу законности голосования в ГКБ № 67 сообщаю, что Хорошевской межрайонной прокуратурой г. Москвы организована проверка доводов, указанных в заявлении, в связи с чем проведение проверки поручено Председателю ТИК района Хорошево-Мневники Ищенко В.И.

Наше обращение было отдано в прокуратуру под подпись19 мая 2004 года. Ответ прокурор писал (судя по штемпелю на конверте) 47 дней вместо 30. Никакой проверки так и не было. Суд по нашему заявлению признал протокол УИК № 3201 (больница № 67 ) недействительным.

«Плач председателя ТИК Ищенко В.И. в суде»:

«Цифры могли не записать в число действительных бюллетеней досрочно проголосовавших. 159 + 23 они сбросили, но не записали. Ошибка УИК 2861 с 9-ой строки. Эта ошибка с 9-ой строки, где записано 160, а не 182. Это чисто математическая ошибка», - лист дела 365.

«№2823данные цифры надо рассматривать как механическую ошибку», - лист дела 372.

«2829техническая ошибка. Чисто техническая ошибка», - лист дела 372.

«2830 – типичная техническая ошибка», - лист дела 372.

«2832 - в графе 9 исправление», - лист дела 373.

«2853 - это не нарушение, а ошибка», - лист дела 373.

«2856расхождение на 10 бюллетеней. Тройка исправлена», - лист дела 373.

«2863типичная техническая ошибка», - лист дела 373.

«2832протокол исправлен на 1-ом листе, арифметическая ошибка. Подтверждаю, что техническая ошибка», - лист дела 395.

«2830та же ошибка о неучтенных досрочниках., техническая ошибка», - лист дела 396.

«2825на строке 7 исправление», - лист дела 396.

«2823расхождение времени составления у наблюдателей», - лист дела 396.

«2836время расходится на 10 минут», - лист дела 396.

«2846в строке 9 исправления. Техническая ошибка», - лист дела 396.

«2850расхождение во времени. Наблюдатель ушел, а потом, наверное, внесли через 15 минут изменения. Не сосчитали, а время учесть человеческий фактор», - лист дела 397.

«2853есть исправления в протоколе. Исправлена была неточность», - лист дела 397.

«2855это ошибка ТИК», - лист дела 397.

«2856 139 – 3 = 136, а написали 126, неправильно отняли, это ошибка», - лист дела 397.

«2861неправильно указано время», - лист дела 397.

«2863техническая ошибка. Не учли досрочно проголосовавших», - лист дела 397.

«Заявителями создан образ профессионала, но от ошибок никто не застрахован, что обусловлено человеческим фактором и подготовкой к выборам», - лист дела 402.

«У нас нет профессиональных комиссий, в основном это пожилые люди, которых мы просим поработать», - лист дела 402.

Что-то мы не заметили засилья аксакалов в рядах ТИК: один Рэм Васильевич Карпов - ветеран Великой Отечественной Войны – уважаемый нами и весьма здравомыслящий человек. В УИК председатели тоже не дряхлые маразматические старушки и старички, а в основном - директора школ, и члены комиссий - учителя и сотрудники ЖЭКов - отнюдь не слабоумные люди, не владеющие таблицей умножения и навыками сложения.

 

Несоответствия выводов в решении суда обстоятельствам дела

             Лист 2, абзац 3:

«Свидетель Рогачева Л.И. – наблюдатель от КПРФ при выявлении данных фактов не изъявляла своего желания ставить подписи на конвертах».

Рогачева Л.И. – не являлась наблюдателем от КПРФ, она член УИК № 2859 с правом решающего голоса. Рогачева Л.И. зашла в ТИК по своим личным делам в свое личное время и оказалась случайным свидетелем того, как девушка заполняла заявление по чужому паспорту на чужое имя (Давудова Романа Давудовича). Рогачева была в ТИКе 20-3- минут – лист дела 350. Наблюдателем Рогачева Л.И. не была, поэтому ставить свою подпись на конвертах не имела права, а как члену УИК № 2859 ей никто ставить подпись на конвертах не предлагал, поэтому утверждать, что она не изъявляла желания ставить подпись на конвертах, просто нельзя.

Кудакин Н.Н. – Севрюк Г.В.: «Присутствующие кандидаты имели право ставить подпись на конверте, предлагалось им?» - лист дела 362.  Севрюк Г.В.: «Нет, этого не было», - лист дела 362.

Лист 2, абзац 4:

«Свидетель Карпов Р.В., член комиссии в суде показал, что первоначально он ставил одну подпись и печать на конверте… ». Это утверждение не соответствует обстоятельствам дела, так как свидетель Карпов Р.В. в суде дважды подтвердил отсутствие печати: «…мне Севрюк объяснила, что я тоже должен подписать конверт», «печати у нас не было», «печати не было», - лист дела 351.

Лист 2, абзац 5:

«В судебном заседании Логацкая Т.М. подтвердила, что 7 мая 2004 года ею была пресечена попытка проголосовать по чужому паспорту, больше таких нарушений не было». Логацкой была пресечена попытка девушки проголосовать 7 мая 2004 года по чужому паспорту за Давудова Р.Д., и подтверждено, что именно в ее присутствии не было такого. Сомнения в том, что голосование по паспортам других граждан было, подтвердилось исследованием заявлений избирателей на досрочное голосование. Нами были обнаружены заявления, написанные одной рукой и в одной и той же участковой комиссии, и в разных УИК, что было предъявлено суду. Кудакин Н.Н.: «Комиссия 2845: одним почерком написаны заявления, непонятно, кто поставил эту подпись…. Нет списков досрочников, где были росписи», – лист дела 390.

Становится ясным, почему Севрюк Г.В. тратила на двоих избирателей 1,5 минуты (что совсем нереально). Если ей паспортные данные избирателей пачками в отсутствие наблюдателей подносили, к тому же она утверждает, что зачастую приходила раньше начала работы комиссии. «Прием с 10 – 19 час. без перерыва, я была и раньше», - лист дела 362.

Лист 2, абзац 6:

«Из представленного графика работы комиссии за май 2004 года следует, что при досрочном голосовании в ТИКе присутствовало ежедневно не менее двух членов комиссии». Табель – документ на зарплату, был предъявлен суду - лист дела 378. На табеле отсутствует дата, налицо материальный подлог, дата на документе должна быть обязательно. Мы утверждаем, что на рабочем месте не было 2-х членов комиссии, именно на приеме заявлений и выдаче бюллетеней, хотя в здании управы, где находится ТИК, они может быть и были: в орготделе, у Ибрагимова на совещании (Ищенко постоянно совещался с главой управы «Хорошево-Мневники»), в подвале (где хранятся бюллетени и другие материалы ТИК), в Московской городской комиссии, в коридоре, наконец. Подпись члена комиссии в списке о досрочном голосовании, подтверждающая выдачу бюллетеня избирателю, могла с точностью подтвердить, что этот член комиссии (или члены) был такого-то числа. Списки не представлены, утверждение, что два члена комиссии работали на досрочном голосовании, несостоятельно.

Лист 2 абзац 7:

Секретарь ТИК Севрюк Г.В. утверждает, что Карпов Р.В. принес газеты с рекламными заметками кандидатов 7 мая 2004 года, почитал их, положил на столы и ушел обедать. Газету «Районная мозаика» жителям (и Карпову в том числе) бесплатно разносят по почтовым ящикам квартир. В газете были рекламные заметки всех восьми членов «Единой России» и трех независимых кандидатов, а Карпов Рэм Васильевич – член КПРФ. Член ТИК Карпов Р.В. не мог принести газеты «Районная мозаика» в ТИК и положить их на столы, за которыми проходило досрочное голосование избирателей, так как находился вне города Москвы и по графику в этот день не должен был работать. Он работал 11 мая 2004 года. Где логика? Севрюк Г.В. дает неверные показания суду.

Лист 2, абзац 8:

Председатель УИК № 2848 Бычков В.А. признал, что нарушил закон, и сделана была не только запись «проголосовал досрочно», а избиратели расписывались в книге – основном списке избирателей и в нее вносились все паспортные данные избирателя. Суд обвинил кандидата Попову Л.П. в том, что она пыталась проголосовать досрочно еще раз. «Далее свидетель пояснил, что была попытка со стороны Поповой проголосовать досрочно… мы посмотрели, что она голосовала в ТИКе…» Бычков этого не утверждал. Он сказал: «Жена Попова через час пришла на участок, предоставила паспорт, мы открыли книгу, что она проголосовала в ТИКе, затем она предъявила удостоверение, что она кандидат. Она походила по участку, выразила мнение, что не так стоит щит, неправильно висит информация», - лист дела 366. Попова Л.П. предъявила паспорт, удостоверяющий ее личность, но никаких заявлений на досрочное голосование не писала, бланков не брала, с собой не приносила, бюллетеней не просила и желания голосовать досрочно не высказывала. Она пришла проверить, как кандидат в депутаты, ход досрочного голосования в УИК, так как ее муж Попов А.Л. рассказал ей о том, как проходит досрочное голосование. Списков досрочно проголосовавших как раз не было, ее проверяли по книге.

Лист 2, абзац 9:

«Судом обозревались подлинные заявления избирателей о досрочном голосовании».

Это были не ксерокопии, а подлинники заявлений, но утверждать, что это были подлинные заявления о досрочном голосовании на выборах 16 мая 2004 года, нельзя. Заявителями были обнаружены заявления на досрочное голосование датированные мартом месяцем 2004 года, не имеющие к выборам 16 мая 2004 года никакого отношения. В законе говорится, что заявление прилагается к списку (которого нет). Лист дела 390.

Лист 2, абзац 10:

Название документа «заявление» уже является определенной формой и подразумевает определенные реквизиты: фамилию, имя, отчество, адрес, дату, подпись. Так как активное избирательное право наступает с 18 лет, то, следовательно, и дату рождения. Причем, в подписных листах, к примеру, дата должна иметь число и месяц для тех, кому исполнилось восемнадцать лет в 2004 году.

Лист 3, абзац 2:

В решении суда указано, что «в списке избирателей УИК 3201 по досрочному голосованию указан неверный адрес…» В больнице № 67, УИК 3201 не проводилось досрочное голосование, оно проходило 16 мая 2004 года. В решении суд ссылается на неверный адрес, мы же утверждаем, что это «мертвые души», то есть несуществующие избиратели, которые вовсе не голосовали.

Лист 3, абзац 3:

«Со стороны заявителей не доказаны существенные нарушения проведения досрочного голосования…». Закон не предусматривает «существенных» или «несущественных» нарушений, а суд не является законотворческим органом.

Лист 3, абзац 4:

«Логацкая Т.М. … обращалась с заявлениями в МГИК, ТИК, прокуратуру… как следует из ответов, каких-либо нарушений выявлено не было». Ответы из МГИК и прокуратуры гласят, что нарушений не было, тем не менее, суд признает протокол УИК 3201 недействительным.

Лист 3, абзац 9:

«Свидетель Иванкова А.И. (УИК № 2859) в суде показала, что у члена комиссии Рогачевой были постоянные конфликты с комиссией». «В той обстановке, которую создает Рогачева, работать невозможно» - лист дела 370. В 2 часа ночи при составлении повторного протокола Рогачевой не было, никто не мешал, но члены комиссии допустили ошибки. При повторном подсчете члена ТИК не было, кандидатов в депутаты не оповестили, Рогачевой не дозвонились, 13 бюллетеней не хватает.

Лист 3, абзац 10,11, 12:

Судом не была назначена почерковедческая экспертиза, хотя стороной заявителей были представлены протоколы с другими подписями, также не были вызваны в суд лица, чьи подписи, как мы утверждаем, подделаны, для подтверждения подлинности своих подписей, столь различающихся на протоколах одной комиссии.

Лист 3, абзац 13:

Председатель ТИК Ищенко В.И. только и делал в суде, что произносил: «Цифры могли не записать в число действительных бюллетеней досрочно проголосовавших. 159 + 23 они сбросили, но не записали. Ошибка УИК 2861 с 9-ой строки. Эта ошибка с 9-ой строки, где записано 160, а не 182. Это чисто математическая ошибка», - лист дела 365.

«№2823данные цифры надо рассматривать как механическую ошибку», - лист дела 372.

«2829техническая ошибка. Чисто техническая ошибка», - лист дела 372.

«2830 – типичная техническая ошибка», - лист дела 372.

«2832 - в графе 9 исправление», - лист дела 373.

«2853 - это не нарушение, а ошибка», - лист дела 373.

«2856расхождение на 10 бюллетеней. Тройка исправлена», - лист дела 373.

«2863типичная техническая ошибка», - лист дела 373.

«2832протокол исправлен на 1-ом листе, арифметическая ошибка. Подтверждаю, что техническая ошибка», - лист дела 395.

«2830та же ошибка о неучтенных досрочниках., техническая ошибка», - лист дела 396.

«2825 – на строке 7 исправление», - лист дела 396.

«2823расхождение времени составления у наблюдателей», - лист дела 396.

«2836время расходится на 10 минут», - лист дела 396.

«2846в строке 9 исправления. Техническая ошибка», - лист дела 396.

«2850расхождение во времени. Наблюдатель ушел, а потом, наверное, внесли через 15 минут изменения. Не сосчитали, а время учесть человеческий фактор», - лист дела 397.

«2853есть исправления в протоколе. Исправлена была неточность», - лист дела 397.

«2855это ошибка ТИК», - лист дела 397.

«2856 139 – 3 = 136, а написали 126, неправильно отняли, это ошибка», - лист дела 397.

«2861 – неправильно указано время», - лист дела 397.

«2863техническая ошибка. Не учли досрочно проголосовавших», - лист дела 397.

Все эти признания суд считает неубедительными доводами.

Лист дела 4:

В решении суда не указана заявленная комиссия № 2829, ни в признании недействительным протокола, ни в отказе признать недействительным.

      

Татьяна Логацкая